Война с Россией: почему угроза реальна и какой ответ может быть у Украины

По поводу возможной агрессии России украинское общество разделилось. Наверное, у каждого есть знакомые, которые уверены, что Путин готовится напасть. А также и те, кто такую позицию высмеивает, а ее приверженцев называет паникерами".

Нападет ли Россия? Этого точно никто знать не может. Кроме Путина, разумеется.

Вероятнее всего, и он точно не знает. Эксперты, украинские и зарубежные, предполагают, что российские власти анализируют различные варианты. Но то, что Путин решил идти ва-банк, когда поставил ультиматум НАТО - в этом уже нет сомнений. Ставки очень высоки. И поскольку карты пока не на столе, можно лишь продолжать спорить, блефует он или имеет выигрышную комбинацию. В этом плане наше положение – совершенно независимое. В том смысле, что от нас ничего не зависит. Можно лишь надеяться, что западные дипломаты о чем-то договорятся с Кремлем. Или все-таки мы можем что-то предпринять?

Давайте разбираться...

1. Насколько реальна угроза вторжения?

Западные СМИ уже несколько месяцев пугают возможным вторжением российских войск в Украину. Последняя новость из американской прессы – за 8 января. Авторитетная американская газета The New York Times 8 января, обнародовала карту с расположением российских воинских частей и подразделений на границе с Украиной.

Судя по карте, российские части окружают Украину с трех сторон. По прогнозным оценкам, сделанным на основе данных спецслужб США, Кремль на границах с Украиной сосредоточил 175 тысяч своих военнослужащих.

Карта NYT о войсках РФ на границе с Украиной

Много это или мало? В 2015 году американские аналитики из агентства "Stratfor" рассчитали, что для захвата и удержания всей левобережной Украины россиянам потребуется группировка в 120 тыс. человек. Из данных NYT видно, что сейчас на границах сосредоточено значительно больше.

Так и должно быть, если Путин блефует и пугает Запад. Иначе ему никто не поверит. Но и если Путин задумал наступать, то опять-таки ресурсов ему хватит.

То есть, ничего не прояснилось: ясно лишь, что у России достаточно сил для быстрого вторжения. Но будет ли оно, по-прежнему неясно.

2. А как же здравый смысл? Путину экономически невыгодно начинать войну...

Россия – в сложной экономической ситуации. Ведь она под санкциями с 2014 года.

Несмотря на то, что россияне с 2014 года бесконечно повторяют, что санкции им не страшны, данные статистики свидетельствуют об обратном.

Действительно, у России много ресурсов – это богатая страна. Речь о финансовых ресурсах, а не о нефти с газом. Но ресурсы все-таки ограничены.

ВВП России резко вырос в нулевые годы. Но после 2014 года он практически не растет. В 2015, 2020 году ВВП падал, в остальные годы показывал рост 2 – 2,5%. Это, по сути, вообще не рост.

По такому параметру как паритет покупательской способности, ВВП России в 2020 скатился до уровня 2000, далеко не самого благополучного в экономической истории современной России.

Расти российской экономике мешают именно санкции. После оккупации Крыма и Донбасса Россия потеряла доступ к инвестиционным ресурсам. Это означает, что ей неоткуда брать средства на развитие экономики, создание новых предприятий, технологическую модернизацию. Примеры инвестиций, о которых сообщается официально, не соответствуют потребностям.

Короче, России нужно гораздо больше средств, чем у нее есть на данный момент. Из-за их нехватки благосостояние россиян не увеличивается. Экономика находится в стагнации.

Чтобы решить вопрос, нужно добиться отмены санкций. Это маловероятно, пока не решена проблема Донбасса и Крыма.

Еще вариант – добиться кардинального передела экономических потоков в мире. По сути, пересмотреть существующие правила мировой торговли и инвестирования. Того же хочет Китай.

Это очень рискованная цель. Когда повышаешь ставки до небес, здравый смысл – не главный советчик.

Часто говорят, Путин не станет нападать на Украину, потому что тогда заморозят "Северный поток – 2". Тут вот что надо понимать. Доля энергоносителей в ВВП России – 15%. Она не увеличится от введения в эксплуатацию этого газопровода. Европа не станет покупать больше газа у России, по какой бы трубе он ни шел. Общих проблем российской экономики газопровод не решает. Северный поток – 2 – больше украинская проблема, чем российское достижение. А то, что раз заморозили, потом могут разморозить.

Будет ли вторжение, яснее не стало. Но очень похоже, что для спасения России от стагнации Путин задумал игру на предельно высоких ставках. Такого рода игры вторжения не исключают.

3. Когда ситуация прояснится?

Аналитики называют разные сроки. Самый популярный прогноз – конец января.

Понятно, что до саммита НАТО, на котором будет присутствовать Россия (12 января), никаких военных действий не будет. Но беда в том, что НАТО едва ли договорится с Россией. Так, в частности, считает и глава этой организации Иенс Столтенберг.

По сути, переговоры – формальность. А вот потом и можно будет составить представление о том, на какие шаги Россия может пойти на самом деле.

4. Почему Запад все время говорит о санкциях?

Запад действительно угрожает России максимально жесткими санкциями за возможное вторжение в Украину. Например, Россию угрожают отключить от системы денежных платежей Swift.

Администрация Байдена регулярно делает заявления по поводу новых санкций. Пример: недавно корреспондент Bloomberg Дженнифер Джейкобс написала в своем Twitter:

"Официальный представитель Байдена на пресс-конференции не отрицал, что обсуждаемые санкции включают отключение крупнейших российских финансовых учреждений и эмбарго на оборонные технологии американского производства. По словам помощника, самые конструктивные переговоры проходят за закрытыми дверями", – сообщила Джейкобс.

Какие еще могут быть санкции?

  • США и их союзники рассматривают возможность запрета на экспорт в Россию электронных технологий, программного обеспечения и сопутствующих технологий.
  • Санкции могут распространиться на авиационную электронику, станки, смартфоны, игровые консоли, планшеты и телевизоры.
  • Санкции могут быть направлены на секторы обороны и гражданской авиации, что ударит по высокотехнологичным амбициям России в сфере искусственного интеллекта и квантовых вычислений.

Недавно в администрации Байдена заявили, что Россия может быть добавлена в наиболее ограниченную группу стран экспортного контроля вместе с Кубой, Ираном, Северной Кореей и Сирией.

Вопрос, почему эта тема постоянно повторяется в заявлениях политиков из ЕС и США? Коллективный Запад намекает Путину, что он может застрять в Украине, и тогда санкции, которые и так мешают России спокойно жить, ее попросту задушат. Как когда-то это случилось с СССР.

5. О чем молчит коллективный Запад?

Кое-чего Америка и ее европейские союзники недоговаривают. Это даже дает основания для подозрений по поводу того, что Запад нечестно играет по отношению к Украине.

Такого мнения, например, придерживается российский экономист, в прошлом – советник Путина Андрей Илларионов. В эфире "Украина 24" Илларионов высказал мысль, что Байден и Путин находятся в сговоре. Байден пугает угрозой российского вторжения, чтобы заставить Украину выполнять Минские соглашения, которые Украине явно не выгодны.

"Байден работает на Путина больше, лучше, энергичнее, чем кто-либо работал на Путина. Вся администрация Байдена оказывает давление на Украину, чтобы Украина приняла Минские соглашения – чтобы интегрировать ОРДЛО в политическое и правовое поле Украины, чтобы ОРДЛО получило право вето на направление развития Украины, на западный вектор развития, на евроатлантическую интеграцию, на все реальные шаги, которые обеспечивают реальную самостоятельность и независимость Украины", – сказал Илларионов.

Версия Илларионова действительно кое-что объясняет в создавшейся ситуации. Но в ней один изъян: внешняя политика – это не клуб друзей, а поле, где разные страны отстаивают собственные интересы. В чем интересы Путина, ясно. Но в чем тут интересы Байдена и США? Зачем США сдавать Путину Украину – это выглядит нелепо.

То, что Запад ограничивается заявлениями о санкциях, но молчит по ключевым вопросам о возможной агрессии России против Украины, может иметь два объяснения.

Первое, Запад не знает, чем ответить России.

Второе, у Запада есть план действий по защите Украины, но говорить вслух об этом там не считают целесообразным.

Оба объяснения имеют примерно равный вес с точки зрения вероятности.

А это означает, что ситуация по-прежнему остается неопределенной.

Что может сделать Украина в нынешней ситуации?

Украине остается подыгрывать Западу в вопросе жестких ("невиданных ранее") санкций. Как именно?

Совершенно ясно, что украинская армия не сможет противостоять возможной российской агрессии. Военный потенциал нашего северного соседа в разы мощнее.

Но Украина все же может оказывать противодействие. Например, благодаря партизанским действиям. России будет очень тяжело удерживать захваченные территории, какими бы они ни были. Тут все как было у СССР в Афганистане.

Афган для СССР стал камнем преткновения. То же самое может повториться в Украине.

Экс-секретарь Совета национальной безопасности и обороны Александр Данилюк по этому поводу говорит, что создание в Украине системы территориальной обороны может стать реальным ответом на российскую угрозу.

"Это и существуют реальный ответ на угрозу Путина. У нас людей, прошедших реальные боевые действия – сотни тысяч. В то время, когда в данный момент власти даже боятся озвучить реальные угрозы, они готовы защищать. Это реальная сила, которая может остановить Путина. И Путин это очень хорошо понимает", – заявил Данилюк в эфире телеканала "Украина 24".

Тут важно оговориться. Речь по-прежнему идет не о реальной агрессии России, а об обмене угрозами. Россия угрожает начать военные действия в Украине. Но вероятно там все еще не приняли окончательного решения по этому поводу.

Украина в ответ может угрожать партизанской войной, которая в свое время погубила СССР. Такая война вкупе с масштабными санкциями, о которых постоянно говорит Запад, может оказаться настолько серьезной проблемой для России, что Путин на вторжение не решится.

Вывод следующий: точно знать, будет вторжение России или нет, никто знать не может. Но вероятность имеется, ее нельзя исключать. В этой ситуации логично:

  • готовить вооруженные силы к боевым действиям
  • готовить население к сопротивлению и может быть партизанской войне
  • проводить учения для гражданских, расконсервировать бомбоубежища, информировать о действиях в случае ЧП (отключить электроприборы, держать под рукой тревожный чемодан, искать места укрытия)

Надо понимать, что готовность страны к сопротивлению остужает пыл любого агрессора. Поэтому всегда остается надежда, что эта тревога и следующая будут оставаться учебными.

John Dou