Чем рискует Украина, если введет санкции против Беларуси

16 сентября 04:54politics.segodnya.uaПолитика

Пока президент Беларуси Александр Лукашенко договаривался в Сочи с президентом России Владимиром Путиным о предоставлении Москвой Минску полуторамиллиардного кредита, много западнее активно шли другие переговоры. Лидеры европейских стран обсуждали между собой и Вашингтоном список санкций, которые Запад готов ввести против режима Лукашенко. Судя по заявлениям официальных лиц, вопрос – что, против кого и когда вводить – практически согласован.

Дело за малым – устранить некоторые преграды, озвучить решение. После чего виновные в фальсификации выборов и разгонах мирных демонстраций окажутся под санкциями. А Украина – перед сложным выбором: поддерживать согласованное решение наших западных союзников, рискуя окончательно испортить взаимоотношения с Минском. Или же задекларировать какую-то особую позицию, учитывая национальные интересы и риски, которые способно вызвать безоговорочное присоединение к западным санкциям. Принимать окончательное решение придется в ближайшее время.

Кто инициировал санкции

О намерении вести санкции по итогам выборов и последующих событий в Беларуси в Евросоюзе заговорили почти сразу после первой жестокой реакции белорусских властей на народные протесты. "Застрельщиками" инициативы стали ближайшие европейские соседи Беларуси, в частности Литва. Уже 11 августа – через два дня после выборов и на следующий день после разгона и ареста демонстрантов – лидеры литовских консерваторов Габриэлюс Ландсбергис и Ингрида Шимоните направили письмо к руководству Европейской народной партии с призывом ввести санкции против руководства Беларуси. Президент Литвы Гитанас Науседа в свою очередь также заявил, что по вопросу санкций Европа должна говорить "со всей серьезностью".

Дальнейшие события в Беларуси, по сути не оставили европейским лидерам выбора: не начни они как минимум обсуждать вопрос санкций, народ бы их не понял. Уже к двадцатым числам августа по итогам саммита была изложена позиция ЕС: санкции будут, необходимо лишь пройти ряд процедур. Но здесь европейцев ждал сюрприз: Кипр наотрез отказался поддерживать решение, если ЕС не поддержит его в "нефтяном" противостоянии с Турцией. В итоге на сегодняшний день решение так и не принято. По заявлениям представителей ЕС, ожидается, что вопрос будет обсуждаться на встрече глав МИД ЕС 21 сентября.

Тем временем, по информации из США, Брюссель и Вашингтон завершают согласование формата и списка санкций. На данный момент предполагается введение персональных санкций против лиц, причастных к фальсификации и разгонам. Продолжаются дискуссии, вводить ли санкции персонально против Лукашенко. Что касается экономических мер, то пока о них речь не идет, но в будущем, в зависимости от ситуации в Беларуси этот вопрос может быть поставлен. В любом случае, если санкционные меры будут введены, то это будет консолидированная позиция ЕС и США. Разумеется, ожидается, что к санкциям присоединятся союзники Вашингтона и Брюсселя. К которым принадлежит и Украина.

Чем рискует Украина

Киев уже продемонстрировал в определенной мере синхронность действий с Западом. Еще 10 августа министры иностранных дел Украины, Польши и Литвы (Люблинский треугольник) выступили с совместным заявлением, в котором потребовали от белорусских властей прекратить насилие по отношению к митингующим и предложили посредничество в диалоге с оппозицией. Позже Украина присоединилась к декларации ЕС относительно выборов Беларуси, в которой указывается, что эти выборы не были свободными и справедливыми.

В то же время официальные лица нашего государства избегали резких высказываний по отношению к действиям белорусских властей. Так, президент Владимир Зеленский довольно дипломатично прокомментировал действия белорусского коллеги, отметив лишь в одном из интервью, что на месте Лукашенко он бы объявил повторные выборы.

Несколько более жесткой оказалась реакция Верховной Рады Украины. В утвержденном во вторник, 15 сентября, заявлении парламентарии подтвердили, что присоединяются к оценкам Европейского Союза относительно не демократического характера президентских выборов в Беларуси. И поддерживают введение санкций в отношении ответственных за фальсификации результатов выборов и применения насилия против протестующих. Тем не менее, общий тон заявления все же был не настолько резок, как ожидалось. Примечательно, что 100% голосов за проект заявления не дала ни одна фракция или группа.

Такая дуальная и несколько размытая позиция Украины вполне объяснима: с одной стороны, Киев не может не реагировать на события в соседнем государстве. С другой – серьезное ухудшение взаимоотношений с Минском будет означать риск минимум получить проблемы с поставками белорусского топлива. А в худшем (и совсем не таком уж маловероятном) случае – российские войска на северных границах Украины.

Именно потому вопрос – стоит ли Киеву присоединятся к санкционным мерам Запада против белорусского руководства – не так прост, как кажется. Сайт "Сегодня" расспросил экспертов, как официальному Киеву лучше всего разрешить сложную дилемму с санкциями.

"Нужно думать"

Игар Тышкевич, эксперт программы "Международная и внутренняя политика" аналитического центра "Украинский институт будущего":

"Вопрос в приоритетах государства. Если на сегодня для Украины более важно сотрудничество с ЕС. Если ухудшение взаимоотношений с Беларусью будет компенсировано Европой. Либо же если введение санкций критически не повлияет на взаимоотношения между Минском и Киевом, все это – один случай. Если же все с точностью до наоборот, то над вопросом вводить санкции, или нет, нужно думать.

Второй момент: любые санкции должны подразумевать и режим выхода. То есть при каких условиях они могут быть отменены. А для этого нужно выписать эти условия. Государства, которые вводят санкции, как правило такие условия выписывают. Возникает вопрос: если Украина введет санкции, выпишет ли она эти условия самостоятельно, либо же будет полностью следовать в фарватере Запада? Объявляла ли Украина о своих собственных условиях?

Третий момент: в ЕС вопрос санкций принимается консенсусом. Очевидно, что каждое из государств имеет какие-то свои интересы. В процессе достижения консенсуса оно этими интересами поступается. То есть санкции водятся на пересечении общего интереса всех членов ЕС и при условии, что нет критической угрозы национальным интересам любого из государств ЕС. Потому что в таком случае консенсуса не будет и санкций не будет. Отсюда еще один вопрос: Украина принимает участие в этом диалоге? Она является участником консенсуса? Если нет, то решение должно приниматься, исходя из собственных интересов Украины".

"В Брюсселе отнесутся с пониманием"

Владимир Фесенко, политолог, глава Центра прикладных политических исследований "Пента":

"Украине с одной стороны нельзя входить в жесткий конфликт с Беларусью. Нельзя допустить, чтобы наша северная граница стала зоной риска, чтобы там появились российские войска. Потому в отношениях с Беларусью нужно сохранять гибкость. Точно вряд ли стоить вводить санкции персонально против Александра Лукашенко. Возможно, мы посчитаем нужным ввести некий свой собственный список персональных санкций, – отличный от европейского. У нас, кстати, никогда не было полного совпадения с Европой санкционного режима. Но я не исключаю, что Украина может и воздержаться от введения персональных санкций.

Сложно сказать, как Лукашенко воспримет санкции со стороны Украины. Он сейчас очень расбалансирован, возбужден. И даже если это будут минимальные санкции против кого-то из его окружения, он может воспринять это как выпад лично против себя. Потому повторюсь: не исключаю, что Украина ограничится мерами дипломатического сдерживания – то есть заявлениями и так далее. Тем более Украине не выгодно использовать режим экономических санкций.

Я думаю, в Брюсселе отнесутся с пониманием к особой позиции Украины. Полагаю, наши дипломаты смогут пояснить европейцам, почему мы не можем себе позволить аналогично реагировать на белорусский кризис".

"Точка невозврата уже пройдена"

Алексей Кущ, экономический обозреватель:

"Запад готовится вводить персональные санкции. Но дело в том, что для режима Лукашенко персональные санкции ничего не значат. Такие санкции могли бы возыметь эффект в такой стране как Украина. И даже в такой стране как Россия. Поскольку и там, и там политические и экономические элиты в той или иной мере имеют влияние на принятие решений. В Беларуси совсем другая модель экономики – государственный капитализм. Ключевые решения остаются за Лукашенко и может быть узким кругом приближенных. Никаких счетов у них на Западе, я более чем уверен, нет, деньги они держат совсем в других местах – Китае, в арабских банках. Потому эти санкции не будут иметь для них никакого значения.

С другой стороны, введение Украиной таких санкций полностью сжигает мосты взаимоотношений Киева с режимом Лукашенко. Те вопросы, которые решались в телефонном режиме, решаться больше не будут.

Экономические санкции Европа, полагаю, не введет. Такие санкции водятся не тогда, когда хотят наказать политические элиты. А когда хотят наказать народ, избравший такие элиты. Вот сейчас российский народ отвечает за агрессивную политику Путина, потому что он, народ, Путина избрал. Но когда в Европе говорят: "белорусский народ Лукашенко не избирал", "Лукашенко на этих выборах не победил", вводить экономические санкции было бы алогичным.

Но все же, если гипотетически представить ситуацию, что Европа введет экономические санкции, Украине никак нельзя будет к ним присоединяться. У нас две трети импорта из Беларуси – продукты нефтепереработки. Но, конечно, если мы хотим получать дизельное топливо для нашей армии и для наших аграриев по более высокой цене – тогда, конечно, вопрос снимается, санкции можно вводить.

В целом убытки от разрыва взаимоотношений с Баларусью будут исчисляться десятками миллиардов долларов. Речь как о прямых, так и о косвенных убытках. В первую очередь я имею ввиду утрату Украиной текущего геополитического положения, которое и так обесценилось после 2014 года.

Конечно, взаимоотношения между Киевом и Минском за последний месяц испорчены. Я считаю, что точка невозврата уже пройдена. С другой стороны, какие-то минимальные надежды на то, чтобы Украина сохранила какие-то более-менее дружественные отношения с Беларусью, есть. По крайней мере, я очень внимательно слежу за риторикой Лукашенко, и мне кажется, он оставляет возможность для маневра – в первую очередь для себя – стараясь не испортить отношения с Украиной окончательно".