Разногласия Германии и Польши углубляются

09 июля 17:10NK

В ответ на требование главы польского МИД Збигнева Рау остановить проект «Северный поток — 2» министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил: «Любая попытка изолировать Россию опасна и ошибочна, она угрожает безопасности Европы. Вот почему Германия отвергает эту стратегию». По словам Мааса, попытки одновременно изолировать Россию и Китай приведут к дальнейшему сближению этих двух стран, в результате чего возникнет крупнейшая экономическая зона на планете.

Немецкий журнал Der Spiegel напоминает, что Польша, страны Балтии и Украина при поддержке США ожесточенно сопротивляются реализации проекта «Северный поток — 2», называя его угрозой региональной безопасности. Однако в последнее время в Вашингтоне, судя по всему, смирились с тем фактом, что газопровод практически построен. В данное время США ведут переговоры с Германией, направленные на представлении экономических и стратегических гарантий Украине и ряду стран Восточной Европы, чтобы они, по словам американского госсекретаря Энтони Блинкена, после введения в строй «Северного потока — 2» «не попали в невыгодное положение и не подвергались шантажу».

По мнению польского аналитического центра Warsaw Institute, решение Байдена не вводить санкции против оператора «Северного потока — 2» показывает, что Германия для Америки гораздо важнее, чем Польша и Украина вместе взятые. Фактически это решение означает возвращение к политике Барака Обамы, который передал управление европейскими делами в руки немцев. Также показательно, что это решение было принято в преддверии женевской встречи Байдена и Путина. Германия стремится сохранить каналы связи с Россией, но все ее попытки наладить диалог в рамках Евросоюза наталкиваются на обструкцию со стороны «младоевропейцев». Так, на последнем саммите ЕС инициатива Германии и Франции по проведению встречи с участием российского президента была отвергнута представителями Восточной Европы, к которым присоединились Нидерланды.

Наиболее негативный резонанс в Германии вызвало очередное требование Польши — выплатить репарации за человеческие и материальные потери, связанные с немецкой оккупацией в годы Второй мировой войны. Правящая в Польше национал-консервативная партия PiS постоянно поднимает эту тему, что создает значительную напряженность в двусторонних отношениях. Доклад польской комиссии от 2017 года оценивает ущерб от немецкой оккупации в 800 миллиардов евро. Маас повторил позицию руководства ФРГ, согласно которой тема репараций 76 лет спустя после войны закрыта как с юридической, так и политической точек зрения.

Согласно послевоенным договорам, в качестве репарации Польша получила немецкие земли — Померанию, Силезию и часть Восточной Пруссии. С переданных территорий в Германию были переселены свыше четырех миллионов немцев. Французская Le Figaro напоминает, что Польша категорически отказалась от немецких репараций в 1953 году и признала новую границу по Одеру и Нейсе. На это польские националисты отвечают, что в то время страна находилась под контролем коммунистов. Однако Польша повторно отказалась от репараций и в 1990 году, когда подписывался договор об объединении Германии. В ответ ФРГ отказалась от всех территориальных претензий к Польше.

Немецкая Die Zeit также констатирует, что в Варшаве Хайко Мааса встретили недружелюбно. Основные разногласия возникли по «Северному потоку — 2» и репарациям за немецкую оккупацию во время Второй мировой войны, а также по венгерскому закону о запрете гей-пропаганды. Маас повторил, что Германия берет на себя ответственность за оккупацию, но эта тема для его страны больше не существует. В качестве жеста примирения в Берлине планируется соорудить мемориал польским жертвам нацизма.

Последним пунктом разногласий между Германией и Польшей стал принятый в Венгрии закон, запрещающий пропаганду гомосексуализма среди несовершеннолетних в школьных учебниках и коммерческой рекламе. Збигнев Рау поддержал венгерский закон, заявив, что эта проблематика находится в компетенции национального государства. Маас со своей стороны присоединился к резкой критике Венгрии в соответствии с «генеральной линией» Еврокомиссии, озвученной ее председателем Урсулой фон дер Ляйен. В результате, Германия и Польша сошлись только в одном пункте — осуждении политики, проводимой Александром Лукашенко в Белоруссии. Маас даже высказал желание встретиться с представителями белорусской оппозиции, которые сделали Варшаву своей штаб-квартирой.

В целом итоги варшавского визита Мааса являются закономерными. Позиция Польши основана на глубоком недоверии поляков как к русским, так и немцам. В Берлине тоже не забыли, как активно Польша противилась объединению Германии в 1990 году. Поведение «младоевропейцев» уже давно раздражает не только Германию, но и Брюссель. Страны-основательницы Евросоюза считают, что новые члены беззастенчиво нарушают базисные принципы западной демократии, хотя обязались их соблюдать при вступлении в ЕС.

Главными нарушителями являются Польша и Венгрия, которые до сих пор являлись основными получателями денег из фондов развития Евросоюза (соответственно 22% и 11% всех средств, что составляет ежегодно 13,4 и 5,6 млрд евро). Есть и более высокие оценки: по словам президента Франции Эммануэля Макрона, сумма европейских выплат Польше достигает 18 млрд евро в год. Всего за период с 2014 по 2020 годы Польша получила от ЕС свыше 83 млрд евро. Без этой помощи «младоевропейцам» пришлось бы туго, ведь деньги ЕС покрывают 61% инфраструктурных расходов в Польше и 55% в Венгрии.

Особенно рьяно поляки продвигают проекты газопроводов, направленных на «энергетическую независимость» от России. В частности, газопровод Baltic Pipe изначально создавался как конкурент «Северному потоку — 2». Недавнее решение апелляционного совета Дании отозвать заявку на строительство наземного участка совместного датско-польского газопровода Baltic Pipe оказалось неожиданным для всех участников европейского газового рынка, но прежде всего для Польши. Тем не менее польское руководство не оставляет попыток создать европейский энергетический союз в противовес России. В настоящее время ЕС импортирует примерно одну треть необходимого газа и нефти из России, однако поляки предлагают снизить долю российских энергоносителей и разработать систему «энергетической солидарности» в рамках Европы.

Особый пункт разногласий с Брюсселем — предоставление квот по размещению нелегальных мигрантов. Все страны «Вышеградской четверки» (Чехия, Словакия, Венгрия и Польша) бросают вызов Брюсселю, категорически отвергая требование взять на себя часть ответственности по приему беженцев.

Польша ведет себя вызывающе и в других вопросах. Так, польское правительство отказалось выполнять решение Верховного суда Евросоюза по закрытию угольной шахты «Туров» на границе с Германией и Чехией. По оценке экологов, шахта наносит громадный ущерб окружающей среде. В этой связи премьер-министр Польши Моравецкий заявил, что национальные интересы его страны всегда будут иметь приоритет над общеевропейскими. Польша намерена продолжить курс на сохранение угольной промышленности, несмотря на требования Брюсселя перейти на более экологичные энергоресурсы.