PS: борьба за демократию должна стать еще жестче

12 июля 10:25NK

НЬЮ-ЙОРК — Демократия снова вернулась в умы политиков. Президент США Джо Байден планирует провести саммит на эту тему, и на мой почтовый ящик поступают приглашения на множество мероприятий, посвященных демократии и правам человека.

Этот новый акцент не является хорошей новостью. Скорее, это отражает эрозию как демократии, так и уважения прав человека в последние годы. Согласно докладу Freedom House, в настоящее время менее 20% населения мира живут в полностью свободных обществах, что является самым низким показателем за более чем четверть века. Многие страны неуклонно движутся к авторитаризму.

Свобода в опасности по хорошо известным причинам. Во многих странах растущее неравенство и маргинализация различных групп способствовали принятию правого (а в некоторых случаях и левого) авторитаризма. По мере того, как мир сталкивается с быстрыми технологическими изменениями и экономической реструктуризацией, многие отнюдь не убеждены в том, что у демократий есть преимущества с точки зрения адаптации и разработки перспективной политики. Пандемия, с которой многие демократии не справились, лишь усугубила эти сомнения.

Это трудные времена для тех из нас, кто глубоко убежден в том, что абсолютной, непреложной основой хорошего управления являются свободные, демократически наделенные полномочиями граждане, в равной степени защищенные законом. Я президент крупнейшей частной благотворительной организации в этой области. Если быть честными по отношению к самим себе, то мы знаем, что наши традиционные модели продвижения демократических ценностей и институтов сталкиваются с проблемами.

Фонды "Открытое общество" (OSF) были основаны в 80-е годы, исходя из предположения, что существует острое глобальное общественное требование свободы и что все большее число правительств по всему миру принимают его правила и нормы. Это позволило нам (в партнерстве с местными активистами) использовать принцип "пристыдить и поощрить", чтобы убедить правительства в необходимости принять и уважать законы о правах человека и демократические процедуры.

Независимо от того, касалась ли наша работа ромов в Центральной и Восточной Европе, сообществ ЛГБТКИ в Африке, этнических меньшинств в Южной и Восточной Азии, прав женщин в Латинской Америке или всемирной защиты мигрантов и беженцев, было ощущение, что мы выполняем историческую миссию. И однажды это стремление может привести к тому, что все люди получат полные и равные права и возможности.

Однако сегодня, нарастающая волна за права человека поднимет не все лодки; напротив, создается впечатление, что все они рискуют утонуть. Этот недавний резкий поворот вспять 20 летних достижений в области прав человека заставляет нас вновь задуматься.

Как фонд, который по сей день возглавляет его основатель Джордж Сорос — переживший нацизм и бежавший от коммунизма из своей родной Венгрии — мы не будем переключаться на менее сложные проблемы. В конце концов, Сорос основал фонд, когда перспективы прогресса в области прав человека казались такими же сложными, как и сегодня.

Таким образом, миссия не подлежит обсуждению. Но мы должны пересмотреть наш подход. Нам необходимо задаться вопросом, как восстановить общественную поддержку демократических норм и норм в области прав человека, а также более четко определить врагов открытых обществ, что заставит их, пусть даже неохотно, вновь соблюдать свои обязательства.

В Восточной Европе 1980-х годов проблема заключалась в склеротических, стареющих коммунистических правительствах, которые больше не могли приносить пользу своему народу. Сегодняшняя ситуация намного сложнее. Правда в том, что биполярный мир снова угрожает свободе. Предстоящий саммит Байдена за демократию отчасти является попыткой сплотить правительства единомышленников, а также весь мир против авторитаризма Президента Китая Си Цзиньпина. Это может означать, что у демократий есть некоторые неудобные партнеры, поскольку прагматизм рискует превзойти ценности.

Плотная сеть торговых, инвестиционных, образовательных и технологических связей означает, что Китай привязан к Западу, и наоборот, чего никогда не было с Советским Союзом. Отношения, которые являются больше экономическими, чем военными, предоставляют демократическим странам множество вариантов — от бойкота правительства и потребителей до более согласованной международной стратегии сдерживания и взаимодействия — для того, чтобы заставить режим Си принять нормы хорошего поведения дома и за рубежом. Лидеры с обеих сторон будут рассматривать эту конкуренцию в первую очередь с точки зрения экономики, но права человека могут также либо сильно выиграть, либо крупно проиграть.

Сорос всегда называл работу OSF "политической филантропией". Он имеет в виду, что нам нужно взаимодействовать с более широкой динамикой перемен и находить точки соприкосновения для решения наших проблем. Если во время Холодной войны, сильные государства были единственными или главными нарушителями прав человека, сегодняшний мир представляет собой одну из многомерных угроз правам человека. Неравенство, усугубляемое нерегулируемой транснациональной финансовой и корпоративной властью, наряду с резкими изменениями в судьбе отдельных государств создают все более сложную ситуацию. Мир становится все более неравным и злым.

Этот гнев усиливается (и подпитывается) социальными медиа платформами, где поляризация, злоупотребления и ложь подрывают доверие к институтам. Технология, которую всего несколько лет назад многие рассматривали в качестве средства защиты прав граждан, во многих случаях стала инструментом для манипулирования умами и закрытия общества.

Коварное подражательное поведение, которое в течение четырех лет своего президентства Дональд Трамп допускал и поощрял в режимах по всему миру, ускорило кризис уважения к верховенству закона и правам человека. Президенты завладели дополнительными сроками, резко возросла официальная коррупция, а соглашения между государствами отметают права людей. В настоящее время, правозащитникам и тем, кто их поддерживает не рады в большинстве стран мира.

Однако пагубные правительства и глобализация с ее непредвиденными финансовыми и корпоративными последствиями — это лишь половина проблемы. Многие считают, что повышенное внимание к глубоко укоренившемуся институциональному расизму в Соединенных Штатах и ​​во всем мире — и признание того, что маргинализация по признаку расы, пола, религии и класса зачастую взаимно усиливают друг друга — обнажают ограничения повестки дня в области прав человека. По мнению жертв, средства правовой защиты в области прав человека затронули верхушку проблемы, так и не дойдя до ее корней.

Правозащитная деятельность должна стать более политической: более жесткой и изобретательной в своих атаках на угнетателей и более четкой в том, что касается поддержки угнетенных. Нам необходимо решать проблемы, с которыми на самом деле сталкиваются люди, не ограничиваясь узкими политическими правами, чтобы устранить более глубокие причины экономической и социальной изоляции.

Мария