Запад боится усиления Германии за счет «Северного потока — 2»

31 августа 19:14RSS feed nk.org.ua

На следующий день после прощального визита в Москву, где она встретилась с российским президентом Владимиром Путиным, в пятницу 20 августа, Ангела Меркель предложила в качестве своего преемника Армина Лашета, который вот уже полгода возглавляет ее Христианско-демократический союз и не является противником России. Тем самым она дала повод для спекуляций моралистам, которые в штыки восприняли ее визит в Кремль, где за закрытыми дверями она провела с российским лидером не два часа, как было запланировано, а три и называла своего оппонента «дорогим Владимиром». Пользуясь случаем, она также поздоровалась с главой российского МИДа Сергеем Лавровым на русском языке. Во время совместной пресс-конференции с Путиным она все-таки с ритуальной критикой прокомментировала три важные для России темы: Навальный, Крым, Белоруссия. Однако главное, что двое лидеров пришли к согласию в самом важном вопросе о «Северном потоке — 2». По мнению экспертов, экономическое и прежде всего, энергетическое сотрудничество значилось главным пунктом повестки. Разумеется, канцлер Меркель не упустила возможности и на этот раз возложить венок на могилу Неизвестного солдата в Александровском саду, тем самым дополнительно разозлив сторонников ревизии истории. Но она родилась и выросла в Восточной Германии и поэтому очень хорошо знает, кто освободил ее родину от нацизма.

Преимущества газопровода «Северный поток — 2»

22 августа канцлер находилась в Киеве, где пыталась вразумить украинского президента Владимира Зеленского и объяснить ему, что его «крестовый поход против газопровода» вредит не только Москве, но и Берлину, для которого этот проект максимально выгоден. В тот же день пришла новость о том, что российский корабль «Фортуна», который прокладывает трубы для «Северного потока —2», покинул датские и вошел в немецкие воды. Таким образом, теперь период до окончания работ измеряется не годами и месяцами, а днями (Путин сказал о 15 днях). Если американскому президенту Джо Байдену не удалось надавить на Меркель и Путина, чтобы они отказались от строительства газопровода, который гарантирует их странам экономическое процветание, то разве можно ожидать, что это удастся какому-то украинскому лидеру? Противникам российско-немецкого сближения остается только надеяться на главную соперницу Лашета на предстоящих выборах в Бундестаг 26 сентября. Речь о главе популярной партии «Зеленых» Анналене Бербок, которая в свое время говорила о том, что «Северный поток — 2» — это не только экономический проект, и даже призывала Германию отказаться от него.

И все-таки даже если Бербок станет новым канцлером (а для этого необходимо стечение ряда обстоятельств), к тому моменту строительство газопровода уже будет завершено, и возможно, его уже даже введут в эксплуатацию. Судя по всему, единственная тема, которую еще можно будет обсуждать, — это объемы газа, который русским позволят экспортировать по этому газопроводу на территорию Европейского Союза. Вот реальные «пять минут славы» для всех противников «Северного потока — 2» и их лоббистов, учитывая, что подобные течения сильны в Брюсселе, Берлине и других европейских центрах. Однако им придется немало помучиться, чтобы объяснить гражданам и предпринимателям Германии, а также всех остальных государств, получающих газ из этого источника, почему энергоносителя будет недоставать, если уже существует завершенная транспортная трасса, в которую вложены миллиарды евро. Также придется объяснить, почему кто-то в Берлине, Мюнхене и Вене больше заботится об интересах власти в Киеве, чем о своих собственных.

Поэтому нам только предстоит узнать, к каким именно аргументам прибегнут эти лоббисты в борьбе с несомненными фактами. А факты говорят о том, что газопровод «Северный поток — 2» на две тысячи километров короче украинского транзита. Уже поэтому он минимум в два раза более предпочтителен, чем «киевский конкурент», учитывая, что транзит энергоносителей оплачивается по километрам. Не менее важно и то, что новый газопровод построен в соответствии с самыми строгими современными экологическими стандартами Европейского Союза, чего не скажешь об украинском газопроводе, который открылся в 1967 году в разгар холодной войны, когда вопросами защиты окружающей среды едва ли придавали какое-то значение, а Анналены Бербок еще и на свете не было. Тогда как же лидер «Зеленых», да еще в Германии, может поддерживать такой антиэкологичный проект, как украинский газопровод, если даже в Киеве не знают точно, сколько миллиардов кубометров газа ежегодно утекает через все его трещины? Эти «утечки» на протяжении многих лет оставались главной темой споров с Москвой, так как украинцы утверждали, что не крадут газ. Просто из-за устаревшей инфраструктуры он, мол, исчезает в дырах.

Киев — балласт Запада

Теперь власти в Киеве, судя по всему, сменили риторику, учитывая, что «немецкий друг» вырвал у них из рук около пяти миллиардов годового дохода от транзита плюс статус «главного шантажиста» Москвы. Кому они после этого будут нужны? Неспособные защитить Крым, Донбасс и справиться с преступностью и коррупцией или возродить разрушенную экономику в случае прекращения транзита они станут для Запада практически ненужным балластом, из которого больше не извлечь никакой пользы. А какая судьба ждет «балласт Запада», мы видели на недавних трагичных кадрах из Афганистана, где те, кто годами верно выполняли его задачи, смогли только уцепиться за хвост самолета. Так они понимают, что американцы, пожалуй, лишь в Голливуде могут все, но научить их летать они не могут. Да и Супермен не прилетит их спасти. Об этом стоит задуматься современному Киеву, где не скрывают огорчения после вашингтонской встречи Меркель и Байдена в июле. Тогда глава Белого дома практически согласился со строительством «Северного потока — 2», хотя канцлер обещала, что Германия будет «отстаивать» продление транзитного соглашения о газе между Россией и Украиной еще на десять лет после 2024 года, когда истекает нынешний договор.

Путин не упустил возможности попросить Меркель повлиять на украинскую сторону, чтобы та выполняла свои обязательства по Донбассу, подписанные в 2015 году в Минске, но и сам отметил, что шансов на то мало. «Создается впечатление, что руководство этой страны в принципе отказалось от мирного решения ситуации», выбрав путь неоднозначного «закона о переходном периоде». В нем Россия объявлена агрессором и оккупантом, а также заявлены меры для «деоккупации» и наказания участников конфликта. Предстоящее принятие этого закона в Верховной Раде означает односторонний выход Украины из минского мирного процесса, как заявил российский лидер. Не нужно особой догадливости, чтобы понять, что за этим может последовать.

Учитывая, насколько тема «Северного потока — 2» щекотлива для немецкой общественности, не только Меркель, но и умеренный Лашет вынуждены грозить России санкциями и даже закрытием этого проекта, если Москва будет пользоваться им как «политическим оружием» против Киева. В присутствии канцлера Путин повторил, что у России нет таких планов и что она не отказывалась и не отказывается от украинского транзита. Но о деталях, по его словам, можно будет говорить только после переговоров с конкретными европейскими покупателями. «Мы готовы продолжить после 2024 года транзит через территорию Украины, но мы должны понимать, на какой срок и в каких объемах. Поэтому нам нужен ответ, в том числе от наших европейских партнеров, сколько они готовы у нас купить. Это очевидные вещи. Мы не можем подписать транзитный договор, если у нас нет договоров о снабжении наших потребителей в Европе», — объяснил президент России то, что кое-кому на Западе «не очевидно».

Опасения в связи с усилением Берлина

Стоит также подчеркнул, что «Северный поток — 2» — немецкий газопровод, в котором эта страна максимально заинтересована, несмотря на то, что Меркель уверяет, что это «общеевропейский проект». Конечно, в каком-то смысле так оно и есть, поскольку европейские компании участвуют в строительстве, а газ из «Северного потока — 2» будет получать большая часть Европы. Так Германия не только заберет все транзитные доходы у Украины, что для Берлина менее важный, хотя и существенный момент, но и превратится в газовый хаб для всего континента. Это позволит Германии полностью газифицировать всю страну, обеспечить все категории потребителей, что принесет огромный экономический эффект. Кроме того, Германия станет гарантом энергетической безопасности в Европе, что даст ей огромную политическую власть и позволит ей проводить намного более самостоятельную политику, менее зависимую от ее главных западных союзников. Поэтому ясно, что за откровенной критикой в адрес Москвы, которая за 55 лет ни разу не злоупотребила своим статусом поставщика, кроется немалое беспокойство о том, как Берлин будет вести себя, став «абсолютным хозяином европейского газа». Этот сценарий заставляет беспокоиться многих представителей Запада. Но пока все сомнения и критика обрушиваются исключительно на российского президента. В этом суть всего дела и подоплека прощального визита Меркель, которой Путин, вручая большой букет роз, все же сказал, что в Москве она останется дорогим гостем.

John Dou