США перестали интересоваться Украиной: теперь войны ждут в другом месте

19 января 10:10NK

Впервые с 2014 года Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations, или CFR), влиятельнейший аналитический центр в США, в своем ежегодном рейтинге мировых угроз опустил возможность войны на востоке Украины с крайне опасного уровня до умеренного. Зато на первое место поднят уровень опасности широкомасштабного военного конфликта между США и Китаем из-за Тайваня. И опасения эти не случайны.

Уходящая администрация президента США за последние месяцы своего пребывания у власти делает все от нее зависящее с целью сжигания любых мостов для будущего состава Госдепа в отношениях с целым рядом государств. Одним из таких фундаментальных мостов на протяжении десятилетий оставалась формальная приверженность "политике одного Китая". Начиная с 1970-х годов этим "единственно правильным" Китаем Вашингтон считает Китайскую Народную Республику со столицей в Пекине. Признание же Тайваня, который сам себя называет Китайской республикой, американцы тогда отозвали. И с тех пор поддерживают самые тесные экономические и военные отношения с отколовшимся островом, при этом не считая его независимым государством.

С 1979 года в США действует Закон об отношениях с Тайванем, в котором ни словом не упоминается Китайская республика, но де-факто признаются "реальные власти острова". Тогда же был учрежден Американский институт на Тайване, который имеет все функции посольства США, включая визовые вопросы. Похожие представительства вслед за этим учредили там и некоторые другие государства Запада. Вашингтон с того времени наложил табу на официальные визиты и встречи своих дипломатов и чиновников с тайваньскими коллегами. Периодически такие контакты все равно происходили, но всегда носили характер неофициальных.

Осенью прошлого года это табу было демонстративно нарушено трехдневным визитом заместителя госсекретаря США Кейта Крача на Тайвань, в ходе которого он встречался с высшим руководством острова. Пекин был в бешенстве, не ограничившись нотами протеста, — по заявлению так называемого министерства обороны Тайваня, за время визита Крача китайские военные самолеты 46 раз "нарушали воздушное пространство" непризнанной республики, которую КНР считает своей неотъемлемой составной частью.

И вот несколько дней назад госсекретарь США Майк Помпео громогласно объявил о том, что Вашингтон снимает с себя "все добровольные ограничения на взаимодействие органов исполнительной власти с их коллегами с Тайваня". Вполне резонно Крач заявил, что данное объявление фактически обозначает предоставление острову "статуса свободной страны". А сразу же после заявления госсекретаря последовал ряд контактов официальных деятелей. Например, посол США в Нидерландах Петер Хукстра принял у себя в диппредставительстве "посла" Тайваня. Аналогичный прием на прошлой неделе состоялся и в посольстве США в Швейцарии.

Помпео же анонсировал внезапный визит на остров посла США в ООН Келли Крафт, который был так же неожиданно отменен в самый последний момент. Вместо этого на прошлой неделе Крафт провела видеоконференцию с президентом непризнанной республики Цай Инвэнь. В ходе беседы (и на это стоит обратить особое внимание) посол США заявила, что Тайвань "во многих отношениях является моделью для всего мира". Забавнее всего, что Крафт выразила возмущение позицией Китая, блокирующего членство Тайваня во Всемирной организации здравоохранения. На фоне того, что сам Вашингтон уведомил ВОЗ о выходе из данной структуры с июля нынешнего года, гнев посла США выглядит слишком уж лицемерным.

В довершение вышеперечисленных скандальных шагов, подрывающих основу взаимоотношений между Америкой и Китаем, на прошлой же неделе Вашингтон пошел еще дальше, рассекретив свою национальную стратегию в Индо-Тихоокеанском регионе. Документ был принят в 2017 году и вполне мог храниться под грифом "Секретно" 25 лет. Однако администрация Дональда Трампа сознательно пошла на этот шаг ради еще большего обострения с Китаем за неделю до прихода к власти Джо Байдена. А стратегия является откровенно антикитайской и, помимо всего прочего, уделяет значительное внимание расширению экономического и военного сотрудничества с непризнанным Тайванем.

Цель данной публикации именно в это время очевидна для всех: вызвать ответную реакцию Китая и тем самым создать для администрации Байдена неопределимые препятствия для возобновления прежних отношений с Пекином. Причем в столь непростое для Трампа время этому продолжает подыгрывать вся его уже бывшая команда. Даже вице-президент Майк Пенс, окончательно побивший горшки со своим боссом, в субботу публично призвал Байдена продолжить политику предшественника "по противостоянию агрессии Китая".

И хотя команда Байдена гораздо более осторожна в данных вопросах, а ее отдельные представители высказывали приверженность "политике одного Китая", никто из них официально не отмежевался ни от решений Помпео, ни от скандальной стратегии Трампа по китайскому вопросу. А недавнее объявление о том, что Байден назначает Курта Кэмпбелла, бывшего помощника госсекретаря, своим координатором по Индо-Тихоокеанскому региону, вызвало восторг на Тайване — в разном качестве Кэмпбелл посещал остров как минимум шесть раз.

На протяжении многих лет различные политики, дипломаты и эксперты призывают США и другие западные страны расширять сотрудничество с Тайванем и тем самым противодействовать Китаю. Скажем, известный британский критик России и Китая Эдвард Лукас предложил Лондону последовать американскому примеру и снять ограничения на политические контакты, организовав визиты министров на китайский остров. А Гуверовский институт, еще один влиятельнейший аналитический центр в США, прямо побуждает признать Тайвань.

При этом чаще всего те же эксперты требуют вводить самые жесткие меры против России "за поддержку сепаратистов на Украине". Напомним, именно это вменяется в вину Москве при введении западных санкций. Одни и те же деятели призывают Запад поддержать Тайвань и заставить Россию "уважать территориальную целостность Украины". Одни и те же эксперты осуждают Москву за выдачу паспортов для жителей Донбасса и громко аплодируют решению Лондона выдавать британское гражданство жителям китайского Гонконга. И не видят же в этом никаких противоречий.

А ведь вспомним слова посла США Крафт о том, что Тайвань, с точки зрения Вашингтона, "является моделью". Возникает закономерный вопрос: если американцы считают это успешным примером для всего мира, то почему бы не использовать его для других проблемных регионов планеты? Например, для тех же регионов, отколовшихся от Украины.

Скажем, недавние слова Владимира Путина на Большой пресс-конференции о том, что Россия будет расширять "прямое сотрудничество" с Донбассом, вызвали очень нервную реакцию на Западе и тем более на Украине. Но если бы Москва полностью скопировала американский подход к тайваньскому вопросу, то мы бы уже видели наличие в Донецке и Луганске фактических диппредставительств России, обмен официальными визитами, заключение прямых договоров о политическом и военном сотрудничестве с непризнанными республиками, прямые экономические связи, а не только приезд гуманитарных грузов. А что не так? Нам ведь сам Вашингтон приводит Тайвань в качестве модели.

Если американцы так пекутся о том, чтобы Тайвань стал членом проклятой в Америке ВОЗ, то логично предложить такой же статус республикам Донбасса. Причем даже без этого статуса китайский остров получил право на приобретение вакцины от коронавируса по международной программе COVAX, как и некоторые другие непризнанные или частично признанные образования, не представленные в ООН. Но стоит России поставить вопрос о появлении представителей Донбасса даже на неформальных международных площадках — Запад сразу начинает истерику и ложится костьми, чтобы не допустить этого. Сразу оказывается, что тайваньская модель вовсе не универсальна в глазах ее западных адептов.

Россия последовательно отстаивает территориальную целостность Китая. Поэтому вопрос признания Тайваня у нас никогда не стоял на повестке дня. А все отношения с островом (включая визовые вопросы) строятся в строгом согласовании с Пекином. Но в конце концов, раз Запад сам нас призывает использовать тайваньскую модель в качестве приемлемой, то почему бы и не задействовать ее в Донбассе, с которым украинская власть отказывается вести прямой диалог? Хотя можно не сомневаться: как только Россия применит хотя бы несколько методов, опробованных Вашингтоном на Тайване, мы сразу услышим массу гневных окриков в стиле "Это другое!"

Владимир Корнилов