Удар в спину: Литва решила нажиться на потере Украиной транзита российского газа

05 октября 09:00RSS feed nk.org.ua

Литва ожидает значительного сокращения транзита российского газа через Украину. Об этом заявил министр энергетики прибалтийской республики Дайнюс Крейвис. По его мнению, проблемы Киева пойдут на пользу СПГ-терминалу в Клайпеде, который будет снабжать голубым топливом потребителей за рубежом. То есть Литва планирует перехватить у «братской» Украины статус страны-транзитера. То же самое могут заявить поляки, которые собираются отказаться от импорта российского газа к 2023 году.

О планах покорения европейского энергорынка Дайнюс Крейвис рассказал в комментарии агентству Reuters. Он прогнозирует, что во второй половине 2022 года начнет работать интерконнектор GIPL, соединяющий газовые сети Прибалтики с Польшей. Теоретически через него можно прокачивать топливо, которое Литва импортирует в сжиженном виде.

Об этих планах Вильнюс заявляет открыто. GIPL должен помочь клайпедскому СПГ-терминалу найти новые рынки сбыта.

Но Дайнюс Крейвис возлагает надежды еще и на проблемы с транзитом российского газа через Украину.

«Мы станем частью огромного интегрированного центральноевропейского рынка, спрос на газ в регионе продолжает расти, и в то же время мы ожидаем значительного сокращения импорта российского газа через Украину», — заявил министр энергетики Литвы.

Ход его мыслей понятен. Если «Газпром» остановит или хотя бы сократит украинский транзит, то энергетический кризис в Европе приобретет масштабы катастрофы.

Цены на газ улетят в космос.

А клайпедский СПГ-терминал моментально превратится в курицу, несущую золотые яйца.

За право воспользоваться его услугами будут конкурировать все, у кого физически есть возможность импортировать газ из Литвы. Например, словаки — они как раз заканчивают строительство интерконнектора на польской границе.

Газотранспортные системы Польши и Чехии были соединены еще в 2011-м году, причем этот проект стал прямым следствием российско-украинского транзитного кризиса. «Польско-чешский интерконнектор является знаком надежды, что газовые проблемы никогда уже не коснутся наших государств. По крайней мере, не так сильно, как несколько лет назад», — говорил тогдашний премьер-министр Польши Дональд Туск на торжественной церемонии открытия интерконнектора.

Но главная цель Литвы — это контракты с самими поляками. Они ближе всего, их можно соблазнить возможностью использовать Инчукалнское газохранилище в Латвии (крупнейшее на территории Прибалтики). С ними, по словам Крейвиса, Вильнюс планирует согласовать льготные тарифы на прокачку голубого топлива по GIPL.

«После ввода трубопровода в эксплуатацию на терминале (в Клайпеде — прим. RuBaltic.Ru), скорее всего, не останется неиспользованных мощностей», — прогнозирует литовский министр.

И только об одном маленьком нюансе он почему-то умалчивает: поляки собираются использовать GIPL для прокачки газа в обратном направлении.

Они хотят осваивать энергетический рынок Прибалтики. В их представлении литовские потребители должны импортировать газ из Польши, а не наоборот.

Все свои интерконнекторы Варшава лоббировала и строила, стремясь превратиться в европейский хаб — газораспределительный центр. У нее уже есть собственный СПГ-терминал. Возможно, появится еще один. Газопровод Baltic Pipe свяжет Польшу с месторождениями на норвежском шельфе. И это, пожалуй, единственная труба, по которой поляки собираются импортировать газ, а не экспортировать.

Под вопросом заключение нового контракта с «Газпромом» (старый заканчивается 31 декабря 2022 года).

Но и без него дефицит газа Польше не грозит, поэтому планы Дайнюса Крейвиса выглядят, мягко говоря, нереалистично.

Отдельного внимания заслуживают его слова о том, что Литва ожидает «значительного сокращения импорта российского газа через Украину». До 2024 года никакого «значительного сокращения» не будет: «Газпром» обязан экспортировать через Украину законтрактованные объемы газа по принципу «качай или плати».

Нарушать договор бессмысленно — в таком случае Киев инициирует и гарантированно выиграет разбирательства в Стокгольмском арбитраже. Россия уже «обожглась» на этом в 2018–2019 годах.

Но открытым остается вопрос, какие объемы транзита украинская ГТС сохранит после окончания действующего контракта с «Газпромом». Москва делает все возможное, чтобы загрузить обходные «потоки». С Венгрией уже заключены договоренности о поставках газа через Сербию и Австрию.

В 2024 году должно произойти то, о чем говорит Крейвис.

Только он снова недоговаривает: значительное сокращение транзита российского топлива через Украину приведет к росту его поставок по другим маршрутам.

«Газпром» ни в коем случае не собирается уходить из Европы, хотя и диверсифицирует экспорт.

Теоретически Литва может воспользоваться большим энергетическим кризисом, который провоцирует Киев. Полная остановка транзита российского газа через Украину в 2024 году станет поводом для санкций против «Северного потока — 2».

Произойдет то, что могло произойти в начале 2020 года, если бы «Газпром» и «Нафтогаз» не согласовали условия нового контракта.

От этого пострадают и Европа, и Украина, и Россия.

Зато оператор клайпедского СПГ-терминала отчитается о рекордных объемах загрузки и баснословных доходах.

Впрочем, все это не более чем разговоры в пользу бедных. Если транзитный кризис произойдет, то продлится он от силы несколько дней (не дольше, чем в 2009 году). Сторонам переговоров все равно придется найти компромисс. Цена затяжного конфликта для них слишком высока.

Так что и здесь не судьба литовскому СПГ-терминалу проскочить в «дамки».

Сами по себе «наполеоновские» планы Крейвиса трудно комментировать без иронии. Хотя для Украины здесь нет ничего смешного. Литва отчаянно сопротивлялась строительству «Северного потока — 2».

Теперь же выясняется, что она не просто ожидает сокращения украинского транзита — она хочет извлечь из этого выгоду.

То же самое могут сказать (и наверняка скажут!) поляки, которые вообще собираются отказаться от сотрудничества с «Газпромом»: если трения между Киевом и Москвой приведут к сокращению поставок «грязного» российского газа в Европу, то это даже хорошо. Дружба дружбой, а табачок врозь.

Алексей Ильяшевич

John Dou