Смертельные тюремные голодовки: как это было

19 ноября 09:28RSS feed nk.org.ua

Арестованный в Грузии Михаил Саакашвили продолжает голодовку в тюрьме, а местный омбудсмен Нино Ломджария рекомендует перевести Саакашвили из тюремной больницы в частную клинику — заявляя, что последствия отказа от пищи угрожают жизни политика. Однако грузинские власти отказываются идти ему на уступки.

Специальная пенитенциарная служба Министерства юстиции Грузии разместила на своей странице в Facebook видео, на котором видно, как бывший грузинский президент принимает пищу. Правда, по словам Саакашвили, он принимает только специальные питательные пюре, поддерживающие нормальное состояние его организма.

Однако его критики не верят в серьёзный характер этой специфической голодовки, вспоминая про хорошо известные случаи тюремного голодания Надежды Савченко и Олега Сенцова.

При этом история знает немало случаев реальных голодовок политических заключенных, которые заканчивались их гибелью. Причем, один из самых известных голодных бунтов в тюрьме произошел сорок лет назад — в британской тюрьме Мэйз, расположенной возле североирландского города Белфаст. Эта страшная голодовка унесла жизни десяти молодых ирландских республиканцев — во главе с их неформальным лидером, двадцатисемилетним поэтом и журналистом Бобби Сэндсом.

Участники Ирландской тюремной голодовки 1981 года требовали вернуть им статус политических заключенных — потому что правительство британских консерваторов демонстративно приравняло этих людей к обычным уголовным преступникам.

Голодающие выдвинули требования, которые назвали «требованиями достоинства». Они добивались для себя права не носить тюремную униформу, не делать тюремную работу, общаться с другими заключёнными и организовывать в тюрьме образовательные мероприятия. Кроме того, ирландские республиканцы хотели получить от властей право на один визит, одно письмо и одну посылку каждую неделю, и возможность претендовать на помилование.

Демократически настроенные британцы считали эти лозунги справедливыми и умеренными — потому что все понимали, что участники борьбы за свободу Ирландии попали в тюрьму за свои убеждения, и имели право на особые условия содержания.

Однако британское правительство во главе с Маргарет Тэтчер не желало идти ни на какие уступки ирландскому республиканскому движению. Официальный Лондон хотел сломать в тюрьме волю политических активистов. С этой целью их помещали в специальные изолированные блоки или бросали в камеры к ультраправым уголовникам-лоялистам, которые убивали своих противников. Республиканцы знали, что многие из них не смогут выйти на волю — и именно это подталкивало их к отчаянному решению начать голодовку, которая проходила на бескомпромиссных условиях, в условиях полного отказала от пищи.

Через пять дней после начала тюремного протеста неожиданно скончался Фрэнк Магуайер — член Палаты общин от североирландского района Фермана и Южный Тирон. Воспользовавшись этим, ирландская католическая община выдвинула Бобби Сэндса в качестве кандидата на выборах, и он одержал на них решительную победу, став самым молодым членом в истории нижней палаты британского парламента. Но даже это не заставило Тэтчер пойти на уступки голодающему в тюрьме ирландскому депутату.

Бобби Сэндс скончался после 66 дней голодовки от крайнего истощения, и это вызвало в мире широкий массовый резонанс. На похороны республиканца пришло около ста тысяч человек, а Ирландская республиканская армия и ее политическое крыло «Шинн Фейн» привлекли в свои ряды множество новых сторонников.

Однако тюремные смерти продолжались. В последующие месяцы от голода умерли еще девять соратников Сэндса, которые тоже получили в Ирландии статус народных героев. Один из них, Кевин Линч, продержался без пищи семьдесят один день. А вслед за его смертью в тюрьме скончался от истощения Киран Дохерти, который был заочно избран депутатом парламента Ирландской республики.

Голодающие ирландцы опирались на опыт борцов за независимость Индии, которые тоже умирали в демократических тюрьмах Британии. Среди них наиболее известен революционер Джатиндранат Дас. В 1929 году он объявил голодовку в знак протеста против незаконных арестов и бесчеловечного условия содержания в тюрьме города Лахор, которая продолжалась в течение шестидесяти трех дней.

Тюремное начальство отказывало Дасу в воде — чтобы жажда заставила индийца вернуться к приему пищи. Однако он продолжал голодать до смерти, а его похороны превратились в массовую манифестацию сторонников независимости, которые провозгласили Джатиндраната «мучеником свободы».

Политические голодовки регулярно проходят в турецких тюрьмах, и нередко приводят к массовым жертвам. В результате общенациональной голодовки политических заключенных, которая проходила в Турции в 2000 году, погибли более шестидесяти человек, среди которых преобладали молодые левые активисты.

Подобные акции продолжаются в этой стране и в последнее время. В 2020 году они забрали жизни Ибрагима Гёкчека и Хелин Болек — представителей популярного музыкального коллектива Grup Yorum. Участники голодного протеста требовали улучшить содержание политических узников, которые содержали в условиях изоляции, а также добивались прекращения политических репрессий. Однако правительство Эрдогана отказалось идти на эти уступки, предопределив наступление трагического исхода.

Политзаключенные умирали от голода и в континентальной Европе. Милитан Рибейру Бесса, известный деятель португальского и бразильского коммунистического движения, скончался в лиссабонской тюрьме на тридцать второй день голодовки. Перед смертью он написал товарищам письмо своей собственной кровью, и эта драматическая история усилило сопротивление диктатуре Антониу Салазара.

А немецкий леворадикальный кинематографист Хольгер Майнс, который считался одним из лидеров Фракции Красной Армии, умер после отказа принимать пищу в немецкой тюремной камере. Имея высокий рост, он весил на момент смерти менее 39 килограмм — потому что тюремщики неофициально запретили врачам проводить реальный медицинский осмотр участников политической голодовки, чтобы шокированная общественность не стала требовать спасения Майнса.

Михаил Саакашвили почти наверняка застрахован от подобного трагического исхода — потому что он является представителем глобального политического истеблишмента, и рассчитывает на поддержку влиятельных друзей из Брюсселя и Вашингтона. Украинская омбудсмен Денисова, которая никогда не интересовалась положением политических заключенных в своей стране, настойчиво добивается освобождения бывшего грузинского президента, за которого вступились многочисленные неправительственные фонды и НКО. Сторонники Саакашвили надеются на его скорое освобождение — заявляя, что на их кумира не распространяются нормы действующих законов.

А значит ирландская трагедия сорокалетней давности, скорее всего, повторится в Грузии в виде очередного постмодернистского фарса.

Андрей Манчук

John Dou