"У меня нет иллюзий от переговоров с Ираном по сбитому Boeing": интервью с замглавы МИД Евгением Ениным

01 августа 06:18www.segodnya.uaПолитика

В Киеве, 29-30 июля, прошел первый раунд консультаций с Ираном по сбитому в январе в небе над Тегераном самолета МАУ рейса PS752. Долгое время официальный Тегеран затягивал старт переговоров с Киевом и другими странами, граждане которых погибли в этой ужасной авиакатастрофе. Не хотел Иран передавать на расшифровку и бортовые самописцы, пока в июле, наконец, их отправили в Париж на независимую экспертизу.

Напомним, что в авиакатастрофе украинского Boeing рейса PS572 погибли 167 пассажиров и девять членов экипажа: 11 граждан Украины (среди них 9 членов экипажа), 82 гражданина Ирана, 63 – Канады, 10 – Швеции, 4 – Афганистана, по 3 – Германии и Великобритании. На четвертый день после трагедии, 11 января, Тегеран (Корпус стражей исламской революции) официально признал, что случайно сбил украинский Boeing. До этого Иран отрицал свою причастность, хотя Канада, Великобритания и Австралия давали четкие месседжи, что самолет был сбит иранской ракетой "земля-воздух".

По словам заместителя министра иностранных дел Украины Евгения Енина, который непосредственно участвует в переговорах с иранской стороной, до января 2021 года Иран должен предоставить промежуточный отчет результатов технического расследования. Однако в МИД не скрывают, что готовы идти и в Международный суд. В интервью сайту "Сегодня" Евгений Енин рассказал, когда может состояться следующий раунд переговоров с Ираном, о каких компенсациях идет речь и чего Украина требует от Тегерана.

- Расскажите, чем завершился первый раунд переговоров с Ираном по компенсациям за сбитый пассажирский самолет МАУ рейса PS752 над Тегераном?

- Прежде всего этот раунд, наконец, состоялся. Хотел бы напомнить, что мы призывали иранскую сторону к переговорам с самых первых дней после того, как произошла катастрофа. Это было начало января этого года. Мы четыре раза направляли дипломатическими нотами предложения начать переговоры. И только сейчас иранская сторона на них согласилась. Само по себе это уже является очень хорошим знаком.

Мы начали переговоры на базе двух международных конвенций, членами которых являются, как иранская сторона, так и Украина. В частности, речь идет о Чикагской и Монреальской конвенциях. Кроме того, частью наших переговоров было также применение Соглашения о международно-правовой помощи по уголовным делам между двумя государствами. Мы очень долго говорили и задавали наши вопросы. Нас очень волнует, что на самом деле произошло той ужасной ночью над Тегераном. К тому моменту, пока у нас не будет всей правды, всей объективной картины, пока мы не увидим, что иранская сторона провела объективное, беспристрастное техническое расследование, которое позволит выработать меры по усилению безопасности полетов гражданской авиации во всем мире, а не только в Иране, с тем, чтобы ни в одной другой точке мира любой другой человек не смог так же сбить самолет с помощью систем противовоздушной обороны. Иранская сторона обещала обеспечить его проведение.

Кроме того, мы говорили о привлечении виновных к ответственности, от первого человека, который нажал на кнопку, до тех людей, которые были ответственны за организацию системы безопасности, тех людей, которые отвечали за координацию взаимодействия гражданского и военного секторов. Напомню, что иранская сторона буквально за несколько часов до вылета нашего самолета ввела повышенное состояние противовоздушной безопасности. Это значит, что все меры безопасности становятся намного жестче и места для ошибок становится все меньше и меньше.

- Уже сам факт проведения таких переговоров в Киеве можно считать большим прорывом. Почему до сих пор Иран тянул с переговорами?

- Мы бы не хотели углубляться в причины того, что было. Я настроен смотреть в будущее. У меня нет никаких иллюзий или завышенных оценок от результатов вчерашних (30 июля – Авт.) переговоров. Мы начали говорить – это уже хорошо. Мы четко обозначили иранской стороне свои требования. Напомню – это: а) обеспечение объективного и прозрачного расследования; б) принятие международно-правовой ответственности иранской стороной за сбитие украинского самолета; в) предоставление гарантий неповторения подобных инцидентов в будущем; г) обеспечение достойного уровня компенсаций, как родственникам погибших, так и авиакомпании МАУ, и государству Украина. Мы все это вчера очень подробно довели до иранской стороны. Должен признать, что иранская сторона достойно вела себя и подтвердила свою готовность четко следовать всем обязательствам, взятых ею в рамках соответствующих международных конвенций. Мы запланировали продолжение нашего переговорного процесса там, где мы будем говорить обо всех этих вещах, которые я только что упомянул, более глубоко. Еще раз подчеркиваю, что к тому моменту, пока мы не будем знать всей правды, всей объективной картины, которая случилась в ту ужасную ночь, говорить о конкретном размере компенсаций пока выглядит несколько рано.

Реклама

- На консультациях Украина представляла интересы всех стран, граждане которых погибли в катастрофе. Почему не было представителей других стран?

- Хотел бы сказать, что вчера состоялись двусторонние переговоры с иранской стороной. Нам есть, о чем поговорить с ними. Кроме того, согласно тем договоренностям, которые мы имеем с другими пострадавшими государствами, мы представляли эту группу в качестве спикера. Представители всех этих государств вчера присоединились к нам в формате телеконференции и отдельную сессию мы посвятили именно согласованию нашего диалога в многостороннем формате.

- Когда состоятся следующие раунды переговоров с Ираном и где? Снова в Киеве? Будут ли участвовать представители других стран, граждане которых погибли в катастрофе?

- Во-первых, мы активно работаем и координируем нашу позицию с другими пострадавшими государствами. Мы поставили иранской стороне целый ряд вопросов. Как только иранская сторона будет готова предоставить нам эту информацию, она просигнализирует и мы, я надеюсь, достаточно быстро и оперативно согласуем следующую дату и место переговоров.

- Вы уже сказали, но я еще раз уточню. Речь идет о компенсации не только семьям погибших, но и авиакомпании?

- В качестве экспертов в состав украинской делегации мы включили представителей МАУ, которые тоже имели возможность заявить о своей позиции. Иранская сторона подтвердила свою готовность компенсировать ущерб, в том числе и авиакомпании.

- Указала ли иранская сторона время, за которое должно закончиться расследование? Устанавливает ли такой дедлайн международное право?

- Международное право содержит требование о том, что если то или иное государство, которое проводит техническое расследование, не успело завершить его в течение календарного года, оно обязано сделать промежуточный отчет. Хотел бы напомнить, что в случае с катастрофой рейса MH17, техническое расследование длилось почти полтора года.

- То есть, в январе следующего года должен быть промежуточный отчет?

- Да, безусловно.

- В каком случае мы будем обращаться в Международный суд? Речь идет об одном иске от Украины или о коллективном от всех стран, граждане которых погибли в катастрофе?

- На сегодняшний день мы полностью ориентированы на проведение двусторонних переговоров. К тому моменту, пока мы будем чувствовать, что можем достичь урегулирования с помощью двусторонних механизмов, мы будем это делать. А время покажет. Именно такую ​​последовательность устанавливает международное право.

Напомним, долгое время Иран не передавал "черные ящики" на расшифровку и тянул с началом переговоров со странами, граждане которых погибли в авиакатастрофе: