С Украиной перестают считаться: какой сигнал отправили Путин, Меркель и Макрон, обсуждая Донбасс без Зеленского

Президент РФ Владимир Путины, канцлер ФРГ Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон провели во вторник, 30 марта, переговоры в формате видеоконференции. Среди других тем, обсудили и урегулирование ситуации на Донбассе. Без еще одного члена "нормандского формата" – Украины. Насколько это опасно и опасно ли для нашей страны? Ситуацию для "Телеграфа" прокомментировали эксперты.

Глава Центра исследования социальных перспектив Донбасса, один из участников политической подгруппы переговорщиков в рамках Трехсторонней контактной группы Сергей Гармаш обращает внимание, что вчерашние онлайн-переговоры Путина с Меркель и Макроном преподносятся некоторыми так, будто общение шло исключительно по поводу Донбасса.

"Но если посмотреть официальные релизы, то ситуация на востоке Украины была лишь одним из обсуждаемых вопросов. А так – поднимались темы Беларуси, Ливии, Сирии, Ирана, внутри самой России (заключение оппозиционера Алексея Навального). Обсуждалась возможность сертификации российской вакцины "Спутник V" в Евросоюзе. Было бы странно, если бы наши западные партнеры не подняли, общаясь с Путиным, вопрос обострения ситуации на Донбассе. Потому не вижу ничего удивительного, что эта тема обсуждалась между руководством Германии, Франции и РФ. Не плохо, что проходило такое обсуждение. Плохо было бы, если бы принимались какие-то решения, связанные с Украиной, без нас. Но этого не произошло. А что было? Россия традиционно обвиняла Украину в якобы невыполнении Минских соглашений и парижского коммюнике. Наши западные партнеры не менее традиционно говорили о том, что сама Россия должна выполнять взятые на себя обязательства. И подчеркивали важность проведения очной встречи в полноценном нормандском формате. Так что – никакой "зрады", никакого негатива для Украины не произошло", – считает Сергей Гармаш.

Он не исключает, что Путина к переговорам с Макроном и Меркель подтолкнуло заявление Зеленского о необходимости консультаций нормандской четверки, сделанное им после гибели 26 марта четверых и ранения двоих украинских военных на Донбассе.

"Путин попытался первым навязать свое мнение, в том числе о ситуации на Донбассе. Вряд ли ему это удалось. Более того – думаю, после этого у Зеленского открылось больше возможностей провести свои консультации с Меркель и Макроном. И сделать акцент именно на ситуации на Донбассе. Нужно поднимать не только вопрос нарушения режима прекращения огня, но и урегулирования конфликта вообще, на что Россия не идет", – подчеркивает Сергей Гармаш.

Руководитель Института реинтеграции Донбасса Сергей Стуканов считает, что разговор Путина, Меркель и Макрона о Донбассе без участия Зеленского можно считать если не дипломатическим поражением, то крайне серьезным звоночком, который свидетельствует о том, что наша роль в международном масштабе сокращается и ослабевает.

"Напомню, что при президенте Порошенко подобные трио без Украины были невозможными. И даже если Меркель и Олланд (а позже Макрон) вели двусторонние переговоры с Путиным, то перед разговором с ним обязательно демонстративно связывались с Киевом и согласовывали позиции. Сегодня с Киевом перед разговором "на троих" никто ничего не согласовал, – подчеркивает эксперт. – Россия сейчас агрессивно использует вопрос вакцинации в международной политике, поэтому разговор с Макроном и Меркель частично объясняется обсуждением и этой темы. Впрочем, вопрос Донбасса было не беглым, а одним из ключевых, поэтому существенно бьет по нашим позициям".

Сергей Стуканов напоминает, что в пятницу, 26 марта, после обострения на Донбассе, Зеленский заявил, что планирует переговорить с лидерами стран нормандской четверки. Но этого не произошло. Зато случился разговор троих лидеров "четверки" – без участия Украины.

"Путин, безусловно, охотно использовал возможность продвигать собственную повестку дня, – отмечает Сергей Стуканов. – В релизе, который был изложен россиянами, Москва подчеркнула "важность выполнения киевской властью всех ранее достигнутых договоренностей, прежде всего по налаживанию прямого диалога с Донецком и Луганском и урегулирования правовых аспектов особого статуса Донбасса". Также "с российской стороны выражена озабоченность в связи с провоцируемой Украиной эскалацией вооруженного противостояния ... и отказом от выполнения согласованного в июле 2020 года" перемирия. То есть, Российская Федерация, которая является агрессором, которая сейчас увеличивает напряжение на Донбассе, спокойно озвучивает свой нарратив в разговоре с Макрона и Меркель. Но нет украинского президента, который мог бы что-то возразить, потому что его не пригласили".

По мнению эксперта, слабость украинского государства, о чем сейчас свидетельствует и ситуация в экономике, и, прежде всего, проваленная вакцинация, будет катастрофически ослаблять наш вес на международной арене.

"В этих условиях России будет проще продвигать свои нарративы. И не только сохранять статус-кво (то есть фактическую оккупацию Крыма и Донбасса), но и постепенно расширять пространство для ее легитимации, – прогнозирует Сергей Стуканов. – Многое будет зависеть в этих условиях от старта Крымской платформы. Если Украине удастся качественно ее запустить и навязать свою повестку дня, то это поправит наше положение. Если же Крымская платформа окажется неэффективной и слабой, то нас ждет постепенная маргинализация и оттеснение из фокуса внимания ведущих государств. А, следовательно, только роль наблюдателя за переговорами сильных мира сего, а не участие в них".

Отметим, что в ходе переговоров 30 марта РФ, Германия и Франция обсудили не только ситуацию в Украине, но и много других аспектов. Но, несмотря на разностороннюю повестку переговоров, все ключевые российские пропагандисты выступили фактически с единым месседжем: "Об Украине – без Украины".