Уроки «корвалольной» битвы

09 сентября 14:11Новости на zn.ua

В современном мире уже никого не удивишь такими словами, как интеллектуальная собственность, нематериальные активы или токенизация цифровых активов. Уже привычно читать в лентах новостей о судебных баталиях всемирно известных в соответствующих индустриях компаний, отстаивающих в борьбе свое исключительное право на тот или иной бренд либо технологию.

В то же время не менее интересные истории происходят и в Украине. При этом ключевыми индустриями с проактивной позицией по защите прав интеллектуальной собственности уже традиционно являются агрохимическая и фармацевтическая. В последние годы значительная доля приходится также на IT.

Интересна и показательна «корвалольная» битва, развернувшаяся между двумя крупными национальными фармпроизводителями — ЧАО «Фармацевтическая фирма «Дарница» и ПАО «Фармак». Сложно поверить, но популярное успокоительное лекарственное средство с привычным запахом мяты оказалось в фокусе внимания судебных инстанций более десяти лет назад.

Как и в любом споре по поводу интеллектуальной собственности, судебное дело между названными компаниями уже давно вышло за рамки только непростых юридических материй. В действительности результаты таких дел могут оказать серьезное влияние на рынок, ценовую политику и, вследствие этого, на конечного потребителя.

В одном из ключевых дел по корвалолу последнюю точку недавно поставил Верховный суд. Речь идет о деле №910/13908/17, инициированном «Фармаком» против «Дарницы» еще в 2017 году. «Фармак» пытался через суд признать недействительным свидетельство «Дарницы» на знак «Корвалол-Дарница», а в качестве основания для такого требования использовал полученное в 2017-м решение Апелляционной палаты Минэкономики о признании хорошо известным на ПАО «Фармак» знака «Корвалол Corvalolum».

Кстати, это была не первая попытка «Фармака» обжаловать знак «Корвалол-Дарница», но и она закончилась победой «Дарницы».

30 июня этого года Верховный суд удовлетворил кассационную жалобу «Дарницы». Тем самым этот фармпроизводитель получил окончательно подтвержденный судами факт отсутствия схожести знака «Корвалол-Дарница» со знаком «Корвалол Corvalolum», принадлежащим «Фармаку».

Что это означает на практике? Это означает, что свидетельство на знак «Корвалол-Дарница» подлинное, а значит, фармацевтическая фирма «Дарница» как законный правообладатель пользуется всеми принадлежащими ей правами согласно законодательству, в том числе и правом распространять популярное успокоительное средство своего производства в уже обычной и известной потребителю упаковке с нанесенной на нее торговой маркой «Корвалол-Дарница».

Да, это не последнее дело по корвалолу. В частности, продолжается рассмотрение другого дела, но уже по иску «Дарницы» о признании недействительным решения Апелляционной палаты Минэкономики о признании знака «Корвалол Corvalolum» хорошо известным в Украине. В 2020 году Верховный суд отменил решение судов предыдущих инстанций и направил дело на новое (уже третье) рассмотрение. 10 декабря 2021 года Хозяйственный суд города Киева удовлетворил полностью исковое заявление «Дарницы», а апелляционный суд занял другую позицию. Сейчас ожидается рассмотрение кассации.

Во-первых, интеллектуальная собственность — это актив, требующий защиты. Усилия, приложенные бизнесом для развития того или иного бренда, обычно нуждаются в значительных инвестициях времени и финансовых ресурсов. Поэтому защищать свои нематериальные активы — это не только нормально, но и является необходимым минимумом.

Да, надо быть готовым, что рассмотрение дела в суде может длиться дольше, чем ожидалось (между прочим, за границей также типична большая продолжительность рассмотрения подобных дел по сравнению с другими категориями споров). Вместе с тем полученное в результате окончательное судебное решение помогает бизнесу получить правовую определенность, что положительно влияет на конкуренцию и рынок.

Во-вторых, принцип res judicata (res judicata pro veritate habetur! — судебное решение следует принимать за истину), последовательно внедряемый Верховным судом и являющийся уже привычным для всего цивилизованного мира, позволяет бизнесу минимизировать риски, иметь определенный уровень уверенности и предсказуемости. Например, в упомянутом деле о знаке «Корвалол-Дарница» Верховный суд в который раз подтвердил, что ни одна из сторон не вправе поднимать вопросы о пересмотре окончательного судебного решения только для нового рассмотрения и нового решения по сути.

В-третьих, для ответственного бизнеса важно соблюдать необходимый гигиенический минимум относительно своих IP-активов: от своевременной регистрации того или иного объекта в патентном ведомстве, надлежащего уровня управления портфелем и поддержания его действительности до противостояния в судах (если другие опции неприемлемы или исчерпаны).

Принимая во внимание вооруженную агрессию России против Украины и введение на территории нашей страны военного положения, в апреле этого года парламент принял Закон №2174-IX «О защите интересов лиц в сфере интеллектуальной собственности во время действия военного положения, введенного в связи с вооруженной агрессией Российской Федерации против Украины».

Намерения законодателя на момент принятия такого закона были абсолютно оправданы и понятны: урегулировать вопрос процедурных сроков в отношении действий, которые необходимо осуществить в патентном ведомстве для поддержания действительности имущественных прав интеллектуальной собственности (например, уплата ежегодного сбора за поддержание действительности), но которые не были осуществлены правообладателем своевременно из-за военного положения.

Но сейчас среди игроков фармрынка возникла неожиданная дискуссия по поводу указанного закона, уже перешедшая в плоскость судебных споров.

Эта дискуссия обусловлена следующим: компаниям-оригинаторам (препараты которых имеют временную патентную защиту) выгодно толковать процитированную выше норму в том ключе, что имущественные права, например по патенту на изобретение на определенное действующее вещество, сохраняют свою действительность вплоть до дня, следующего за днем прекращения или отмены военного положения.

При этом срок действительности имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности установлен соответствующими нормами материального права (Гражданским кодексом Украины, Законом «Об охране прав на изобретения и полезные модели», Соглашением ТРИПС). Для изобретений такой срок составляет 20 лет с даты подачи заявки (с возможностью максимального продления на пять лет для изобретений в сфере фармацевтики). После окончания такого срока монополия патентообладателя прекращается.

Неправильное толкование соответствующей нормы закона №2174-IX противоречит нормам международных договоров Украины (в частности, статье 220 Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС) и приводит кнарушению принципа верховенства права. На практике последствия для фармрынка могут быть катастрофическими:

  • во-первых, срок действительности имущественных прав на изобретение фактически может быть искусственно продлен на неопределенный период (конкуренты не смогут спрогнозировать конкретную дату окончания их действительности), что, в свою очередь, приведет к искусственной непрогнозируемой монополизации рынка;
  • во-вторых, фармпроизводители препаратов-генериков не смогут в принципе планировать свою деятельность по разработке и внедрению в продуктовые линейки новых лекарственных средств;
  • в-третьих, полностью будет нивелирован баланс интересов между патентной монополией и правом каждого человека на доступность лекарств.

По какому именно пути пойдет украинская Фемида и будет ли найден баланс между интересами всехучастников рынка, включительно с обычным потребителем, покажет время.

John Dou