The Economist: Украине удается бороться с армией России, но это не значит, что НАТО тоже сможет

10 июня 10:50Новости на zn.ua

Слабые военные успехи России в войне против Украины подорвали репутацию ее армии. Захлебываясь и теряя все больше солдат и техники, Вооруженные силы РФ теперь не кажутся второй или третьей сильнейшей армией мира, как раньше считалось.

И в это же время НАТО получил вторую жизнь, а Финляндия и Швеция стремятся присоединиться к нему. Вторжение, устроенное Владимиром Путиным, оказалось колоссальным просчетом. Однако некоторые союзники в НАТО могут неправильно интерпретировать уроки этой войны, упуская из виду долгосрочные перспективы европейской безопасности. Россия не исчезнет как стратегический соперник. А ее армия не такая уж «потемкинская», как кажется.

Об этом в статье The Economist пишет директор программы исследования России в CNA Майкл Кофман. Российский прогресс на востоке Украины на протяжении последних дней хоть и был непостоянным и медленным, но о многом говорит. Оборонное сообщество склонно не обращать внимания на нюансы. И его политика напоминает маятник. Если раньше российскую военную силу преувеличивали в военных кругах на Западе, то теперь ее слишком умаляют. Реальность, как обычно, где-то посередине. Россия не так сильна и не так слаба, как кажется. Более важно, что военная сила часто тесно связана с контекстом. И плохие успехи России в войне против Украины можно связать с особенностями ее плохо продуманного плана и таких же политических суждений российской власти.

С начала вторжения армия России руководствовалась нерабочей военной стратегией, преследуя недостижимые цели. Войска не были готовы к вступлению в большую войну. И о ее начале им даже никто не сказал. С тех пор они существенно скорректировали свои усилия. На Донбассе российская армия ведет наступление в большем соответствии со своими тренировками и организацией. Несмотря на существенную утрату сил, российское наступление добивается постепенных достижений. Война может затянуться на очень долго. Россия не смогла лишить Украину суверенитета. Но никто не может сказать, способна ли Украина отвоевать свои утраченные территории, даже если западная помощь будет масштабной.

Очевидно, что армия России не способна начать новую войну, а тем более против НАТО. Однако, это не должно успокаивать союзников в альянсе. Есть соблазн поверить, что если Украина так хорошо обороняется против российских сил, то победа НАТО в случае вспышки конфликта гарантирована. Но это неправильный вывод, который можно вынести из войны. Особенности условий, в которых война начинается, сильно влияют на то, как военная сила проявляет себя и может ли она достичь политических целей.

Хорошей аналогией российско-украинской войны могут стать неожиданно плохие успехи СССР во время вторжения в Финляндию в 1939-1940 годах. Они разоблачили слабости и структурные проблемы в Красной армии. Однако власти Германии неправильно интерпретировали уроки той войны, когда планировали немецкое вторжение в СССР в 1941 году. Очевидно, что российская армия сильно пострадала не только от плохого планирования вторжения в Украину. С точки зрения подготовки, командования и дисциплины у нее есть серьезные недостатки. Однако еще очень многие вопросы о российско-украинской войне остаются без ответа. И поэтому ранние попытки ее оценить могут быть неправильными.

С течением времени может оказаться, что начальная фаза была краткосрочным делом. Более тщательный анализ покажет, что российские успехи варьируются в зависимости от того, какую ось наступления и какие части российской армии оценивать. Например, российские силы на юге смогли быстро выйти из Крыма и захватить большие территории, которые они до сих пор удерживают. Более того, еще многое неизвестно о том, какую помощь США оказали Украине кроме передачи вооружения. И как это повлияло на ход боев. В конце концов, важно еще раз оценить не только где российские силы расположены, но и куда они пытаются продвинуться.

Россия также показала неспособность масштабировать свои операции. она не смогла повторить в масштабах всей Украины то, что ее армия смогла достичь меньшими усилиями в 2014-2015 годах. По состоянию на начало вторжения российским Вооруженным силам не хватало опыта участия в широкомасштабных операциях. И это сказалось на ее успехах. Но у стран НАТО тоже нет такого опыта, за исключением США. От интервенции в Ливию в 2011 году до выхода из Афганистана в 2021-м - неизвестно, что НАТО смог бы сделать без американского участия. У России теперь есть опыт широкомасштабных операций, хотя она заплатила очень большую цену за эту науку (как и СССР когда-то). Пройдут годы, прежде чем российская армия сможет восстановиться после катастрофического вторжения в Украину. Однако поражение часто лучший учитель, чем успех.

Западные настроения колебались от обеспокоенности неспособностью стран Европы удержать один аэропорт в Афганистане без американской поддержки до энтузиазма после неожиданного украинского успеха в обороне. Однако это смещение в восприятии не должно ввести страны НАТО в заблуждение. Им не следует верить, что в другом контексте Россию можно будет легко победить. Несмотря на то, что российская военная сила была сильно переоценена, альянсу лучше смотреть на ее возможности трезво. США будут все больше сосредоточены на Китае, инвестируя в военный баланс Индо-Тихоокеанского региона. Расширение НАТО за счет новых членов принесет новые возможности. Но будут и новые вызовы. Рецессия глобальной экономики и долгосрочная цена восстановления Украины могут отвлечь на себя ресурсы, предназначенные на оборону.

Российское вторжение стало свежим напоминанием, что длительная война зависит от наличия живой силы, снабжения, боеприпасов и оборонно-промышленного потенциала для поддержки обороны. Во всех этих категориях НАТО есть что улучшать. Если бы пришлось пройти такое же испытание, армия альянса могла бы обнаружить, что у нее много тех же проблем, от которых Россия страдает в Украине. НАТО не следует умалять угрозу со стороны России или становиться слишком самоуверенным. Несмотря на большие потери, российская армия рано или поздно восстановит силы. Санкции окажут влияние на ее оборонную промышленность. Но списывать Россию как военную силу со счетов было бы неправильным выводом из российско-украинской войны.

John Dou