Внизу - бунт, посредине - политика, а вверху - коррупция. Соцсети о годовщине Майдана

22 ноября 19:29NK

В Киеве отметили годовщину Майдана. Традиционно ознаменовался этот деть акциями протеста и беспорядками. В этот раз недовольство толпы было направлено на президента Зеленского. О том, как сегодня оценивают историческое значение событий 2014 года написали эксперты в своих соцсетях.

Политолог Руслан Бортник убежден, что революция закончилась примитивным неконституционным захватом власти: «Майдан начинался как политическая акция, шел как Революция, а закончился неконституционным и примитивным захватом власти.

Поэтому эти события и оценивают по-разному.

Не каждый успешный Майдан надо называть "революцией" — посмотрите на Латинскую Америку или Африку.

Революция — это немного другое — это полная смена элит, принципов и механизмов функционирования государства, отношений между обществом и государством, а не просто иерархии в верхах…

Поэтому это просто "Майдан". Классический. Украинский. Когда внизу — бунт, посредине — политика, а вверху — коррупция.

Политики пришедшие к власти на волне Майдана на десятилетия ввергли страну в политический и правовой хаос, конфликт и войну, бедность, депопуляцию и десуверенизацию, сохранили "коррупционные" достижения предшественников;

Политолог Янина Соколовская все убеждена в верности революционным традициями украинского общество. Правда, эксперт не осмелилась написать о созидательности событий семилетней давности:

«МЫ ВСЕ СДЕЛАЛИ ПРАВИЛЬНО Две моих любимых революции, уникальные, нигде в мире неповторимые — оранжевая и на граните. Их пытаются назвать безрезультатными, но это не так.

Революция на граните повернула украинскую историю в демократическую сторону, показала силу народа и оттолкнула от руля партэлиту.

Мирная и прекрасная оранжевая революция доказала, что непротивление злу насилием обнуляет это зло. И меняет фатальный ход событий на справедливый.

Да, после революций успехи в госстроительстве не стали такими сногсшибательными, как нам хотелось. Но нынешняя Украина — совсем не та постсоветская патерналистическая республика, которой она была до этих революций и какой бы она осталась, если бы их не было.

Потому — МЫ ВСЕ СДЕЛАЛИ ПРАВИЛЬНО.

Старший экономист Ukraine Economic Outlook Михаил Кухар высказал свое мнение, что Майдан прежде всего разделил страну и ее народ: «БОЛЬНО СМОТРЕТЬ…

Как соотечественники, пытаясь продемонстрировать каждый свой «праведный гнев» и «пламенную искренность» продолжают раскалывать общество пытаясь «крепче сомкнуть ряды сторонников» а не по христиански понять друг друга.

ПОНИМАНИЯ ТОГО, что деление по принципу «майдан-антимайдан», «за Россию — за Европу», это политтехнологические фальш-мишени, говоря на профессиональном языке не было и нет у соотечественников.

Никакого выбора «за Россию» или «против Майдана» не существовало даже 8 лет назад, но они до сих пор успешно навязываются для поддержания обеих групп в радикальной уверенности что время лишь подтвердило ИХ правоту!

Кто не с нами — тот против нас! — кричат они друг другу в лицо сегодня в фейсбуке, как и 8 лет назад!

Политик Василий Волга убежден, что Украина переживает трагический этап своей истории: «Есть в Украинском языке два слова, которые имеют только один перевод на русский язык. Это слова «роковини» и «річниця». Оба эти слова переводятся, как годовщина. Только слово «роковини» употребляется для того, чтобы сказать об очередной годовщине трагического события, а слово «річниця» служит для обозначения торжественных или радостных дат.

Так вот сегодня Роковины трагедии 2014 года и всех последующих годов, когда на почве, тщательно подготовленной Виктором Януковичем и Партией Регионов, под неусыпным кураторским контролем «наших западных партнеров», при финансовой поддержке сегодняшних некоторых оппозиционеров на Украине запылал бунт, который и закончился победой Майдана, разгромом Киева, государства, пьяной кровавой оргией на Крещатике, расстрелом мирных ни в чем не повинных людей в Харькове, Днепропетровске, Мариуполе и по всему юго-востоку вообще, страшным пожарищем и казнями в Одессе, гражданской войной и потерей Крыма.

Идеологи этого кошмара, работая, впрочем, очень успешно, промывают мозги украинцам, и украинцы не сопротивляются этой «работе», когда создатели «нового украинского мира» лезут к ним в мозги своими грязными ногтями. Говорят, что мозг не чувствует боли, что можно проводить операцию на открытом мозгу, ничем его не обезболивая его. Что ж. Мы тому ярчайшее подтверждение. Операция, которая не прекращается над нашими мозгами уже восемь лет, идет успешно, нам заменяют целые блоки нашей памяти, морали, нравственности, смысла… а мы ничего не чувствуем. И незаметно для себя самих перерождаемся в гомо-украиникус, в новый вид человека-национального, напрочь лишенного способности мыслить ясно, просто и логично.

Так, например, стоит вам спросить у представителя гомо-украиникус, а ради чего, собственно говоря, был Майдан и гражданская война? Он с гордостью ответит вам, что было это все ради Свободы. Но спросите у него, а чем же мы были несвободны до 2014 года, и от чего освободились благодаря Майдану? Вот тут никакого ясного и простого ответа от этой человеческой особи вы не получите. Ибо нет ответа. Ибо именно до 2014 года мы и были свободны, суверенны, независимы, а вот после 2014 года мы стали не свободны, не суверенны, зависимы. Причем, наша зависимость так велика, что мы имеем сегодня силовые структуры, имеющие право следить за гражданами Украины, которые подконтрольны другому государству; мы имеем прокуратуру, которая не подконтрольна Украине, но имеет право осуществлять деятельность против граждан Украины в интересах другого государства; мы имеем суд, который так же не подконтролен Украине, но судит украинцев, защищая интересы другого государства. И действуют все эти САП, НАБУ и прочие карательные органы вне Конституции Украины, ибо нашей Конституцией их деятельность не то что не разрешена, она ЗАПРЕЩЕНА!! Т.е. вообще запрещена и является государственным преступлением.

И что? Новый вид человека, созданный на Украине, именно это и считает свободой. Вот уж воистину: свобода — это рабство, и не надо особенно много думать. Пусть лошадь думает, у нее голова большая.

John Dou