The Economist: Открытые данные пробивают туман войны в Украине, но и обманывают тоже

16 января 15:13Новости на zn.ua

«Подъем разведки на основе открытых данных (или osint) изменил то, как люди получают новости. Перед началом войны снимки, сделанные из коммерческих спутников, а также фото и видео российских конвоев в TikTok позволили журналистам и исследователям подтвердить западные утверждения о том, что Россия готовит вторжение», – пишет издание.

«Первые 10 лет войны в Сирии сгенерировали видео, которое можно смотреть непрерывно 40 лет, – говорит Мэтью Форд из Шведского оборонного университета. Только за первые 80 дней войны в Украине появилось 10 лет видеоматериалов», – говорится в статье.

«В разведке на основе открытых данных у нас все еще нет подсказки на крышке, но зато есть почти бесконечное количество кусочков пазла», - пояснил он.

«Украина очень быстро поняла, что это очень эффективная информационная стратегия. Это были лучшие кадры, которые у нее были. Так что украинцы накопили много таких видео и постепенно их публиковали без привязки к дате, времени и месту ударов, чтобы создалось впечатление, будто все происходит в течение нескольких месяцев подряд», - сказал аналитик Королевского института объединенных служб Джастин Бронк.

29 мая 1982 года Роберт Фокс стал свидетелем тяжелой битвы за небольшое поселение Гуз-Грин на Фолклендских островах в южной части Атлантического океана, за которые воевали тогда Великобритания и Аргентина. Это было решающее сражение в войне. И, в конце концов, все закончилось в пользу британцев.

Фокс, который в то время был радио-корреспондентом BBC, с нетерпением хотел рассказать обо всем своим слушателям. Но прошло 10 часов, прежде чем он добрался до спутникового телефона на борту военного корабля. Кроме того, в Лондоне его текст готовили к публикации еще 8 часов. Репортаж вышел в эфир с опозданием на сутки. У тележурналистов ситуация была еще хуже, – вспоминал Фокс. Отснятые кадры дошли до Британии спустя 10 дней.

Когда в ноябре украинские военные освободили Херсон, понадобилось всего несколько часов, если не минут, чтобы новости разлетелись везде. В Telegram распространялись фото, подтверждающие вход украинских солдат в центр города и появление украинских флагов на зданиях. Сеть аналитиков-любителей в Twitter отслеживала украинское наступление почти в реальном времени, определяя «геолокацию» мест, где были сделаны фотографии. Они сравнивали деревья, дома и другие детали на фото с картами Google Maps и других подобных сервисов, пишет The Economist.

Osint даже помогла предсказать, когда именно начнется. Джефри Льюис из Института Мидлбери в Калифорнии использовал сервис Google Maps, отслеживающий трафик на дорогах, чтобы обнаружить подозрительную пробку с российской стороны границы в 3:15 ночи 24 февраля.

«Кто-то двигается», – написал Льюис тогда в Twitter.

Менее чем через три часа после этого Владимир Путин объявил о начале своей войны. Спутниковые снимки до сих пор играют роль в отслеживании боевых действий. При наступлении на Херсон спутники системы SAR, которые способны «видеть» ночью и сквозь облака, обнаружили, что Россия строит понтонные переправы через Днепр для отступления из города. Лодки появлялись и исчезали, поскольку российские военные бежали на восточный берег. А позже таким же образом стало известно, что армия России строит новые оборонительные позиции вдоль трассы М14 на восточном берегу Днепра. И когда украинские беспилотники ударили по двум авиабазам на российской территории в декабре, спутниковые снимки высокого качества позволили оценить масштабы последствий. The Economist объясняет, что речь идет об авиабазах в Дягилево и Энгельсе, где базировались российские Ту-95 и Ту-22.

Но если спутниковые снимки хорошо подходили для обнаружения российских батальонов, компактно размещенных на открытом пространстве в январе, они не могли дать четкую информацию о маленьких ротах, разбросанных по всей линии фронта в траншеях или бункерах. В этом измерении самым большим источником информации стал Telegram.

Аналитики, использующие открытые данные, отслеживают российские пропагандистские каналы, чтобы собрать фото боев, свидетельства с линий фронта и данные о настроениях среди войск. Конечно, такие каналы лояльны к армии России или российским наемникам из ВПК «Вагнер». Однако они все же дают определенный процент полезной информации. Telegram стал платформой, которую используют российские ультранационалисты, чтобы распространять свое недовольство ходом войны, которую они на самом деле поддерживают. По специальным каналам они часто критикуют российское военное командование.

Для армий, пытающихся обеспечить оперативную защищенность, такое распространение данных – это кошмар. В 2019 году после ряда ошибок Россия приняла закон, запрещающий солдатам загружать в интернет чувствительные фото или видео. Перед началом вторжения в Украину в РФ начали закрывать сайты, отслеживавшие движение поездов. Это позволило устранить ценный источник данных. Москва также пыталась сделать нашивки на форме военных и отметки на боевых машинах менее заметными, чтобы усложнить выявление позиций российских военных. В октябре Кремль начал закрывать Telegram-каналы своих заметных критиков, таких как Игорь Гиркин, который развязал российскую войну на Донбассе в 2014 году. Но они все равно остаются такими же болтливыми, как и раньше. Россия так же не смогла остановить поток информации.

«Есть много уроков, которые усваивают очень медленно. Но, я думаю, они знают, что люди ищут информацию в Telegram», – сказал аналитик osint-компании Atreides Том Баллок.

В российской соцсети VK, по его словам, ситуация очень плохая. Потому что там по-прежнему очень много фото военных баз и позиций с координатами, которые всегда распространялись. Такая халатность может иметь летальные исходы. В декабре российский доброволец опубликовал в VK фото войск, размещенных в клубе в селе Саги в оккупированной части Херсонской области. Его сообщение в социальной сети содержало географическую отметку, указывавшую на точные координаты. Украинские ракеты ударили по расположению российских военных. Но позже этот же российский доброволец снова опубликовал ценные данные. В этот раз он загрузил видео, на котором были видны точные последствия удара. Это дало силам Украины возможность оценить успех своих действий, – говорит военный аналитик из Королевского колледжа Лондона Роберт Ли.

Россия мобилизует сотни тысяч новых бойцов, которых после непродолжительной подготовки отправляют в зону боевых действий. Им почти не рассказывают о цифровых мерах безопасности. Поэтому эта уязвимость будет только усиливаться.

«Многие из них считают публикации в социальных сетях частью своей службы», – сказал Баллок.

Аналитик рассказал, как следил за российским добровольцем, отправленным в Херсонскую область в июне. Солдат обязательно публиковал снимки каждого села, через которое он проезжал на пути из Ростова. Это позволило определить ценный маршрут, по которому Россия обеспечивала свои войска на оккупированной территории.

Но открытые данные, несомненно, имеют свои ограничения. Поток фото из освобожденного Херсона так быстро распространился, потому что жители делали и загружали снимки из-за эйфории. Однажды украинская армия смогла ударить по подразделению «кадыровцев» вблизи Киева через 40 минут после опубликования видео в TikTok. Но в среднем проходит от одного до трех дней, прежде чем фото удастся отследить и определить координаты, где оно было сделано, – говорит аналитик компании Trust Андро Мэтьюсон. Снимки часто публикуются сериями, когда военные проходят ротации подальше от фронта и у них появляется время загружать материалы. Данные из открытых источников создают также «проблему выжившего», как во времена Второй мировой войны, когда неправильные выводы делали с учетом информации только о вернувшихся с миссий самолетах.

«Кадры, которые мы видим об этой войне, не обязательно рассказывают праву о том, как войну ведут», – предупредил Ли, объясняя, что танки, подбитые ракетами, скорее попадут на видео, чем подорвавшиеся на минах.

The Economist со ссылкой на собственные источники пишет, что значительная часть танков, которые потеряла Украина, взорвалась как раз на минах. Недавно генерал Джим Хокенхолл, руководивший британской военной разведкой до 2022 года, сравнил обычные разведывательные методы с попыткой сложить пазл без картинки-подсказки на крышке коробки.

Поэтому возникает ситуация, в которой можно составлять «почти нескончаемое количество картинок». Это, по словам Форда, создает «разделенные реальности». Форд утверждает, что открытые источники можно использовать по «стандартам разведки». Однако он признает, что нескончаемый пазл создает серьезные вызовы. Один из рисков – это самообман, соблазн «видеть войну такой, какой мы хотим ее видеть вместо реальности». Фото замерзших и голодных мобилизованных россиян в окопах рисуют картинку провальной мобилизации в России. На самом же деле западные и украинские чиновники озабочены возможностью, что более качественные резервы формируются вне поля зрения.

Другая проблема состоит в том, что воюющие стороны могут формировать обманчивые картинки, показывая, что они хотят, чтобы все видели. В первые месяцы войны в сети было очень много видео, на которых украинские беспилотники TB2 Bayraktar наносили удар за ударом по врагу под музыку. Это был своеобразный театр.

Несмотря на такие ограничения, западные разведывательные управления проявляют интирес к osint. Нет ничего нового в спутниковых снимках. США пользуются ими уже больше 60 лет. Но мир, в котором Telegram-каналы обеспечивают непрерывный поток фото с поля боя – это новая реальность и очень тревожная.

«На открытые данные приходится примерно 20% наших нынешних процессов», – сказал генерал Хокенхолл.

Однако вместо того, чтобы заменить открытыми данными традиционную разведку, реальные тайны должны стать «вишенкой» на торте osint.

«Очень важно, чтобы мы смогли объединить эти две вещи», – добавил британский генерал.

John Dou