Жан-Люк Годар: девять фактов о режиссере, изменившем кинематограф

13 сентября 15:38BBC Russian - Главная

Франко-швейцарский режиссер прославился в конце 1950-х годов в качестве одной из основных фигур французской "Новой волны".

Карьера Годара продолжалась более полувека, на его счету десятки фильмов. Вот, что нужно знать о культовом режиссере.

Девушка, Патриция, в отношениях с мелким преступником Мишелем, который вынужден скрываться, потому что застрелил полицейского. Патриция предает Мишеля - и полиция убивает его на улице.

"На последнем дыхании" по сюжету похож на криминальную драму, но как и во многих других работах Годара, сюжет здесь только предлог для режиссера, чья истинная цель - показать разные стороны культуры, экспериментировать с образом и изучать природу самого кино.

С выхода фильма прошло 60 лет, но и сегодня его энергия поражает. "На последнем дыхании" по праву считается киноклассикой.

Одним из самых радикальных приемов, которые Годар применил в прославившем его фильме, был так называемый джамп-кат.

До и после дебюта Годара режиссеры стремились к плавному монтажу, который создавал иллюзию хронологического единства. Внутрикадровый монтаж Годара создавал ощущение "скачка" вперед во времени.

Такой монтаж раздражал, чего Годар безусловно и хотел добиться. Однако он привлекал внимание зрителя. Многие считали, что он отражает настроение Мишеля, которому скучно, и заставляет публику задуматься о природе кино.

Фильм "На последнем дыхании" снимался вне студии, на ручные камеры, а Годар писал сценарий каждый день, давая реплики актерам прямо на площадке.

Это тоже было новым приемом: крупные киностудии полагались на заранее написанные и утвержденные сценарии, большие съемочные группы и детальную раскадровку.

Режиссер часто им пользовался, что приводило в исступление актеров, приезжавших на площадку, не зная, какими будут их реплики.

Годар и его коллеги по "Новой волне" верили в авторское видение в кино - а сочинение фильма буквально во время съемок давало автору наибольшую степень контроля над процессом.

До того как стать режиссером, Годар постоянно смотрел кино - часто он по нескольку раз за день пересматривал один и тот же фильм в клубах, которые посещал вместе с другими будущими деятелями "Новой волны".

Как и многие другие фигуры своего времени, он начинал как критик - и даже ведя кинематограф в будущее, он не мог не оглядываться на прошлое.

Одного фильма "На последнем дыхании" хватило бы, чтобы обеспечить Годару место в истории, но он показал себя весьма плодовитым режиссером. В базе данных IMDB упоминается более 100 его работ, в том числе короткометражные и документальные фильмы, сериалы и более 40 полнометражных лент.

Это такие фильмы, как "Женщина есть женщина", который он сам называл "неореалистическим мюзиклюм", вышедшая в 1965 году научно-фантастическая антиутопия "Альфавилль", драма 1967 года "Уикенд", где сжигают английскую поэтессу Эмили Бронте.

После "Уикенда" Годар ударился в политический радикализм и снял ряд картин на тему марксизма, кульминацией которого считается "Все в порядке" 1972 года.

В последующие десятилетия карьеры Годар перекладывал на современный лад библейскую историю непорочного зачатия ("Приветствую тебя, Мария"), вызвав критику со стороны папы Иоанна Павла II, неудачно пытался нанять актером Ричарда Никсона ("Король Лир", 1987 год) и снял свою личную, эпическую "Историю французского кино".

Годар был коммерчески успешным режиссером, но его последние фильмы, несмотря на неизменные дифирамбы критиков, часто выпускались в ограниченный прокат.

Годар не только любил кино, но и обожал читать, и само количество отсылок в его фильмах может ошеломлять. Фильм "Прощай речь" за свои 70 с небольшим минут ссылается на работы и художника-абстракциониста Николу де Сталя, и американского писателя-модерниста Уильяма Фолкнера, и математика Лорана Шварца.

В фильме виден след и другого автора, оказавшего на Годара сильное влияние, - немецкого драматурга Бертольда Брехта.

Брехт считал, что его аудитория должна оставаться в критическом контакте с его творчеством, и поэтому прибегал к ряду методов, целью которых было встревожить зрителей и напомнить им, что перед ними - нечто искусственное.

Годар прибегает к брехтовским приемам в нескольких своих фильмах. Например, в "Китаянке" 1967 года этому служат титры, слом актерами "четвертой стены" и кадры с "хлопушкой", которые Годар оставил в начале сцен.

В "Презрении" 1963 года Мишель Пикколи играет французского драматурга, которому поручают сделать киноадаптацию романа Джеймса Джойса "Улисс".

Фильм рассматривает противоречия между коммерцией и творчеством и показывает распадающийся брак, основанный на отношениях Годара с актрисой Анной Кариной, звездой многих его фильмов.

Персонажи фильмов Годара часто говорили словами, которые мог бы сказать он сам, а в позднейших фильмах он начал сам появляться в кадре.

В 1995 году Годар снял автобиографическую ленту "ЖЛГ - Декабрьский автопортрет", а в "Книге образов" 2018 года он сам читает закадровый текст.

Однажды Годар, разозленный неудачным по его мнению перемонтажем документального фильма "Сочувствие дьяволу" (1968) о группе "Роллинг Стоунз", ударил по лицу продюсера Иэна Куоррира на показе в Лондоне.

В 1973 году Годар написал Трюффо письмо с критикой его последнего фильма "День за ночью". Годар попросил денег, чтобы снять фильм-ответ. Трюффо был в ярости, и в ответном письме заявил, что Годар ведет себя "как дерьмо", и перечислил все его проступки за годы знакомства.

Но отношения с людьми были важной частью карьеры Годара. Его ранние фильмы были бы совсем другими без Анны Карины и Энн Вяземски, как и Жана-Поля Бельмондо, игравшего героев, через которых Годар проецировал себя в фильм.

"Новые волны" после Годара случились в кинематографе многих стран. Американская "Новая волна" дала нам такие фильмы, как "Бонни и Клайд", "Китайский квартал" и "Челюсти".

Американский режиссер Квентин Тарантино назвал свою студию A Band Apart. Это отсылка к фильму Годара 1963 года "Посторонние" (Bande à part ). Итальянский режиссер Бернардо Бертолуччи включил оммаж Годару в свой фильм "Мечтатели".

Влияние Годара можно увидеть и в творчестве иранского режиссера Аббаса Киаростами с его смешением документального и художественного, и в провокационных работах датчанина Ларса фон Триера.

John Dou