Ростовщический колониализм в действии

05 апреля 04:56NK

О долговой нагрузке по операциям внешнего заимствования

Всемирный банк (ВБ) опубликовал очередной ежегодный доклад «Статистика международного долга 2021» (International Debt Statistics 2021).

Как отмечается в предисловии президента группы ВБ Дэвида Малпасса, доклад даёт самую детализированную картину по долгу стран, относящихся к категории стран с низкими и средними доходами (low- and middle-income countries). Приведены данные по 120 странам. Такой детальной картины Всемирный банк не давал ещё никогда. В предыдущих докладах ВБ по тематике внешнего долга всегда преобладала статистика по экономически развитым странам. А между тем долги стран с низкими и средними доходами (СНСД) являются источниками повышенных рисков для мировой экономики. Как признаёт Дэвид Малпасс, в 2020 году в связи с «пандемией» задолженность многих СНСД сильно увеличилась, что ещё больше повышает риски как для стран-должников, так и всей мировой экономики. В топ-10 по величине внешнего долга из группы СНСД входят (в порядке убывания величины долга): Китай, Бразилия, Индия, Российская Федерация, Мексика, Турция, Индонезия, Аргентина, Южная Африка, Таиланд.

Приведу некоторые ключевые суммарные показатели, относящиеся к внешнем долгу группы СНДС за 2009 и 2019 гг. (в млрд. долл.).

Общий внешний долг: 2009 г. – 3.618; 2019 г. – 8.139; рост в 2,25 раза.

Внешний долгосрочный государственный и частный долг: 2009 г. – 2.751; 2019 г. – 5.801; рост в 2,11 раза.

Внешний долгосрочный государственный долг: 2009 г. – 1.465; 2019 г. – 3.100; рост в 2,12 раза.

Внешний долгосрочный частный долг: 2009 г. – 1.286; 2019 г. – 2.701; рост в 2,10 раза.

Внешний краткосрочный долг: 2009 г. – 736; 2019 г. – 2.168; рост в 2,95 раза.

Как видим, ускоренными темпами рос внешний краткосрочный долг. За период 2009-2019 гг. его доля увеличилась с 20,3% до 26,6%. Видимо, тенденция обусловлена тем, что для кредиторов риски предоставления долгосрочных займов выросли, поэтому сроки погашения долгов стали укорачиваться.

Темпы нарастания долгосрочного частного и долгосрочного государственного долга за рассматриваемый период были примерно одинаковыми. В 2019 году в общей величине долга на государственный сектор приходилось 53,4%, а на частный – 46,6%. Видимо, такая пропорция долга объясняется тем, что кредиторы предпочитают иметь дело с государственным сектором, где риски для них ниже.

В целом долговая нагрузка СНДС заметно выросла. В 2009 году величина всего внешнего долга по отношению к годовому экспорту равнялась 85%, а по отношению к валовому национальному доходу (Gross National Income, GNI) – 22%. В 2019 году значения этих показателей выросли соответственно до 107% и 26%.

Однако это данные в целом по группе СНДС, куда Всемирный банк включил 120 государств. Цифры по отдельным странам могут сильно отличаться от средних показателей. В группе СНДС есть и очень мелкие государства, и очень крупные. Самое крупное – Китайская Народная Республика. На КНР приходится примерно 2,1 трлн. долл. внешнего долга, или около четверти суммарного показателя по всем странам СНДС.

Одним из ключевых статистических показателей, представленных в докладе, является «Чистый приток финансовых ресурсов» (Net Financial Inflow). Он складывается из двух составляющих: 1) чистый приток финансовых ресурсов в виде займов и кредитов; 2) чистый приток финансовых ресурсов в виде инвестиций (прямых и портфельных). Слово «чистый» означает, что речь идет о сальдо притока и оттока капитала. В целом по странам с низкими и средними доходами приток капитала в виде кредитов, займов и инвестиций превышает их отток, хотя отдельные страны могут быть чистыми экспортёрами капитала (чистый отток).

В 2010 году общий чистый приток капитала составил 1.359,0 млрд. долл., что эквивалентно 6,9% валового национального продукта (ВНД) стран-получательниц. В 2019 году значение первого показателя было равно 909,7 млрд. долл., а второго – 2,9%. Цифры свидетельствуют, что поток капитала в направлении экономик СНСД стал пересыхать. Чистый приток капитала в виде инвестиций (прямых и портфельных) сократился с 642,6 млрд. долл. в 2010 году до 526,9 млрд. долл. в 2019 году. Ещё более резким было сокращение притока кредитов и займов: с 716,4 млрд. долл. в 2010 году до 382,8 млрд. долл. Если в конце первого десятилетия XXI века большая часть чистого притока капитала в экономики СНСД приходилась на кредиты и займы (52,7%), то в конце второго десятилетия уже стали превалировать инвестиции (57,9%).

Однако, скорее всего, никакого реального притока финансовых ресурсов в экономики СНСД в прошлом десятилетии не было. В этом можно убедиться, проведя анализ информации, которая содержится в приложениях к докладу (табл. 1).

Табл. 1.

Финансовые потоки СНСД, связанные с внешними заимствованиями (млрд. долл.).

Как видно из табл.1, за период 2015-2019 гг. экономики СНСД получили внушительные финансовые средства от кредиторов на сумму 5.071 млрд. долл. Гигантская величина – более пяти триллионов; в расчёте на год в среднем более одного триллиона.

Однако навстречу финансовым средствам, которые страны получали по новым кредитам и займам, двигался поток финансовых средств, который страны-должники выплачивали кредиторам и заимодавцам: во-первых, в порядке погашения прежних долгов; во-вторых, по обслуживанию действующих кредитов и займов (периодическая оплата процентов). В отдельные годы сальдо этих встречных финансовых потоков может быть отрицательным. Так, в 2015 году оно составило минус 15 млрд. долл. В целом за пятилетний период 2015-2019 гг. СНСД выплатили кредиторам 4.597 млрд. долл. Суммарное сальдо встречных финансовых потоков составило очень скромную сумму плюс 474 млрд. долл.

Если более детально разбирать картину, то можно заметить, что положительное сальдо по финансовым потокам, связанным с внешними долгами, создаётся преимущественно за счет государственного сектора экономик СНСД. А вот по частному сектору картина иная (табл. 2).

Табл. 2.

Финансовые потоки СНСД, связанные с внешними заимствованиями частным сектором экономики (млрд. долл.).

Как видно из табл. 2, во все годы рассматриваемого периода сальдо финансовых потоков по внешнему долгу было отрицательным. Суммарное сальдо за период 2015-2019 гг. составляет минус 411 млрд. долл. Очевидно, что чем больше компании частного сектора в СНСД прибегают к внешним заимствованиям, тем больше эти заимствования их обескровливают. Таких выводов в докладе ВБ нет, но цифры говорят, что страны с низкими и средними доходами остаются объектами ростовщического колониализма.

Общая картина сильно искажается присутствием в группе СНСД Китая. Вот некоторые данные из доклада ВБ. За десятилетие 2010-2019 гг. приток финансовых ресурсов в экономику Китая в форме кредитов, займов и инвестиций составил почти 4 трлн. долл. Это примерно 37% общего притока финансовых ресурсов в экономики СНСД. В 2019 году приток капитала из-за рубежа в экономику КНР составил 330 млрд. долл. (36,3% притока по всем 120 странам). Примерно 55% притока в китайскую экономику представляли инвестиции прямые (131 млрд. долл.) и портфельные (45 млрд. долл.). Остальные 45% – займы и кредиты, в абсолютном выражении это примерно 154 млрд. долл.

В то же время долговая нагрузка на китайскую экономику ниже среднего показателя по группе СНСД. В 2019 году величина внешнего долга по отношению к ВНД составила 15% (при среднем показателе 26%). Расходы на обслуживание внешнего долга Китая по отношению к экспорту составляют лишь 10% (при среднем показателе 15%). В 2019 году расходы на погашение долгов составили 180,6 млрд. долл.; ещё 35,7 млрд. долл. были направлены на обслуживание долгов. Итого: 216,3 млрд. долл. Перечисление средств по займам и кредитам – 338,2 млрд. долл. Получается, что сальдо финансовых потоков по внешним заимствованиям у Китая было положительным и составило 121,9 млрд. долл.

Нетрудно понять, что если из общей картины вычесть Китай, то по остальным 119 странам, составляющим группу СНСД, картина будет куда более печальной. Отрицательное сальдо финансовых потоков по внешним заимствованиям будет ещё более значительным и в абсолютном, и в относительном выражении.

P.S. А как выглядит Российская Федерация среди других стран с низкими и средними доходами? Внешний долг РФ на конец 2019 года составлял 490,7 млрд. долл. Это примерно 6 процентов от величины суммарного внешнего долга всей группы СНСД. А каковы относительные показатели внешнего долга России? По отношению к ВНД внешний долг РФ составил 30%, что выше среднего показателя. Расходы на обслуживание внешнего долга по отношению к экспорту составили 18%, что также выше среднего показателя. Благополучным назвать такое положение сложно. Картина становится ещё печальнее, если посмотреть на сальдо финансовых потоков, связанных с внешним долгом. Приток в российскую экономику финансовых ресурсов по займам и кредитам в 2019 году составил 81,1 млрд. долл. Перевод финансовых средств за границу в погашение ранее взятых долгов – 76,5 млрд. долл. Расходы на обслуживание действующих долгов – 17,3 млрд. долл. Итого расходы России по внешним долгам составили 93,8 млрд. долл. Сальдо финансовых потоков по внешним заимствованиям по итогам 2019 года – минус 12,7 млрд. долл.

Может быть, это год какой-то исключительный? Посчитаем за период 2015-2019 гг. За пять лет приток в российскую экономику средств по займам и кредитам составил 295,8 млрд. долл. Расходы на погашение внешнего долга за этот период – 361,6 млрд. долл. Расходы на обслуживание внешнего долга – 94,4 млрд. долл. Итого расходы по внешнему долгу – 456,0 млрд. долл. Отрицательное сальдо по операциям внешнего заимствования за пятилетний период составило 160,2 млрд. долл. Очень недёшево обходятся России эти внешние заимствования. В среднем за год потери в 32 млрд. долл.! Приходится сделать неприятный вывод: Россия является жертвой ростовщического колониализма.

Валентин КАТАСОНОВ