Стратегия военной безопасности Украины: эксперт указал на огромную проблему, которую власть проигнорировала

Президент Украины ввел в действие решение Совета национальной безопасности и обороны от 25 марта 2021 года "О Стратегии военной безопасности Украины". О морских аспектах Стратегии, утвержденной Владимиром Зеленским, "Телеграфу" рассказал директор Украинского института морского права и безопасности, эксперт Центра оборонных стратегий Богдан Устименко.

По словам эксперта, согласно Стратегии, Российская Федерация признана военным противником Украины, осуществляющим вооруженную агрессию против нашей страны.

"Базовым месседжем Стратегии являются: "Военная безопасность – комплексная оборона". Под "всеобъемлющей обороной" подразумевается комплекс мер, направленный на превентивные действия и упорное сопротивление агрессору (России) на суше, на море, в воздушном пространстве, противодействие в киберпространстве и информационным атакам, использование для отпора российской агрессии всего потенциала государства и общества – от военного, политического и экономического – до культурного и духовного. Также к всеохватывающей обороны относится применение всех форм и способов вооруженной борьбы с агрессором, в частности асимметричных, с соблюдением предписаний международного права. Обретение членства в НАТО является также одной из главных задекларированных целей государства", – акцентирует эксперт.

Всё это, по его словам, правильно, но государство снова "закрывает глаза" на одну из самых мучительных проблем современной Украины – ее оккупированное море.

"В Стратегии указано, что Россия временно оккупировала Крым, Севастополь, территории в Донецкой и Луганской областях. В то же время, в документе нет ни слова о том, что после российского нападения Украине вообще не контролирует львиную долю своего сектора в Черном и Азовском морях – около 100 тыс. квадратных километров из 137 тыс. общей площади украинских морских пространств. Россия нагло добывает миллиарды кубов нашего газа с нашего морского шельфа, построила морской мост в Керчи, проложила к полуострову морские кабели и газопровод с российской территории, а также обеспечивает охрану этого всего с помощью военной силы", – говорит Богдан Устименко.

Директор Украинского института морского права и безопасности отмечает, что в перечень основных задач Стратегии добавлен тезис о необходимости контроля Украины "ближней морской зоны". Но, подчеркивает он, наше законодательство даже не содержит определения – что такое эта "ближняя морская зона".

Также эксперт обращает внимание, что развитие военно-морских возможностей Украины отнесено Стратегией, с учетом приоритетности и возможностей государства, к краткосрочной перспективе.

"Хотя даже невоенные люди понимают, что развитие национальных военно-морских сил –это дело десятков лет, учитывая, в том числе, реальные сроки строительства военных кораблей и их огромную стоимость. Отсутствие стратегического видения собственной морской безопасности, многолетнее непонимание политической властью морских проблем, остаются большой бедой для Украины. И увеличивают риски потери остатков наших морских пространств", – резюмирует Богдан Устименко.