Разоблачительный и постыдный страх Европы

12 января 06:46NK

Европейские элиты недовольны. Их представители пишут статьи, делают заявления и в очередной раз говорят о необходимости обеспечить свою безопасность самостоятельно – конечно, в том случае, если США бросят своих союзников по НАТО на произвол судьбы. Но чаще всего звучат призывы, напрямую обращенные к Вашингтону. Сводятся все они к двум взаимосвязанным требованиям: 1) не решать европейские вопросы без Европы; 2) «не отступать» перед лицом «агрессивной России» и усиливать давление на нее.

Конечно, в Старом Свете есть политики, которые выступают за выстраивание добрососедских и прагматичных отношений с Москвой. Но к власти они приходят крайне редко и долго у руля своих стран не задерживаются. Достаточно вспомнить судьбы таких «друзей Путина», как бывшего министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини и бывшего канцлера Австрии Себастьяна Курца. Граждане этих стран проголосовали вовсе не за тот курс, которого сегодня придерживаются правящие коалиции. Да и сами эти коалиции – несмотря на то, что никаких выборов с тех пор не было – состоят уже по большей части из других партий. Такая вот демократия!

Но даже если бы одному или нескольким «альтернативным» политикам удалось зацепиться за властный Олимп, они мало что могли бы сделать. Европа управляется из единого центра. Бал правят брюссельские бюрократы. У нас в стране часто говорят, что и Брюссель не субъектен, его действиями руководит Вашингтон. Доля правды в этом есть – Старый Свет действительно сдал свой суверенитет наднациональным структурам. По большей части эти структуры имеют офисы за океаном, в Вашингтоне, но списывать все европейские антироссийские демарши на приказы из Соединенных Штатов не стоит.

Вспомните, что творилось в Европе, когда президентом только-только стал Дональд Трамп. Этот возмутитель западного спокойствия еще ведь и на так называемую свободную торговлю посягнул, и даже о небезусловности применения пятой статьи устава Североатлантического альянса говорил… И тогда европейцы накинулись на него всем скопом: дай обещание продолжать накачивать НАТО! Дай слово, что с Путиным не будешь разговаривать у нас за спиной! Теперь президент США другой, что называется, свой в доску, но ситуация повторяется. Вместо того, чтобы приветствовать начало конструктивных российско-американских контактов, лидеры Старого Света выдвинули Вашингтону требование «ни шагу назад». То есть Байдена подозревают (или умело делают вид, что подозревают) в том же, в чем и Трампа – что он «сдаст» интересы Запада, отступит перед Путиным и не защитит от «российской агрессии».

Да, Байдена критикуют и дома. Но в основном республиканцы, и это обычная внутриамериканская игра – кто из партий «более жестко ведет себя с Путиным». На коллег по другую сторону Атлантики эта игра не оказывает особого влияния. Более того, сейчас, когда у европейцев, по словам главы Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен, «снова появился друг в Белом доме», в Брюсселе, Берлине, Париже и других столицах должны были бы всецело довериться своему «другу». А вообще-то – «патрону», о чем многие еврочиновники иной раз говорят совершенно открыто.

Так откуда же эта подозрительность? Откуда такое рвение бежать впереди паровоза и кричать о «страшной русской угрозе»? Недавно Йенс Столтенберг потребовал принять Грузию и Украину в НАТО на «особых условиях», то есть сделать то, что крайне повредит переговорам Москвы и Вашингтона. Он также не преминул дать несколько советов Джо Байдену, как «поставить Путина на место». Казалось бы, мистеру Столтенбергу по должности положена такая жесткость, как главе военно-политического блока. Но, во-первых, в этом блоке главным является американское начальство. А во-вторых, Йенс – по сути дела, обычный европейский политик. Работал в правительстве Норвегии, побыл премьером. Генсеком альянса стал в 2014-м. В сентябре 2022 года он уйдет со своего поста. Ему уже готово теплое местечко в норвежском центробанке. С какой стати ему требовать «додавить Москву», да еще мешая планам Вашингтона?

Вот другой пример – Анналена Бербок, представительница партии «зеленых», новый министр иностранных дел ФРГ. Она также требует «сдержать», «наказать» и «изолировать» Россию. В чем дело? Да, «зеленым» положено выступать против различных масштабных углеводородных проектов вроде «СП-2». Но фрау Бербок обязана отдавать себе отчет в том, что без газа Германии придется вернуться к угольной и ядерной генерации, которые – усилиями тех же «зеленых» – были практически полностью санированы. Выход один – пока использовать газ, желательно трубный, из России, он дешевле и поставки надежнее. Кроме того, партия «зеленых» в Германии сегодня – это попросту филиал Демпартии США, чей лидер ведет сейчас переговоры с Владимиром Путиным и явно не хочет их сорвать. Так зачем перечить боссу?

И откуда эта истерика в прессе? Левые и правые издания соревнуются в алармизме на российском направлении. Их почитать, так завтра русские танки окажутся не то что в Киеве, Тбилиси и Кишиневе, а прямо в Варшаве, Праге и Берлине. Всякие Таллины даже не в счет. Любопытно, что в солидных (а потому не читаемых широкой публикой) изданиях западные военные, экономические, геополитические аналитики пишут, что такого развития событий точно ждать не следует, но и за усы русского медведя дергать не стоило бы. Но европейский медийный мейнстрим как будто одержим страхом перед агрессией с востока.

Такое поведение истеблишмента Старого Света кажется совершенно нелогичным. Любой серьезный конфликт США и России в первую очередь поставит под удар именно Европу. Неадекватность политиков Польши, Прибалтики и некоторых других стран еще можно было бы списать на «врожденную русофобию» и на «исторические фобии». Но что насчет Западной Европы, южной, северной? В ее интересах максимально смягчать конфликт, идти с Москвой на компромиссы и даже на уступки. Мирились же они с огромным влиянием Российской империи и с Варшавским договором во времена СССР! Шла торговля, культурный обмен, династические браки случались… Войны, конечно, тоже. Но все они заканчивались при полном осознании того, что Россию из Евразии не выкинешь, не отгонишь за Урал и не уберешь из Европы. Не получится. Лучше мирно.

Так почему сегодня звучат требования не отдавать ни пяди украинской земли Путину? Если это и страх перед Россией, то какой-то болезненно самоубийственный, бредовый. Вряд ли он обуял элиты Старого Света. Они идеологизированы, испорчены, развращены и много в чем потеряли хватку. Но они точно не сошли с ума. Они понимают реальное положение дел. И поэтому никакой «российской агрессии» они не боятся. Не то чтобы они доверяли или симпатизировали нашей стране, но в наличие планов по порабощению Европы точно не верят. И про Украину они всё понимают. И про ее неизбежное, не по Бжезинскому понятое, будущее. Поэтому истерика, которая начинается каждый раз, когда Белый дом пытается договориться с Кремлем, связана явно не с «сосредоточением российской бронетехники» на границе Незалежной и не с «агрессивной сущностью Москвы». Тут страх более глубокий, экзистенциальный.

Как минимум с конца 1940-х годов Европа зависит от глобальной финансовой системы, разработанной в Вашингтоне. Эта система, ставшая залогом европейского благополучия, шла в одном пакете с НАТО, с американским стратегическим «зонтиком». План Маршалла и финансовые реформы, проведенные под руководством монетарных гуру из США, торговые преференции на рынке заокеанской сверхдержавы – всё это было неотделимым от сдерживания СССР, от борьбы с угрозой с востока. Позже появились новые вводные. Часть Юго-Восточной Азии, прежде всего Китай, в середине-конце 1970-х присоединились к тому, что называют международным разделением труда. Не только американские, но и европейские компании стали выводить свои производственные мощности в страны АТР. Экономики стран Старого Света стали становиться всё более «постиндустриальными». И этот процесс только ускорился после падения «железного занавеса».

А потом началось расширение НАТО и ЕС на восток. Эти два процесса шли практически синхронно, с небольшими лагами по времени, а иной раз и вовсе без них. К тому времени практически всё благополучие Запада строилось на долговой эмиссии доллара. Новая валюта – евро – была лишь дополнительным контуром денежной машины, которая обеспечивала всё то, к чему европейцы уже успели привыкнуть. А вот от тяжкого труда для добывания хлеба насущного начали отвыкать. Правило оставалось прежним – финансовое благополучие шло в комплекте со стратегическим зонтиком США, с НАТО. Нет необходимости содержать этот зонтик – нет надобности и снабжать граждан Старого Света деньгами, постоянная эмиссия которых в начале 2020-х принесла немало проблем ФРС Соединенных Штатов. А зачем НАТО, если нет «российской агрессии»?

Пока Европа была фронтовым буфером между двумя сверхдержавами во время холодной войны, в ней был смысл. Сохранялся он и тогда, когда ЕС и НАТО расширялись на восток, увеличивая рынок и эмиссионный плацдарм единого Запада. Осталось не вполне освоенным постсоветское пространство. Но тут Россия жестко заявила о недопустимости такого освоения. Вот и получается, что если есть «фронт» на Украине (в Казахстане или еще где-либо), то сохраняются и остатки европейского благополучия, заложенного после Второй мировой войны. А если он исчезает в результате договоренностей между Москвой и Вашингтоном, то нет никакого смысла в Старом Свете. Какая-то его часть, несомненно, понадобится в выстраиваемом Белым домом «Альянсе демократий». Что-то заберет себе Китай. И это будет не эмиссионное приручение в американском стиле, а просто технологическое и инфраструктурно-логистическое вытеснение. Китаю, однако, нужно далеко не всё, что понадобится США. И что делать невостребованному населению в отсутствии эмиссионной подпитки, совершенно непонятно.

Поэтому последовательная деэскалация Старому Свету и не нравится. Подчеркну, это не разрядка, не потепление, не возвращение к глобальному прошлому 2000-х, а именно деэскалация – снижение рисков войны в условиях жесткой конкуренции Москвы, Вашингтона и Пекина. Он грозит Европе полным разрушением фундамента ее относительно безбедного существования. И вот этот страх реален – в отличие от «ужасов российской агрессии». Никто в этом страхе, конечно, не признается. Потому что он разоблачителен и постыден.

John Dou