Война вакцин и игры фармацевтов

Обратите внимание, какие «скромные» позиции занимала ещё пару лет назад известная теперь всем и каждому англо-шведская компания Astrazeneсa. А теперь она уже близка к первой пятёрке. Pfaizer со своим одноимённым продуктом – вообще в первой тройке, а Moderna слегка отстаёт только потому, что занимается в первую очередь разработками, а не производством. Надо помнить, что инвестиции в медицинскую «цифру» – это реальная альтернатива массовой социальной медицине, эксперимент с внедрением которой в США, затеянный Бараком Обамой, оказался безуспешным. Но тренд на персонализацию медуслуг, и собственно производство медикаментов, жёстко сломала пандемия. Именно истерия вокруг Covid-19 позволила на какое-то, скорее всего – продолжительное время вернуться к практике выпуска многомиллионных партий тех же вакцин. А баснословные прибыли гарантированы уже тем, что львиная доля препаратов – десятки, даже сотни миллионов доз, покупается за счёт страновых бюджетов. Читатели, наверное, обратили внимание, как резко подешевели, а то и вовсе стали бесплатными те же маски, как только их реализацию поставили на бесперебойно работающий бюджетный конвейер? Что, и тут кто будет спорить, что это заговор? При этом же никто и нигде не запрещает прививать и прививаться просто за деньги. Так, в российской столице новенький препарат «КовиВак» от Чумакова уже чуть ли не по телефону предлагают вколоть за «скромные» 8 (прописью – восемь!) тысяч рублей. И ещё немного о деньгах. Фармацевты вкладывают в науку и исследования втрое больше автомобилестроителей и в семь-восемь раз больше, чем строители или нефтяники. Но никто, даже ваши авторы, так и не собирается ни в чём обвинять фармацевтов. Даже в том, что именно они заказали не только «войну вакцин», но и саму пандемию. Однако сам факт, что то и другое стало для них настоящим «праздником», вряд ли вызывает сомнения. Тем более после даже беглого знакомства с нашими «цифрами».

Цифры и факты Если судить по тому всемирному раздраю, который вызвала пандемия, на сегодня массовая, чуть ли не поголовная вакцинация обернулась чем-то похуже религиозного фанатизма. Из реального средства борьбы с SARS-CoV-2 и всеми его разновидностями, благое дело быстро превратилось в самоцель. К середине 2021 года вроде бы тихо ушла в тень Всемирная организация здравоохранения – ВОЗ во главе с генеральным секретарём по имени Тедрос Аданом Гебреисус. Человек с подозрительно «библейской» фамилией в своё время дал отмашку на то, чего, если трезво смотреть на цифры, даже сегодня нет – на пандемию.

Теперь из уст Гебреисуса звучит призыв привить 10 процентов населения планеты уже к сентябрю нынешнего 2021 года. И это – не только в Европе, США и чуть сомнительной Латинской Америке, это с учётом прямо-таки «вымирающей» Индии, наглухо закрытого Китая и Африки с Ближним Востоком и Юго-Восточной Азией. Производителям вакцин остаётся только аплодировать этому бомжеватого вида то ли полу-чинуше, то ли полу-врачу, потомки в этом разберутся. Российские изготовители Спутника V и его последышей, как бы их не пытались не признавать, тоже в рядах аплодирующих. Вот и твердите после этого, что «войну вакцин» не заказывали. Ещё как заказывали. Чтобы в этом убедиться, точнее – аргументированно доказать, достаточно познакомиться хотя бы с первыми данными об успехах мировой медицинской промышленности в 2020-м году. Пандемическом году, который в этом плане, конечно же, очень многое оправдывает.

Начнём с показателей, которые никто не скрывает и даже не оспаривает. Они отнюдь не охватывают всю мировую фармацевтическую отрасль, это как раз те данные, которые сейчас стараются не афишировать. Впрочем, рост фармацевтического рынка на 10-12 процентов, по самым разным оценкам, никто не скрывает. Характерно, что при этом почти повсеместно отмечено падение объёмов продаж традиционных лекарств и медикаментов – на 4-7, а где-то и больше процентов. Так что вывод о спасительной роли пандемии для отрасли вполне можно оспаривать.От прогноза до диагноза и «китайской» профилактики Сам по себе факт, что именно пандемия дала небывалый толчок для вложений в научные разработки, в первую очередь связанные с разработкой вакцин, думается, неоспорим. А ведь ещё два с небольшим года назад, когда пандемией в мире и не пахло, аналитики предрекали серьёзное торможение темпов роста фармацевтического рынка. К 2018 году они стабилизировались на уровне 4-5 процентов в год, но дальнейший рост должен был быть меньше. Но и при этом объёмы рынка существенно превысили триллион долларов США, что в сопоставлении, пусть и не совсем корректном, с мировым ВВП в 87 трлн долларов не может не впечатлять. Фармацевтика – не энергетика, не добыча нефти и газа, но больше процента всех мировых денег в ней, как видим, так или иначе задействованы. По данным компании IQVIA, в 2019 г. объём мирового фармацевтического рынка увеличился по сравнению с 2018 г. (1,2 трлн долл.) и превысил 1,32 трлн долл. США. А затем наступил пандемический 2020-й, и с фармацевтикой произошло то, что и должно было произойти. Она, несмотря на потери во всех секторах, кроме ковидного, по предварительным оценкам, вышла в лидеры по росту среди всех остальных отраслей экономики. Точных данных пока нет, да они и не нужны, когда ясна тенденция. Достаточно сказать, что крупнейший фармацевтический рынок в мире – в регионе Северной Америки вырос в 2020 году до более 530 млрд долл. Под 400 млрд долл. оценивают эксперты рынок Азиатско-Тихоокеанского региона, и более чем в 300 млрд – рынок Европы, как ни странно, не Западной, а исключительно Восточной.

При этом и Китай активно, даже, скорее, агрессивно насыщался препаратами, не только связанными с ковидом, но и находящимися на доклинической стадии разработки и на ранних стадиях клинических исследований. Вполне объяснимая, согласитесь, «китайская» профилактика.Цифры и «цифра» Показательно, что даже в пандемию опережающими темпами рос отнюдь не тот сектор, что связан с масками и вакцинами, а так называемое цифровое здравоохранение. Грубо говоря – «дистанционка» в белых халатах, которая каждый год прибавляет почти 20 процентов и уже к 2025 году достигнет объёма в 500 млрд долларов. Даже тогда это будет не меньше трети суммарных объёмов всего фармацевтического рынка планеты. Цифровой сектор фармацевтики – своего рода один из форпостов мирового лидерства США в сфере цифровых технологий в целом. На североамериканские штаты плюс Канаду приходится почти половина объёмов фармацевтического рынка – 47 %. И так, между прочим, эта доля постоянно растёт, хотя и не чересчур быстро. И отнюдь не случайно «фарма-цифра» – это сфера едва ли не самого активного венчурного инвестирования. То есть вложения капиталов под ещё не внедрённые технологии в расчёте на отнюдь не гарантированный успех и, соответственно, сбыт. Тем не менее свои три с небольшим миллиарда долларов ежеквартально этот рынок на разработки и исследования получает исправно. В целом же по фармацевтике более 20 % выручки, заметьте – даже не прибыли, а выручки, сразу идёт на исследовательские разработки. При этом две трети вложений приходится на первую двадцатку транснациональных компаний «большой фармы».