Самой большой ошибкой для Украины может стать буквальное воспроизведение всего, что мы потеряли в войне — эксперт

29 апреля 00:50Новости на zn.ua

Это касается не только строительства. Однако инвестирование ограниченных ресурсов в большие строительные проекты – это один из соблазнов, который может привести к упадку.

Первое, что принесла нам война: кровь, боль, потерю самого ценного — человеческих жизней — и разрушения. Но вместе с этими ужасными последствиями война может дать Украине и уникальные возможности. Об этом в материале "Послевоенное восстановления Украины: величественные времена требуют величественных действий" для ZN.UA пишет глава правления "Трансперенси Интернешнл Украина" (TI Ukraine) Андрей Вишневский.

По его словам, речь идет не только о возможности окончательно избавиться от этических и эстетических уродств и неопределенностей, социально-экономических рудиментов и атавизмов, унаследованных нашим обществом еще от имперской и советской эпох. Это возможность выработать такие общественные этос и эстетику, выстроить такие новые институции и инфраструктуру, которые позволят Украине уже завтра стать на путь устойчивого развития и быть глобально конкурентоспособной в долгосрочной перспективе (30–50–70 лет).

Самая большая ошибка, которую сейчас легко допустить, — это последовать рефлексу воссоздавать буквально утраченное в войне: от морально устаревших хрущевок, панелек, теплосетей и транспортной инфраструктуры до архаичной постсоветской структуры экономики, искаженных налоговой, антимонопольной политики, политики интеллектуальной собственности и государственной помощи.

Другой очевидный соблазн, которому легко поддаться и который быстро приведет нас к еще бóльшему упадку, — инвестировать ограниченные ресурсы в бесперспективные пассивы вроде непродуманных, но таких сладких, крупных строительных проектов.

Вырваться из сетей прошлого самостоятельно нам вряд ли удастся и на этот раз, как не удавалось за последние тридцать лет, предупреждает Вишневский. Прежде всего из-за нехватки визионеров. Дополнительная сложность и вместе с тем преимущество еще и в том, что у правительств тех, кого принято называть развитыми демократиями, тоже нет для нас готовых решений — из-за глобального кризиса либерализма и демократии вообще. Самые главные вопросы, на которые нам предстоит искать ответ, — какой должна быть модель послевоенной экономики, какой должна быть модель государства, за существование которого мы сегодня боремся, какой должна быть модель разрушенного и восстановленного украинского города?

John Dou