«Встань и иди» – кредо Элины Быстрицкой

05 апреля 04:54NK

Когда началась Великая Отечественная, Элине было 13 лет, когда война закончилась – 17. То обстоятельство, что будущая актриса ещё подростком пережила войну и работала в военном госпитале, оказало колоссальное влияние на становление её личности. Эти годы закалили девочку, придав её характеру бескомпромиссность, жёсткость и поразительную несгибаемость.

«Из бедности, из коммуналки, из войны»

О своём детстве Быстрицкая рассказывала в книге воспоминаний «Встречи под звездой надежды»: «Я родилась [4 апреля] в 1928 году в Киеве. Мама работала в школе [по другим данным – в больнице], отец – военный врач, постоянно разъезжал по воинским гарнизонам». Большая семья жила в бабушкиной «двушке»: в каждой из двух комнаток – по три человека. «На вопрос, откуда я родом, я могла бы ответить: из бедности, из коммуналки, из войны, – писала актриса. – Никто эту бедность не ощущал – мы свято веровали, что это и есть счастливая жизнь, а завтрашняя жизнь вообще будет замечательной».

Четырёхлетняя Элина и её родители

В детстве Эла походила на мальчишку-сорванца: отчаянно дралась, стреляла из рогатки, даже уговорила отца научить её играть на бильярде.

Накануне войны Быстрицкому предложили назначение в провинциальный Нежин. Он согласился: там обещали отдельную квартиру. Семья переехала. Уже через неделю после начала войны Элина отправилась в передвижной госпиталь, где служил её отец, -- он размещался в здании Нежинского пединститута. «Я тоже хотела защищать Родину», – поясняет актриса. На проходной её не пропустили, и девочка, завернув за угол ограды, попросту перелезла через неё, нашла в штабе госпиталя комиссара и прямолинейно заявила – хочу помогать фронту. Комиссар вынес решение:

– Будешь разносить раненым почту, писать письма под диктовку, читать газеты…

Здание Нежинского пединститута, где размещался передвижной госпиталь

Однако очень скоро, в связи с отступлением РККА, госпиталь пришлось перебрасывать на восток. Сотрудники ехали через Сумы и Харьков, позднее оказались в Уральске, затем в Астрахани, Актюбинске. Когда в 1942-м госпиталь направили под Сталинград, где шли жесточайшие бои, отец ушёл на фронт добровольцем. После освобождения Сталино (Донецка) госпиталь вновь оказался на украинской земле. Элина Аврамовна вспоминала, что в городе, пережившем двухгодичную немецкую оккупацию, было громадное количество незахороненных трупов, сброшенных в шурфы шахт; Донецк насквозь пропитался страшным запахом смерти.

В то время Элина болела, но отлёживаться долго не могла: не хватало лаборанток, а она к тому моменту окончила сестринские курсы. «Когда приходили вагоны или машины с ранеными, на приёмку выходили все, – рассказывала актриса. – Я тоже выходила… Как мне удавалось с напарницей поднимать носилки с ранеными, сейчас представить просто не могу».

Элина Быстрицкая рассказывает историю фельдшера, с которой ей довелось работать в госпитале

В ноябре 1944-го Эсфирь Исааковна с дочерьми Элиной и Соней вернулась в Нежин. Отец по-прежнему был на фронте. Эла окончила фельдшерско-акушерскую школу – родители очень хотели, чтобы её будущее было связано с медициной. Но у Быстрицкой была своя мечта – стать актрисой. В 1948-м её чаяния, наконец, сбылись: преодолев сопротивление родителей, Элина поступила на актёрский факультет Киевского института театрального искусства им. Карпенко-Карого.

Суровость и неприступность

Стипендия была скудной, и Быстрицкая постоянно старалась подработать. Однажды ей удалось устроиться ассистенткой в труппу прославленного иллюзиониста Эмиля Кио, приехавшего в Киев на гастроли: Элина взлетала под самый купол цирка в «китайском фонаре» – при том, что панически боялась высоты. Но нужно было удержаться у Кио: требовались деньги на питание, хотелось приодеться («...у меня были две-три блузки, сарафан и много бантиков», – вспоминает актриса).

Быстрицкая в юности

В институте её считали красавицей, и многие безуспешно пытались за ней ухаживать. Однако Элина не любила кокетничать, не испытывала тяги к легковесному флирту. Журналист и писатель Фёдор Раззаков в своей книге «Досье на звёзд» так объясняет её суровость, замкнутость и неприступность: «Получив довольно строгое воспитание, Быстрицкая не позволяла себе тех вольностей, на которые были способны её более раскрепощённые подруги. В свои 20 лет уже многое успела повидать и пережить — тяжёлые будни в прифронтовом госпитале способствовали раннему взрослению. Не все сверстники это понимали. Потому и недолюбливали её, называли «синим чулком»…»

В начале 1953-го произошёл серьёзный, по институтским меркам, инцидент. За пару минут до ответственного выступления Элины один из студентов, желая подшутить над ней, с помощью свистка что есть силы дунул девушке в ухо. А у Элины издавна были проблемы с ушами – в детстве она их сильно застудила. Пронзительный свист вызвал острую боль, и девушка мгновенно влепила обидчику затрещину. По этому поводу состоялось даже собрание, где её требовали исключить из комсомола и института. Но всё же эта неприятная история не привела к исключению.

Комиссия по распределению дала Быстрицкой направление в Херсонский музыкально-драматический театр. За студентами в Киев приехал главный режиссёр театра Павел Морозенко. Увидев Элину, он без обиняков назначил ей свидание вечером у ресторана «Спорт». Девушка категорично отказалась: «Я не приду!» «Ну смотри, тебе у меня работать», – протянул Морозенко. Элина поняла, что ей нужно искать другую работу.

Вильнюс и съёмки в кино

Ей удалось устроиться в Вильнюсский русский драматический театр: в его труппе актриса прослужила три года. «Я там едва не вышла замуж, – вспоминала Быстрицкая. – Мама и папа страдали, что я не замужем, что у них не будет внуков. Они жили надеждами на чудо – ведь прекрасно знали, что детей иметь я не могу. В юные годы в госпиталях я таскала тяжёлые носилки с ранеными. Не женская и тем более не девичья это была работа». Гражданским мужем Элины – брак не был официально зарегистрирован – стал режиссёр Вильнюсского театра Андрей Константинович Поляков.

С 1950 года Быстрицкая начала сниматься в кинофильмах – «В мирных днях», «Неоконченной повести», «Тихом Доне», «Добровольцах». Известно, что на роль Аксиньи в «Тихом Доне» её выбрал сам Михаил Шолохов; автор великого романа буквально указал на неё пальцем.

На съёмках «Тихого Дона»

Первые две серии, вышедшие в 1957-м, имели грандиозный успех: фильм получил первое место в прокате, его посмотрели 47 миллионов зрителей. Элине стали приходить в громадном количестве восторженные письма. Одно из них прислали старейшины донских казаков, просившие её «называться Аксиньей Донской». Актрису произвели в почётные казачки, присвоили чин полковника казачьих войск; Элина даже получила право на ношение оружия.

В роли Аксиньи в «Тихом Доне»

«Она сразу саблю вверх – и вперёд!»

В 1956 году Быстрицкая и Поляков переехали в Москву. Поначалу она работала в Московском драматическом театре им. Пушкина. Жить приходилось, снимая комнаты и углы. Бытовая неустроенность в конечном итоге привела к тому, что пара рассталась.

В 1958-м Элина поступила в труппу московского Малого театра; в нём она прослужила вплоть до 2012 года.

Тот факт, что Быстрицкая была уже известной киноактрисой, не облегчил ей процесс вхождения в коллектив. Скорее наоборот: на неё смотрели с настороженностью и опаской, как на конкурентку по ролям и сцене. Да к тому же характер у Элины, по словам Фёдора Раззакова, был «излишне прямолинейным». Артист Борис Клюев, друг Быстрицкой и её партнёр по сцене, говорил в одном из интервью: «Театральная среда – это не только работа, но и богемный образ жизни, интриги, сплетни. А она после репетиции или спектакля уезжала домой».

Некоторые из коллег изводили её колкостями, случалось, даже звонили по телефону с пожеланиями провала. Но Элина умела ответить каждому – «табель о рангах» для неё не играла особого значения. «Она же «почётная казачка», она сразу саблю вверх – и вперёд! – вспоминал Клюев. – Очень принципиальный человек, очень взрывной». А Юрий Соломин, художественный руководитель Малого театра с 1988 года, подчёркивал: «В театре особого уровня достигают люди с характером. Бесхарактерные тонут, редко кто выплывает. Потому что за себя нужно и постоять, и огрызнуться, когда надо».

Но, несмотря на непростые взаимоотношения в театре, в профессиональном плане карьера Быстрицкой складывалась успешно: в 1962 году она получила звание заслуженной артистки РСФСР, в 1966-м – народной артистки РСФСР, ещё через 12 лет – народной артистки СССР.

«Я никогда не любила умом»

О своих отношениях с мужчинами Быстрицкая не любила говорить, оставаясь в этом смысле персоной предельно закрытой и непубличной. Но в её воспоминаниях можно найти страницы, касающиеся именно личной жизни: «Кто-то любит сердцем, кто-то умом. Я никогда не любила умом, я импульсивный человек… Любовь буквально обрушилась на меня». Речь идёт о Николае Ивановиче Кузьминском, заведующем отделом переводов Министерства внешней торговли СССР, его женой Элина стала в 1958 году.

Элина Аврамовна с мужем

«Мой муж был интересный человек, – вспоминала она. – С ним мне было интересно общаться, разговаривать, ходить по театрам и галереям, обсуждать увиденное. Сколько он знал! Он любил историю… Но женщин он любил больше всего. Слишком. Это невозможно было перенести. Некоторые переносят – я не смогла…»

В 1985 году после 27 лет совместной жизни Элина и Николай развелись. С тех пор Быстрицкая замуж не выходила.

«Нельзя не то что упасть, но даже согнуться»

В 50-летнем возрасте Быстрицкая начала совмещать сценическую деятельность с преподавательской работой в Высшем театральном училище им. Щепкина и ГИТИСе. Бывшие студенты вспоминали о её отношении к ним – бережном, любовном, матерински-заботливом. При этом успевала гастролировать, давать сольные концерты, вести активную общественную деятельность. В КПСС Элина Авраамовна состояла с 1970-го, многие годы возглавляла Федерацию художественной гимнастики СССР, военно-патриотическую комиссию ВТО, входила в Антисионистский комитет, Совет по культуре при Президенте РФ.

«Икона стиля» всегда

В феврале 2014-го, во время пика киевского майдана, она подписала письмо к Виктору Януковичу, призывая его «применить всю власть и силу» и «навести порядок в стране». А чуть позже поставила свою подпись под обращением деятелей культуры РФ, написанного в поддержку политики Владимира Путина в Крыму.

Прожив яркую и долгую жизнь, Элина Авраамовна умерла в одной из московских больниц 26 апреля 2019 года. По сообщениям столичной прессы, у 91-летней актрисы был «целый букет» болезней. Но, говоря о Быстрицкой, хочется вспомнить не о недугах и горестях её последних дней, а обратиться к главному, пожалуй, посылу из воспоминаний этой женщины, красивой, сильной и волевой:

«Судьба актрисы – это не цветы и аплодисменты, не кратковременный успех… Это тяжелейший труд, нравственные испытания, сомнения, колебания, преодоление препятствий… И нельзя не то что упасть, но даже согнуться, опуститься на колени. А уж если это случилось – встань и иди».

Ольга АБАРИНОВА