Украинская военная промышленность переходит к ускоренному развитию

18 апреля 06:41NK

На уходящей неделе украинское правительство утвердило Стратегию развития оборонно-промышленного комплекса (ОПК).

Вообще-то украинская власть со скоростью взбесившегося принтера принимает различные стратегии и программы — крайне далекие от нынешней реальности и не претендующие на достижение указанных в них целей. В основном они утверждаются ради самого факта их утверждения.

На днях, например, Владимир Зеленский подписал указ об утверждении образцовой в этом смысле "Стратегии деятельности представительства президента Украины в Автономной Республике Крым". Понятно, что в Крыму никакого представительства президента Украины нет. Уже исходя из этого подписанный Зеленским документ напоминает трактат о безусловном преимуществе сферического коня в вакууме в лошадиных бегах: с преимуществом сферического коня в вакууме не поспоришь, только вот лошадиные бега в вакууме вряд ли возможны.

Обо всех подобных документах рассказать не представляется возможным, да и не имеет смысла. Но Стратегия развития ОПК с учетом чувствительности затрагиваемой темы, особенно в условиях очередной напряженности на востоке Украины, того явно заслуживает.

Стратегия определяет цели и основные направления военно-промышленной политики, приоритеты развития ОПК, направления и задачи реформирования и развития ОПК и, что является редкостью для большинства подобных документов, финансовое обеспечение.

Однако принимаемые нынешним государством Украина документы просто не могут не содержать элементов карго-культа: раздел стратегии, посвященный оценке ожидаемых результатов и эффективности ее реализации, не содержит числовых, количественных или иных параметров, позволяющих эту самую оценку дать. То есть и стратегия принята не ради достижения результатов. Правда, в данном случае, похоже, и не ради самого факта принятия, а скорее ради стабильного выделения — и освоения — бюджетов.

Большая часть документа посвящена многочисленным благим пожеланиям на местный манер.

Например, целями государственной военно-промышленной политики определены:

— создание высокотехнологичного, функционально сбалансированного ОПК, способного обеспечить потребности Вооруженных сил;

— обеспечение конкурентоспособности ОПК на внутреннем и международных рынках, участие в реализации международных проектов и создании совместных предприятий с иностранными компаниями по разработке и производству вооружения, военной и специальной техники;

— цифровая трансформация деятельности ОПК;

— рациональная диверсификация и увеличение доли производства предприятиями гражданской высокотехнологичной продукции.

Декларируется необходимость перехода к V и даже VI технологическим укладам в ОПК.

Конечно же, заявляется курс на НАТО, в частности, по части стандартизации, унификации и управления качеством продукции в соответствии со стандартами Североатлантического альянса. А вот Россия, по меркам нынешних украинских документов, упоминается на удивление редко, а точнее — ровно один раз, в контексте полной ликвидации зависимости украинского ОПК от поставок материалов и комплектующих.

Но вот с конкретикой в столь, казалось бы, важном документе обнаружились проблемы. Отсутствие параметров для оценки результатов и эффективности выполнения стратегии, о чем упоминалось выше, — отнюдь не единственная.

Стратегия в принципе не содержит направлений развития и/или реформирования системы управления объектами государственной собственности в ОПК и самих этих объектов. Хотя с учетом того, что государственные предприятия на Украине составляют основу ОПК, именно эти направления должны были лечь в основу Стратегии развития ОПК.

Дело тут вот в чем.

Разработкой документа занималось Министерство по вопросам стратегических отраслей промышленности, в ведении которого — формирование и реализация государственной военно-промышленной политики, государственной политики в сфере оборонного заказа и оборонно-промышленного комплекса.

При этом государственные предприятия, имеющие отношение к оборонно-промышленному комплексу, объединены в Государственный концерн "Укроборонпром". Формально в состав концерна входят 126 предприятий плюс сейчас "Укроборонпром" пытается наложить лапу на экспроприируемое у китайских инвесторов АО "Мотор Сич". Фактически, конечно, поменьше, потому что из перечня в 126 компаний 13 находится в Крыму, а еще восемь — на неподконтрольной Киеву территории Донбасса. Плюс некоторые из предприятий, по сути, мертвы. Но, так или иначе, в концерне собраны все предприятия, которые имеют отношение к оборонке и при этом не были приватизированы.

Однако при этом Министерство, формирующее и реализующее государственную политику в ОПК, не является уполномоченным органом управления концерна, объединяющего все государственные предприятия ОПК! Таковым является правительство.

Это позволяет концерну крутить дули Министерству и видеть развитие государственных предприятий по-своему. Если Министерство хочет реорганизовать концерн, а предприятия, входящие в него, оставить государственными, то видение развития со стороны "Укроборонпрома" — корпоратизация, которая предполагает дальнейшую полную или частичную приватизацию.

И судя по недавно утвержденным планам приватизации оставшейся государственной собственности, побеждает в этом споре концерн. Пока же, ввиду невозможности эти противоречия как-то сгладить, было решено из Стратегии развития ОПК попросту удалить раздел, посвященный перспективам развития его ключевой части в лице предприятий "Укроборонпрома". Понятно, что без ответа на ключевой вопрос сложно говорить о каких-то перспективах развития ОПК. Но зато можно застолбить бюджетное финансирование под эти цели.

Что и было сделано: стратегия предусматривает финансирование развития ОПК в объеме не менее одного процента ВВП из пяти, которые Украина выделяет все последние годы на "сектор безопасности и обороны", которые должны будут пойти на:

— выполнение программ реформирования и развития ОПК, наращивание производственных мощностей;

— развитие перспективных оборонных технологий и преодоление разрыва между фундаментальными исследованиями и их использованием в ОПК;

— проведение исследований, прикладных научных и научно-технических разработок, выполнение работ по государственным программам и государственному заказу, подготовку научных кадров и поддержку развития научной инфраструктуры.

С одной стороны, один процент украинского ВВП — это не так уж и много для каких-то масштабных реформ или развития ОПК: всего около 1,55 миллиарда долларов по итогам 2020 года. С другой — это не такой уж и маленький для бедной страны стабильный ежегодный денежный поток для претендующих на его освоение.

Плюс авторы рассчитывают на получение многочисленных налоговых льгот и субсидий.

Однако за все эти "ништяки" нужно будет побороться, потому что Министерство финансов до упора отстаивало позицию о достаточности 0,5% ВВП для финансирования стратегии и никаких налоговых льгот. Еще и попеняли на то, что предприятия "Укроборонпрома" изрядно погрязли в долгах. К началу нынешнего года задолженность по кредитам Киевского бронетанкового завода составляла 74 миллиона гривен, Житомирского — 76 миллионов, Львовского — 79 миллионов, предприятия "Спецтехноэкспорт" — 894 миллиона гривен. "Антонов" должен 424 миллиона гривен и оформил новый кредит на три миллиарда. Харьковский авиазавод в просроченных долгах на 2,3 миллиарда гривен. И это только задолженность по кредитам, взятым у государства либо под государственные гарантии. По коммерческим наверняка значительно больше.

В общем, легко этот один процент ВВП на освоение лоббистам из ОПК не достанется. И потому, что бюджеты все же пишет Министерство финансов, и потому, что на освоение пяти процентов расходов на "сектор безопасности и обороны" есть другие достойные претенденты — один глава МВД Аваков чего стоит. А ведь есть еще Министерство обороны, спецслужбы, многочисленные антикоррупционные органы и так далее.

Валерий Михайлов