В мире: Украинскую «Революцию достоинства» обесчестили ее же хранители

21 ноября 07:18Взгляд

Одной из ключевых целей украинской так называемой Революции Достоинства (то есть госпереворота) провозглашалась борьба с воровством и коррупцией, которые процветали при Януковиче. При новой власти, заявлялось, все будет совсем не так - демократия и порядок. Тем анекдотичней выглядит ситуация, сложившаяся сегодня в Киеве вокруг музея этой самой Революции Гидности.

В Музее Революции Достоинства (Украина) и в доме его директора накануне годовщины этой самой революции проходят обыски. На этом можно было бы и закончить – событие прекрасно в своей завершенности. Особенно если уточнить, что силовики нагрянули в музей как раз во время проведения там международного научного форума: «Революция Достоинства: на пути в историю».

В бухгалтерии музея, как выясняется, изымают документы, связанные со строительством мемориала Героев Небесной сотни. Имеются подозрения, что выделенные на объект деньги были похищены. Средства на строительство перечислены, но само строительство даже не начиналось.

– Сегодня в музее будет интере-е-е-есная история, – хохотнул бы в ответ на это булгаковский Воланд.

Но давайте немножко поворошим это гнездо с мокрицами. Как нетрудно догадаться, столь пафосное название - Революция Достоинства (гидности) - украинцы придумали для евромайдана. Между тем, евромайдан в новейшей истории Украины - уже третья по счету революция (или переворот).

Первой считается т.н. «революция на граните» (1990). Тогда студенты требовали отставки главы Совмина УССР Валерия Масола и перевыборов Верховного Совета СССР (и добились этого). Но в данном случае важнее второстепенные детали. Протестующие разбили палаточный городок в центре Киева. Неформальная оргструктура протеста фактически опиралась на «Студенческое братство Львова». Все это – важнейшие родовые пятна и следующих двух майданов – 2004 и 2013-2014 гг.

Тем не менее, глорификации удостоился только третий по счету майдан, ведь первый практически забыт, тогда как второго стыдятся даже некоторые его участники. Видимо, разница в том, что в третий раз главного злодея удалось не просто отстранить от власти, а еще и выгнать взашей. Ну и погибшие, конечно. Как писал Николай Некрасов, «...дело прочно, Когда под ним струится кровь».

Как идея музей оформился уже в гуще событий, свидетельством которых является – по крайней мере так утверждают сами музейщики и украинская Википедия. Так это или нет – не столь уж важно. Важнее то, что в ноябре 2015 года, как раз накануне очередной годовщины, музей взял под государственное крылышко тогдашний президент Украины Петр Порошенко. С присвоением громкого статуса Национального музейного комплекса, с выделением места под строительство в самом центре Киева.

Ну а куратором музея стал известный Украинский институт национальной памяти. Который, собственно, и специализируется на глорификации самых неприглядных страниц украинской истории – вроде обеления коллаборантов из дивизии ваффен-СС «Галиция», палачей Бабьего Яра и Хатыни.

Уж полночь минула...

Громкий статус и высокое покровительство есть, а музея нет. Дело небыстрое: только летом 2018 года жюри определило победителя конкурса проектов музея. Победило тогда немецкое архитектурное бюро «Kleihues Gesellschaft von Architekten mbH» с проектом «Штурм холма».

К тому же место будущего строительства одновременно и место преступления: именно там погибла часть протестующих, в чью честь и задумано строительство музея. Так даже в ООН Киеву указывали, что строительство может помешать следственным экспериментам и создаст препятствие расследованию. Поэтому сроки начала строительства и открытия музея неоднократно переносились и срывались

Даже предыдущий директор УИНП Владимир Вятрович в июле 2019 года признавал, что результатов расследования нет, «...и, соответственно, этот вопрос придется ставить перед следующим парламентом. А вот поддержит ли он такую инициативу – этого мы не знаем. Возможно, пауза затянется».

В августе 2019-го музей как раз должен был в очередной раз быть открыт, а в июле был избран парламент, перед которым Вятрович хотел ставить вопрос. С тех пор миновало уже почти полтора года и совсем не факт, что музей достроят хотя бы к очередному майдану, который, очевидно, обнулит его (музея) необходимость. Ведь появятся новые мученики и новые проекты.

Здесь так принято

Наконец, не нужно забывать, что собрать деньги на какой-нибудь пафосный проект, а затем банально их украсть – добрая украинская традиция.

В начале февраля 2014 года на евромайдане обнаружили пропажу коменданта движения «Михайловское» и одного из комендантов евромайдана Алексея Соловьева. Вместе с ним исчезла и «казна» – карта, на которую собирали пожертвования на покупку еды и медикаментов. На карте было всего несколько тысяч гривен, однако это незначительное событие дало толчок целому промыслу. В 2014 году сбор пожертвований в прозрачных боксах (на майдан, на лечение героев майдана) стал весьма доходным делом. Цели менялись – в соответствии с новостной повесткой собирать стали на бронежилеты и каски, на тепловизоры... Стоявшие у истоков волонтерства умудрились не только решить свои материальные проблемы, но и в Верховную Раду пролезть.

По некоторым данным, даже Петр Порошенко не чурался запускать лапу в подобные «кассы».

По крайней мере, так считает юрист Андрей Портнов, обратившийся к Порошенко через соцсети: «Эти деньги Вы украли у украинской армии в июле 2014 года, в самую острую фазу войны», – писал он в ноябре прошлого года (речь о знаменитой акции «5 гривен на армию», средства, которые собирали по смс).

Хотя сама традиция, конечно, родилась еще раньше. Жена президента Украины Виктора Ющенко в 2006 году собирала деньги на т.н. «Больницу будущего», где должны были лечить детей с заболеваниями, которые на тот момент на Украине лечить не могли. Под такое святое дело тогда удалось собрать более 50 млн долл, однако больницу так и не построили. Вернее построили, но уже как частную.

Поэтому ничего из ряда выходящего не случилось. Обычная монетизация итогов очередного майдана в чей-то частный карман.