Советник Тихановской ответил на "обвинения" Протасевича

Советник Светланы Тихановской Франак Вячорка, комментируя недавнее интервью основателя Telegram-канала NЕХТА Романа Протасевича, заявил, что "признание человека под дулом автомата" не стоит воспринимать всерьез.

Об этом он сказал в комментарии "Настоящему времени".

"Я могу прокомментировать, что у нас теперь есть два Романа Протасевича: Роман Протасевич на свободе и Роман Протасевич в КГБ. И это два разных человека. То, что мы слышали, видели, — это совсем другой Роман Протасевич, он говорит то, что ему сказали говорить. Понятно, что и слова, и формулировки, и то, как он преподносит информацию, и эти восхваления Лукашенко – это все результат пыток, это результат того, в какое психологическое и физическое состояние его повергли. Лукашенко устроил пыточную камеру не только отдельным людям, но и всему белорусскому народу. И состояние, в котором Роман дает это интервью, как бы необъяснимо логически", - сказал он.

Вячорка заверил, что "что бы он ни сделал, сделаем все, чтобы его освободить".

"Потому что он заложник. Когда человек заложник, он делает разные вещи, и мы не знаем точно, какие у него мотивы и почему он так, или иначе говорил", - отметил советник Тихановской.

По его словам, вообще не стоит обсуждать интервью Протасевича, поскольку это "признание человека под дулом автомата" и не стоит "все показания под пытками обсуждать всерьез".

"То, что он наговорил, там половина, понятно, это написано, половина – это какие-то размышления на тему. Мне просто даже нечего сказать. И я не знаю вообще, нужно ли, имеем ли мы моральное право обсуждать – тем самым в том числе подставлять Романа, - уточнил Вячорка. - Я думаю, что мы не должны играть именно по повестке Лукашенко. Он же хочет эту тему сменить: не он, оказывается, виновный в том, что угнал самолет и захватил заложника, а оказывается, внутренние какие-то разборки за этим стояли. Поэтому подыгрывать ему, обсуждая Романа и что он говорит, я не буду".

Как сообщал "Телеграф", в Греции заявили, что за Протасевичем в стране следили люди "с российскими паспортами".