“Скучаю по сыну и жду, когда смогу вернуться на работу”. История шахтера, раненого российским снарядом

"Меня сразу положили на носилки. ИВЛ, капельница. Врач молодой, но очень внимательный, сразу сказал так: это 50 на 50, доживет ли он до утра", – вспоминает Артем.

"Скучаю по сыну очень. Когда меня ранило – пришлось отправить его заграницу вместе с матерью. Мне мои родители всегда очень помогали, но я и их заставил выехать на Западную Украину", – объясняет он.

"Большинство наших ребят и не думают никуда уезжать. Шахта же не может остановиться: в Украине нужен уголь, свет, тепло", – говорит Артем.

Артем Червоный вижил после жуткого обстрела

Российское вторжение в Украину изменило, покалечило жизни и судьбы миллионов украицнев. Среди них оказался герой и нашей истории – Артем Червоный.

На аватарке у Артема Червоного – фото с сыном. И в вайбере, и в фейсбуке. Объясняет через кашель, медленно выговаривая слова: он – отец-одиночка. Сам растит сына почти с рождения. А теперь Максиму целых восемь лет. И впервые в жизни – такая долгая разлука. Последний раз мальчик видел папу почти при смерти. К счастью, Артем уже идет на поправку. И надеется увидеть сына после победы.

.

Шахтер Артем Червоный был ранен по пути на работу, которой посвятил всю жизнь.

Шахтер Артем Червоный был ранен по пути на работу, которой посвятил всю жизнь.

Шахтер Артем Червоный был ранен по пути на работу, которой посвятил всю жизнь.

1/3

Сколько раз Артему Червоному говорили, что он родился в рубашке. И еще повторяли множество поговорок, подчеркивающих его удивительное, счастливое везение. А он всего лишь опоздал на автобус, который шел на шахту Засядько 18 ноября 2007 года. Эти 20 минут спасли ему жизнь: вся его смена погибла на самой большой шахтной аварии за годы независимой Украины. 106 человек, шахтеров и спасателей, убил взрыв метана.

То, что у шахтеров ответственная и часто рисковая работа Артем знал хорошо. Его отец тоже был шахтером. Да и сам Артем проработал почти 20 лет на шахтах. Он был и проходчиком, и горными спасателем. А последние 2.5 года работал в ДТЭК ШУ Першотравенское, начальником смены производственной службы. Его обязанности – это согласование работы всей шахты, проверка безопасности людей и оборудования. В общем – постоянная бдительность, чтобы вовремя найти и устранить любые опасности на шахте.

Состояние опасности – вообще обычное дело для Артема. Уже 8 лет как в 60 километрах от родного Покровска выстрелы и взрывы. Но в Покровске живут родители, на шахте – друзья. И шахта должна работать – от нее зависит свет и тепло для украинцев, и это осознание всегда есть у шахтеров, особенно у потомственных, как Артем Червоный.

"Мысли уехать куда-то даже не было. У меня тут работа, вся жизнь. Да и никогда бы не подумал, что прилетит именно к нам", – размышляет он.

Но прилетело.

16 марта Артем вышел на четвертую смену. Она начинается в полночь, значит на остановке автобуса, идущего на шахту, надо быть в 22.20. Автобус чуть опаздывал. Пассажиры на остановке – еще трое мужчин – выглядывали его на горизонте. Как только автобус показался – Артем сделал пару шагов вперед.

Треск, странный шум, взрыв. Обожгло грудь, стало трудно дышать. Он увидел, как из автобуса выбегают люди и ложатся на землю. Сам метнулся обратно к остановке. Увидел на своей куртке дырку на груди.

Потом – кто-то разрезал его куртку, а кто-то звонил в скорую. Водитель автобуса другой шахты, проезжающий мимо, донес его до салона и привез в Покровск, в больницу.

Оказалось: российские военные сбросили кассетную бомбу. То, что никто не погиб – еще одно чудо. Но осколки попали в легкие и бронхи Артема. В следующие недели ему несколько раз пробивали легкие, выкачивали жидкость. Врачи и медсестры почти не отходили от раненого: Артем уверен, что выжил благодаря их заботе.

"Сначала я даже не говорил. Только переписывался. Коллеги много писали, беспокоились", – говорит Артем.

Но любимый Покровск все-таки пришлось оставить. После выписки Артему надо было лечиться у торакального хирурга – специалиста по легким. Такие врачи есть в Днепре, куда сейчас переехал Артем.

Восстанавливаться еще немало: Артем только начал потихоньку говорить и медленно подниматься по лестнице. Пятый этаж пока еще приходится покорять, как Говерлу. Один из осколков российской бомбы так и останется в нем навсегда. Хирурги сказали: слишком сложно вынимать, но можно жить и так, с кусочком металла внутри.

В ШУ "Першотравенское" Артем, конечно, собирается вернуться. Это же больше, чем работа: это его фронт.

Действительно, и уголь, и свет, и тепло – очень нужны. Все это могут обеспечить такие люди как Артем Червоный и его коллеги-шахтеры Украины. И не приходится сомневаться, что на них в этом можно полностью положиться.

John Dou