Скорее всего, ситуация с Донбассом не будет решена при этой власти

14 января 00:38Новости 112.ua

Надежда Савченко

Депутат Верховной Рады VIII созыва

В "Большом интервью" народный депутат VIII созыва, Герой Украины Надежда Савченко

- Добрый вечер. Что для вас стало разочарованием 2020-го?

Не люблю разочаровываться, потому что не люблю очаровываться. Я ничего чрезвычайного не ожидала, поэтому для меня вся тяжесть этого года была закономерной. За этот год случилось столько шума, что люди не успевали ловить нить основных событий. Ничем особым этот год для меня не отметился.

- А что можете назвать успехом Украины в 2020 году?

- То, что мы еще выстояли. То, что у нас еще есть государство. То, что продолжается перемирие. Больше никаких успехов не было. Хуже всего то, что мы продали землю. Это можно еще исправить, но исправлять трудно.

- А ваш личный успех? Чем бы вы могли похвастаться по итогам 2020 года?

- Личный успех в том, что я не сложила рук. Я понимаю, как трудно, но я продолжаю бороться. Я не оставляю надежды исправить те вещи, которые можно еще исправить в государстве. Поэтому работаю, и работает политическая партия. Мы участвовали в выборах и дальше будем развивать политическую силу, дальше будем просвещать людей, для того чтобы люди понимали, почему нужно не бездействовать, не сидеть, а брать все в свои руки.

- У вас было такое, что хотелось, под настроение...

- Повеситься?

- ...по крайней мере родиться где угодно, но только не здесь.

- Нет. Для меня патриотизм – это сознательное упрямство. Я никогда не оставлю этой страны, как бы здесь трудно ни было. Там, где родился, там и будешь умирать. Я не буду бежать, искать лучшей доли. Я буду вокруг себя делать лучшую судьбу. Не было у меня таких разочарований, что "все пропало". Все в турборежиме, все катится ко дну, но это означает, что нас впереди ждет подъем.

- То есть вы оптимист?

- Да, конечно.

- В этом году была седьмая годовщина Майдана, и вопросов все равно остается больше, чем ответов.

- Такие судьбоносные события в современной украинской истории, как Майдан и война, Донбасс и Крым, люди отпускают. И это уже не так болит, как в первые годы. Люди уже не так ждут ответов и не верят, что эти ответы будут. Умные люди понимают, что ответы на эти вопросы даст история. Нет уже веры на то, что "весна придет – посадки будут". Мы не получили результата от Майдана, который хотели, не получили изменения политической системы. Мы не получили новой совести политиков, а то, что есть, все то же. Молодые очень похожи на старых. Кризис в стране, а власть расходы на себя из бюджета поднимает, а пенсии и зарплаты бюджетникам уменьшает. Ни одна власть не совершила подвига, показав людям, что это можно сделать наоборот. Поэтому сказать, что у нас что-то изменилось или что мы можем рассчитывать на что-то другое, – нет. Скорее всего, и ситуация с Донбассом не будет решена при этой власти, и поэтому остается думать, а что можем сделать мы.

- В парламентско-президентской республике, каковой является Украина, все равно точка принятия решений это ОП.

- Как ни странно, все так и осталось, хотя говорилось, что и Офис будет не на Банковой.

- Да еще и с прозрачными стенами.

- Да, но ничего не произошло. Зеленский же говорил, что ему там дышать трудно. Видно, ему перекрыли там полностью свежий воздух и дали кислородную маску, возможно, уже с легализованной травой, для того чтобы он ничего не видел, ничего не слышал. Действительно, все решения как принимали, так продолжают принимать на Банковой. За ниточки дергают оттуда. Очень жаль, что не сложилась полностью политическая сила "Слуга народа". Они так и остались тем сбродом-разбродом, который мы видим в ВР. Понятное дело, что при таких раскладах легко дергать за ниточки. Но поскольку они номинально являются монобольшинством, то любая оппозиция осталась за бортом.

- Если много ниточек, то есть риск спутаться.

- Это зависит от мастерства кукловода.

- Учитывая результаты местных выборов, можно уже делать прогнозы относительно будущего парламента?

- Еще рано делать прогнозы. Местные выборы показали, что Украина пошла на самотек. ОП не досмотрел, потому что у них не хватает широты взгляда, они не видят масштаба государства, а видят его исключительно в пользу своих интересов. Местные выборы показали, что Украина пошла на самоуправление, но не тем способом, когда голос народа имеет какое-то значение. Таких инструментов украинцам не дано. Нет императивного мандата: народ избирает депутата, а не может отозвать. Нет механизма референдума, где народ может принимать решения по бюджету. Поэтому Украина пошла на самотек таких небольших княжеств, где тот, кто имел деньги, подмял под себя местный электорат. Первые решения, которые начали принимать, – это неудачная калька с верхушки. Совет, который заседает в маленькой ОТГ, где и бюджета нет, сразу принимает решение, что премии выписывать по 500 мин. окладов, за 1,5 млн будет куплен "Мерседес", а на больницу при ковиде будет выделено 30 тыс. Где же самоуправление? Механизма влияния никакого нет, кроме тех же майданов – либо возле местной ОТГ, либо возле ВР.

- Люди что, вкладывались в избирательную кампанию, чтобы потом развивать свое село или город? Надо же эти деньги отбить, да еще и заработать.

- Если бы эти люди понимали масштабы государства, то они должны были бы понимать, что если они разовьют свое село за пять лет, то в следующие пять лет их прибыль увеличится.

- Да кушать хочется сегодня, а не через пять лет.

- Конечно. Они еще и не уверены, что их через пять лет выберут в нашей нестабильной стране. К сожалению, люди еще мыслят пока так. Как мыслит ОП, своим карманом, так и каждый, кто дорывается до власти на местном уровне, мыслит своим карманом.

- Мы слышали в инаугурационной речи, что каждый из нас президент. Не стоит удивляться, что где-то в каком-то селе голова тоже говорит: я – президент.

- У нас тот, кто смог, тот и президент. Не каждый человек может дорваться до власти, как дорвались на местных выборах определенные царьки.

- Но и местные "царьки", как вы говорите, уже и не очень бьют челом перед Киевом. А то могут и послать, как это было во время объявления карантина.

- Раньше каждому "царьку" надо было съездить в Киев и попросить. Сейчас у него есть свой бюджет, из которого он может воровать. Он прекрасно понимает, что из Киева он больше ничего не получит, поэтому и кланяться Киеву не надо. В стране такой бардак, что кто там приедет из того Киева.

- Вы "карантин выходного дня" назвали глупостью.

- Да, потому что полумеры никогда не работают. Нельзя быть наполовину беременной. Не может быть власть в нашей стране наполовину глупой. Власть или совсем глупая, или умная. Такие решения являются необоснованными. Они не несут никакого спасения с точки зрения медицины, но создают большую нагрузку с точки зрения экономики. Эпидемия продолжается, власть манипулирует статистикой, данные о тестах поступают с опозданием. Мы не знаем изо дня в день показатели заболеваемости. Вот такие карантины, когда власть не знает, что делать, и пытается сделать хоть что-то, стране только во вред.

- Никто в мире не знает, что с ковидом делать, как лечить. В Украине тоже не знали, как справиться, и сформировали антиковидный фонд.

- И разворовали... Если власть не понимает, что полумеры не спасут, то спекулировать исключительно на этом и положить экономику, которая помогла бы спасти медицину, – это тоже не выход.

- 11 марта 2020 года был объявлен карантин. Какой опыт вы для себя вынесли из этого карантина?

- Опыт вынесли для себя все украинцы: они поняли, как это сидеть в камере. Украинцы поняли, как страшно загонять себя в паранойю. Это неправильно, потому что смелые, оптимистичные люди находят выход из любой ситуации. Нельзя допустить, чтобы паранойя поглотила твой ум, потому что тогда парализует все тело. Большинство людей сквозь слезы начинают смеяться над ситуацией в стране, но понимают, что надо жить, а значит, надо работать. Я поняла, что мир может жить только телевизором, но это плохо влияет на психическое здоровье.

- А как объяснить то, что во всем мире государство помогает своим гражданам, особенно малому и среднему бизнесу, а у нас мы видим, что "так, но не совсем так" – и кассовые аппараты, и налоги, и никто не собирается давать отсрочку по каким-то выплатам задолженности по кредитам и тарифы, которые устремились "вперед и вверх".

- У некоторых стран есть деньги, и у власти – какой-то страх перед своим народом, совесть, а у некоторых стран нет ни денег, ни совести, ни страха. Это Украина. Весь мир планирует свое развитие заранее на 10-15 лет. Говорят, что к нам не идут инвесторы, потому что ФОПы третьей группы не платят налоги и они будут не в равных условиях. У нас все в равных условиях, если они зашли "правильно" – через ОП. Поэтому мы и видим "зеленую" энергетику, по которой платим по астрономическим тарифам, и ОВГЗ – поразительную вещь, с помощью которой просто грабят страну. Пока к нам зайдет инвестор, у нас умрет наш работник. Установите в этом случае регулируемую систему налогообложения – пусть те, кто побольше, и платят больше. Мы говорим, что идем по пути Европы, но мы не идем по этому пути в борьбе с коррупцией. Правильный, европейский путь, и наш, привычный, вместе не уживаются в одной стране. Поэтому на помощь от государства украинцам ждать неоткуда – государство все деньги "сливает" за границу. Любые ресурсы мы продаем дешево. Теряем рабочую силу, которая выезжает за границу. Кредиты МВФ, ОВГЗ – это все просто вымывание денег из страны. Поэтому у нас во время пандемии ковида помощь от государства не получат производитель, предприниматель, человек.

- На этом вымывании денег можно построить какую-то дамбу? Что это должно быть?

- Скажут, что вы – коммунист. А как же права человека? Как же доказать, что человек это состояние сколотил нечестным путем? Мы стараемся тушить масштабный пожар добрыми методами. Не сработает. Если мы хотим показать результат в стране, то только через авторитарный режим, через моменты диктатуры, через наказание "верхушки" для того, чтобы украинцы увидели, что справедливость есть. Мы всегда начинаем наказывать с низов. А где "бриллиантовые" прокуроры? Где дела в отношении судей, депутатов? Пусть нас Европа критикует, но только после жесткого наведения порядка, чтобы были ответственность и страх перед законом, мы сможем двигаться дальше.

- Но если МВФ стремится контролировать ВСЮ, который назначает судей, разве можно на это не обращать внимания?

- Внешнее влияние было давно – и РФ, и Запада. Порошенко лицемерно пытался все это скрывать, хотя был давно на крючке, и его подотчетность Байдену прямо указывает на это. Сейчас это невозможно скрыть – мы видим засилье иностранцев во всяких наблюдательных советах. Почему они занимаются военной промышленностью в то время, когда в Украине идет война? Считается, что "импортный" ум лучше? Кроме того, в наблюдательных советах прикрываются академиками. Кто-то прислушивается к их советам? Полный абсурд – мы должны платить деньги наших налогоплательщиков за то, что нас грабят и уничтожают. Это все равно, как заплатить киллеру за то, что он вас убьет. Это нездоровая ситуация, но это происходит. Эти люди, которые нам вредят, они это делают под красивыми лозунгами вступления в НАТО. Но мало кто из украинцев знает, что НАТО предусматривает для нас армию XVIII века – армию пехотинцев. У нас забирают авиацию, бронетехнику, оставляют мотопехотные полки, у нас практически забирают ПВО, артиллерию. Мы практически ничего своего не производим. При этом мы разработали миномет "Молот", который убивает своих, еще там кое-что разработали. Но где будет оснащенная этим армия? На первой линии фронта? Или мы все это вывезем? Где склады, которые взорвались при Порошенко, где арсенал этих складов? Мы понимаем, что армия готова к войне, когда у нее закрытый весь тыл, когда у нее полный резерв, – у нас же нет этого резерва. А то, что имеем, на передовой – это на один день ожесточенного боя.

- Когда установили радиолокационные системы, забыли дать ключ шифрования, где "Джавелин"? Это же все купили за наши деньги, хотя, говорят, что подарили. Мы занимаем деньги, чтобы потом за эти деньги у вас что-то купить. Это глупость или просто диверсия на грани с государственной изменой?

- С точки зрения интересов государства это диверсия, на уровне государственной измены. Мне интересно знать: людей, принимающих такие решения, они не унижают? Когда мы говорим, что хотим вернуть Донбасс и Крым, почему мы хотим их вернуть? Потому что это наша земля, это наша собственность и это наша боль. А нашу власть не унижает то, что Запад ей диктует, что делать, где нам хранить то оружие, которым мы должны воевать. Почему ключи у них от всего этого? Их это не унижает, потому что у них уже давно нет совести и с каждого такого контракта они отсчитывают, сколько положат в карман и какую яхту купят.

- У них свой "москитный" флот.

- Да, круче, чем наш государственный. Для них государство – это инструмент для использования, для приумножения собственного капитала.

- Если бы за каждый взятый кредит из зарплаты чиновников отчисляли 75% в счет этого кредита, то, наверное, они бы думали перед тем, как подписать.

- У них все равно было бы что положить в свой карман на свой "москитный" флот.

- Депутаты местного уровня за свою работу зарплату не получают. Но на местных выборах была такая заруба, что складывается впечатление, что это надо ж так любить свой родной край. Это, пожалуй, о них сказано: "Душу и тело мы положим" за то, чтобы стать к рулю.

- Они понимают, ради чего они туда идут, – речь идет не о зарплате. У них есть бизнес, который госбюджет, община будут им оплачивать.

- Вас не удивляет, что уже на уровне министров заговорили о том, что финансовая подушка уже сдувается и, если зарплаты министра не хватит, то я уйду. Это такой государственный подход у людей?

- Не уйдет. Говорят же об Украине, что она такая богатая, что воруют и воруют, а все разворовать не могут. Самая большая проблема в том, что те, кто приходят к власти, понимают: еще есть что воровать. Я думаю, что наша власть может докатиться до того, что будет выгребать у людей все.

- У людей выгребают все и в прямом, и в переносном смысле, потому что "хлеба не куплю, а за коммуналку заплачу".

- Запад нам предлагал рыночные цены на тарифы и доставку. А оказалось, что у нас один монополист. Если раньше человек не жил в квартире, то в его квитанции был ноль. Сейчас в его квитанции ноль за газ, но сумма за его доставку. Государство, что ты делаешь? Что ты делаешь для того, чтобы это было справедливо в отношении человека? – Ничего. Как случилось, что все в руках монополиста? Монополист выкупил у меня эту часть трубы или взял ее у меня в аренду? Олигархи все время одни и те же – их никто не трогал. Поэтому мы как народ боремся с двояким злом – с внешним воздействием, с транснациональными компаниями, и с внутренним злом, которое, как говорят, удерживает Украину от того, чтобы она не распалась, – это наши "святые" олигархи. Это те, о ком Зеленский говорил, что с ними "нужно садиться и договариваться". Когда они уже договорятся о нормальной жизни?

- Относительно доставки, то это все равно, как к монополисту привести слона и сказать: "Купи слона. Я тебе его привел".

- Только монополист тебя пошлет, потому что имеет силу, а человек не может, потому что завтра к тебе придет репрессивная машина государства и будут говорить, что ты нарушаешь закон. А кто пишет эти законы и для кого? А пишут для себя, чтобы им было выгодно. Украинцы отстранены от какого-то формирования, задавания направления государства, от его развития, какого-то своего слова, чтобы оно было учтено. Все перешло в руки только тех, кто ставит власть и через нее выполняет свои прихоти.

- Учитывая явку на местных выборах, так они не просто устранены, а самоустранены.

- А это от уныния, что мой голос что-то решит. Это уныние и упадок украинцев. Украинцы понимают, что от их голоса начинает что-то зависеть, когда они с топорами и вилами выходят на Майдан.

- От мусорной люстрации, которая у нас была, кому-то полегчало?

- Но ведь тогда хоть что-то зависело от нашего действия. А на выборах, к сожалению, не зависит ничего. Не придете вы на выборы – по новому закону за вас приведут других. Не хотите голосовать у себя – продайте свой голос, и вас завезут голосовать в другое место. Вот такая система выборов пошла. Поэтому люди и не верят, что их голос будет что-то решать.

- Это путь в никуда.

- Да. Если бы мы могли не просто проголосовать, а еще и проконтролировать, как община проголосовала, но люди очень легко обманываются. Если люди выбирают убийцу, который, будучи депутатом ВР, устраивал сафари, убил соседа, то кто вам поможет? Поэтому так и живем.

- Вы видите какой-то лучик в конце тоннеля? И желательно, чтобы это не электричка навстречу была.

- Не вижу. Я понимаю, что гипотетически этот свет есть, но мы идем к нему не с той командой у власти, не идем в том направлении. Света в конце тоннеля не будет, пока у нас не будет личности, которая сможет изменить что-то, начиная с себя. Если человек настолько слаб, что окружение может поставить его в позу, он не сможет занять позицию, и мы ничего не увидим. Я верю в украинский народ. Когда надо, мы показываем результаты, которые удивляют мир. Мы могли бы, но мы перестаем верить в себя после очень большого количества ошибок. Нам хочется, чтобы мы проснулись утром в стране, где все проблемы решены без нас и за нас и в нашу пользу. Следовательно, должна быть диктатура, человек, который это сделает так, чтобы были заметны результаты. С новой властью мы результатов не видим уже полтора года. Свет в конце тоннеля не близок.

- Очень непросто признавать свои ошибки.

- Это политикам, а люди признают свои ошибки. Но сознание коллективного очень часто оказывается слабее сознания одного. Наши люди все ждут поводыря. А власть берется: имеешь силу - берешь власть.

- А молодежи с кого брать пример?

- Ни с кого. Сейчас ковид познакомил детей с родителями. И мы смотрим на интересный процесс – каким будет это поколение? Общество становится беднее, и я считаю, что следующее поколение становится слабее. Во-первых, оно становится физически слабее, а жизнь становится суровее. Каждое следующее поколение будет еще труднее и труднее проходить естественный отбор. Чем сильнее становится государство, тем сильнее становятся медицина, образование, люди становятся развитее. У нас сегодня государство приходит в упадок, так люди должны становиться сильнее физически. Нам надо стремиться к своей силе, а не бежать за кем-то, чтобы сесть в последний вагон. Рузвельтом, Черчиллем надо родиться. А Зеленский родился Зеленским – мы не можем ожидать большего от человека.

- Ожидать не можем, но очень хочется, и на выборах тоже хотелось. Особенно после такого чудесного сериала.

- Конечно. Людям хотелось сказки. Люди понимали, что Зеленский должен выполнить какую-то миссию в истории – максимально сбить старую систему. Его историческая роль, что он не оставил шансов на возвращение для старых политиков. Порошенко, который считает, что он гетман, – это уже архаичное прошлое Украины, как и ряд политиков вместе с ним. Мы не умеем выбирать золотую середину, мы бросаемся в крайности. Итак, теперь задача: найти людей, на которых придется делать ставку в следующей власти. Посмотрим, научилось ли поколение, получившее право голоса, делать правильный выбор.

- Если одно поколение проголосовало за телевизионный персонаж, то, возможно, следующее, проголосует …

- ...за игрового персонажа.

- Прошла люстрация, и сетуют, что прежде всего не все в порядке с правоохранительными органами, потому что опытных "ментов" люстрировали. Кто-то должен ответить за то, что было совершено с кадрами в Украине?

- Никто не был честным "ментом". Люстрация должна была идти с реформой в ногу. Надо было люстрировать с верхов, жестко. Забрать все награбленное имущество, сажать и давать большие сроки. Надо было спросить у людей: какие вам нужны правила, чтобы вы жили честно? У нас все было сделано по верхам, показательно. А дальше тот, кто умел жить богато и жить нечестно, так и живет. Мы потеряли много профессиональных специальностей, но так и не сделали честных специалистов. Они могли бы быть честными, если бы увидели пример сверху. И государство бы показало, что жить нечестно опасно для своего здоровья, для своего кармана, для своей воли.

- С одной стороны, слабое поколение, которое, возможно, и не хочет учиться, но хочет хорошей жизни, а с другой система, которая сама себя защитить не может. Так мы и до погромов можем дойти.

- Когда-нибудь и дойдем. После тяжелой зимы мы дойдем до "веселого лета" - продажи земли.

- Думаете, люди так просто все это отдадут?

- Уже многие фермеры защищают свое хозяйство с помощью тех самых бандитов или кого-то с оружием. Они бодаются с крупными транснациональными компаниями, которые пришли на рынок Украины. Наступит время, и человек не сможет выкупить землю, на которой работает. Паи начнут скупать транснациональные корпорации, а дальше дождемся осени и посмотрим, сколько полей сгорит, сколько элеваторов взлетит на воздух. И поймем, какой у нас начался рынок земли, а потом в таком кошмаре нам еще жить года два, пока будет Зеленский у власти. Люди будут жечь, зная, что это чисто со злобы. Потому что не дают работать на своей земле. Сегодня под автоматами ночью урожаи забирают у фермеров, а дальше "Нибулоны" будут автоматами защищаться. Когда люди против власти - это революция.

- Был легализован еще и игорный бизнес.

- Я бы уже им советовала игорный бизнес, проституцию, наркотики одним пакетом легализовать. Этот закон пока ничего не даст, кроме выгоды для них. Где отчетность от государства, сколько мы уже заработали на игорном бизнесе? Непонятно, почему освободили их на четыре года от налогов. Это не тот бизнес, который приходит в упадок. А ФЛП не могут уволить. Депутатам-мажоритарщикам от "Слуги народа" пообещали, что если они проголосуют за бюджет, то им дадут 30 млн фонда экономии на округ. По новому Избирательному кодексу мажоритарной системы уже не будет, значит, округ уже "засевать" не надо. То есть эти 30 млн, которые им подарят на округ, – это чисто их деньги. А деньги эти возьмут с лицензий на игорный бизнес. Но не получат мажоритарщики эти деньги – их бросят. Этот ОП настолько наглый, что просто их бросит. Они легализуют то, на чем и так зарабатывает теневая прослойка власти – полиция, прокуратура, СБУ.

- Выборы показали, что с избирательным законодательством надо что-то делать.

- Украина – одно из крупнейших полей для экспериментов в центре Европы. Закон о выборах – это полный трэш. Кроме того, что человеку трудно разобраться, трудно понять правила игры игрокам. Пока что все поняли только одно: играют и выигрывают деньги. Эти местные выборы обошлись, как никогда, дорого местным князькам. Эти правила закладывают партийную диктатуру. Все это в руках олигархов или партийных проектов, которые они создали, или тех лидеров партий, которых они покупают. Стабильности, уверенности на местах нет. Я думаю, что закон о выборах будет еще переписываться.

- А что значит "стабильность на местах"?

- Это когда пришла группа князьков и они знают, сколько смогут украсть за пять лет. Это стабильность для них. А стабильность для народа – это когда пять лет ты будешь знать своих депутатов, которые будут работать для тебя. Нестабильность в том, что теперь депутатов могут поменять, и это может сделать политическая партия. Но этого не смогут сделать украинцы, которые не могут отозвать депутата без долгой и тяжелой процедуры и выбрать нового. Какой бардак делается в государстве, такой бардак будет делаться и на местах. Очень трудно общинам будет заработать как экономически сильным единицам. Кроме того, образование и медицину общинам нужно будет получать самостоятельно. Я не говорю уже о дорогах и обо всем остальном.

- Сколько споров вокруг "Большого строительства", но дороги капитально ремонтируются.

- Цыплят по осени считают, а дороги – по весне. Хочу посмотреть, сколько капитального ремонта дорог весной сойдет со снегом. Хочу посмотреть на эти дороги через 5–10 лет, потому что автобаны должны иметь гарантийный срок в 10 лет. Это значит, что за 10 лет на них и трещины не должно быть. А если будет, то обслуживающая компания должна так ее залатать, что не увидишь, где и трещина была. Вот тогда я скажу, что есть дороги. Говорить о дорогах на второй день после залитого асфальта – это говорить ни о чем. Если у Зеленского после всех его голубых мечтаний осталась только одна мечта – оставить после себя дороги, то это слабовато для президента с 73% доверия. Президент должен заниматься Украиной в мире, а он погряз во внутренней политике. Он утратил свою позицию, он не видит Украину в мире. Он записывает видосики для украинцев и не понимает, чем должен заниматься президент. Когда ты замуровался у себя в доме и считаешь, что ты в безопасности, ты ошибаешься. Президент должен защищать не только свой дом, а как гарант Конституции должен защищать и Украину в мире. Закатать в дороги рейтинг в 73% – это печально. "Большая стройка" превратится в мем "Большое воровство", приклеится к Зеленскому и не даст никакого результата. Этим должен заниматься министр инфраструктуры максимум.

- А где вы видите пробелы во внешней политике?

- У нас ее нет. Внешняя политика у нас есть только в воображении Кулебы, министра МИД, который видит ее только в узком секторе, так как он является узкопрофильным министром, заточенным на ЕС и НАТО. У нас еще до сих пор одно море на двоих с Россией – Азовское море. И это на седьмом году войны. Мы разобрались с демаркацией границы с Беларусью? Мы строим "Триморье", в которое тянем за собой Россию хвостом. Кого мы видим сильным соседом? Ранее видели Россию – это нам помогло? Во внешней политике мы должны думать на 50 лет вперед, и куда мы денем наш долг? Мы не видим больше никаких стран, кроме стран ЕС и НАТО. Еще США, и все. Такое впечатление, что в мире три лампочки горят.

- С белорусами поссорились.

- Народы у нас не поссорились, и это самое главное. Это на уровне болванов во власти, что там, что здесь. Мне больно наблюдать за всем этим, и я понимаю, что народ, который смог держать оппозиционное движение без лидеров оппозиции, и дальше держится.

- А с венграми?

- Я не помню, чтобы венгры когда-нибудь хотели с нами дружить. Ситуация с венграми, кроме медийного раздувания, не представляет серьезных угроз. Мы не потеряем территориальную целостность, потому что Венгрия – член ЕС и на нас не нападет, но если Украина будет ослабевать, то эти территории удержим. Поэтому на грубо-наглый ментальный характер венгров нам надо было бы отвечать такой же решительностью и наглостью. Нам не надо уступать порядками в нашем государстве, мы не должны вестись и создавать этнические районы. Мы строим государство или сборище различных территорий? Государство должно отстаивать свои позиции.

- С поляками тоже на исторической почве ...

- И никогда это не закончится. Выросло молодое поколение, которое обучалось на истории с украшением себя. Политики всегда будут пользоваться этим, а мы должны с улыбкой говорить о том, что мы правы в исторических событиях. Мы признаем, что был такой исторический факт, но сегодня мы говорим о будущем, строим будущее, и давайте строить свою историю так, чтобы не было больше таких трагических случаев, которые были в прошлом.

- На прошлом гораздо больше дивидендов можно заработать, чем на каком-то эфемерном будущем.

- Конечно. Но мир немножко переворачивается. Зеленский на "Слуге народа" заработал больше дивидендов, чем на историческом "армия, язык, вера". Японцы, когда не хотят помнить своего позорного в чем-то прошлого, то они создают институт будущего и говорят о будущем. Человек может поверить в будущее так же, как и в историческое прошлое. Зависит от того, как задать программу. Мы еще с "Терминатора" верили в роботов, и они уже есть.

- Нам бы еще между собой наладить диалог.

- Не будет никакого диалога. Монобольшинство это показало тем, что когда люди не срабатываются в команде, то они делятся по группках, по землячествах и по "олигархачествах". Восток не понимает Запад даже в монобольшинстве. Даже в этом не хватает ума у ВР – сойтись. Как мы можем говорить о всей Украине. Надо думать, как нам естественно жить, чтобы не напрягать друг друга. Села переезжали в города, потому что город давал работу. Как построить правильно экономику так, чтобы люди расселились? Мы все с разными характерами живем в центрах напряжения. Где-то территории в упадке, а мы не слышим друг друга.

- Говорят, что диджитализация и карантин вообще разрушат города: инфраструктура и урбанистика изменятся.

- Люди уже поняли, что до диджитализации нам еще далеко, и мы снова входим в эру "купи – продай". У нас сегодня рынок средневековья, нет никакого развития, никаких "Силиконовых долин", нет никакой промышленности. Нет программы, которая запустила работу целой страны. Есть закон о рынке земли, должен же уже быть написан бизнес-план, как будет развиваться фермерство в Украине, – этого нет. И люди понимают, что они прогорят в этом бизнесе. У нас не хватает людей с рабочими профессиями, которые выезжали за границу массово, медиков. А эти профессии необходимы для того, чтобы было государство.

- Насчет внутреннего диалога, то не могло бы стать хорошим начинанием и практикой, например, обустройство переселенцев?

- Им ничего не было предложено абсолютно, кроме регистрации и небольшой льготы. Ранее государство, например, после Чернобыля, само решало, куда оно поселит людей – для этого оно им создавало инфраструктуру. А сегодня что государство может им предложить? Людям, которые приехали без ничего, предложили какие-то общежития. Большинство людей, которых освободили как пленных, находится в условиях "как выживут". Мы пошли в большое строительство дорог, а не в большое строительство городов. Мы не строим новые города, какие-то рабочие центры.

- Новый год – я вам желаю веселых праздников. Надеюсь, что в новом году тоже будем собираться и давать оценку происходящему.

- Я желаю добра, счастья, побольше света, мира всем нашим украинцам. И на оккупированных, и на аннексированных, и на свободных территориях. И желаю всем не терять чувство юмора, потому что мы так весело смеялись, когда выбирали нашу власть, что теперь дохохочемся до ада. И президенту хочется пожелать того же: "Владимир Александрович, не теряйте чувства юмора".

- Я думаю, что там с чувством юмора все нормально.

Спасибо.