Правление Зеленского и кризис – это слова синонимы

15 ноября 23:53ЛІГА.Новости

Что же произошло со спецоперацией Украины и стран Запада, цель которой была захватить боевиков российской частной военной компании Вагнера и получить от них важные свидетельства о причастности российского политического и военного руководства к войне против Украины. Результаты своего расследования этой ситуации Агентство журналистских расследований Bellingcat пообещало обнародовать уже в начале следующей недели.

Общественность ожидала это расследование достаточно давно, и оно может привести к настоящему политическому землетрясению в Украине, ведь раскроет и настоящую роль президента Украины Владимира Зеленского, и представителей его ближайшего окружения в принятии решений, которые являются принципиальными для интересов национальной безопасности и будущего Украины.

Я не хочу говорить о какой-то измене, которую сегодня так любят обсуждать в социальных сетях. Лучше скажу о вопиющей некомпетентности Владимира Зеленского и его команды, ведь известно, что Зеленский не просто сам не разбирается в функциях главы государства, но и подбирает на ответственные должности в Офисе президента, Кабинете министров, руководстве Верховной Рады людей, которые готовы нарушать законодательство, не осознают огромную ответственность, которая ложится на них после того, как они занимают должность.

Это непонимание ответственности вместе с вопиющей некомпетентностью и самовлюбленностью и будет политической характеристикой правления Зеленского после выздоровления Украины от популистского мрака. Тогда, когда ответственные политические силы начнут восстанавливать государственные институты, будут пытаться остановить тот обвал институтов и ценностей, который начался после трагических для Украины итогов президентских и парламентских выборов 2019 года, выборов, которые означали триумф олигархического популистского проекта Слуга народа во главе с Владимиром Зеленским. А может, и во главе с украинскими олигархами, которые до сих пор оказывают значительное влияние на решение президента Украины.

Конечно, мы отдаем себе отчет в том, что в управлении Зеленского было несколько разных периодов с точки зрения того, как он сам относился к перспективам договориться с Кремлем. Пока мы видим патриотическую риторику со стороны президента Украины, а со стороны президента РФ Владимира Путина очевидное принятое решение о том, что с руководителем Украины он не будет иметь никаких разговоров.

Причина такого решения – после президентских и парламентских выборов 2019 года в Украине, в Администрации президента России безосновательно считали, что именно эти выборы создадут возможность безоговорочной капитуляции украинского государства перед российским агрессором. Но в Москве и в 2004 году, и в 2014-м не осознали важность влияния украинского общества на решения украинской власти. Не поняли, что украинский президент, в отличие от российского диктатора, не свободен от настроений граждан своей страны. И каковы бы ни были итоги выборов, у страны есть магистральный курс, который можно определить тремя словами: прочь от Москвы. Против российской агрессии, против желания россии уничтожить Украину как государство.

И в этой ситуации поимка российских боевиков, рассказавших о бандитизме российского политического руководства, о том, как они действовали вопреки нормам международного права и нормам ведения войны, стала бы важным аргументом для того, чтобы прекратить разговоры о возможном компромиссе между Киевом и Москвой. Но срыв спецоперации произошел тогда, когда в окружении Зеленского жили еще некомпетентной иллюзией такого компромисса.

Также следует напомнить, с каким странным энтузиазмом в тогдашнем украинском руководстве восприняли смену так называемого украинского куратора в Администрации Путина. Тогда говорили: какое счастье, что на смену неуравновешенному Владиславу Суркову пришел уравновешенный Дмитрий Козак. При этом забывая, что главной функцией уравновешенного Козака, с его огромным опытом работы в российских спецслужбах, с опытом человека, который родился в Украине, и прекрасно знает украинскую национальную психологию, является заманивать руководство Украины в такое количество ловушек, из которых никто не сможет выбраться, и которая должна дискредитировать руководителей Украины, как перед собственным народом, так и перед ее западными партнерами.

Когда Козак не справился с этой отвратительной задачей Владимира Путина, президент России окончательно потерял интерес и к Зеленскому, и к Нормандскому формату, и к переговорам на уровне Трехсторонней контактной группы – ко всем процессам, которые должны нормализовать ситуацию на Донбассе и облегчить жизнь украинцев, являющимися заложниками оккупации Россией территорий Донецкой и Луганской областей.

Потому что Путину плевать на всех и на все. Для него все преговорные площадки были лишь возможностью обеспечить либо капитуляцию Украины, либо ее попадание в ловушки Казака.

А когда операция с Вагнеровцами сорвалась, в Киеве этого, к сожалению, не осознавали. Не хотели раздражать Кремль, чтобы не терять возможность продолжать переговорный процесс, который, по мнению тогдашнего окружения Зеленского, а, возможно, и его самого президента, мог бы дать какие-то реальные результаты.

Стоит напомнить, что в рамках этой иллюзии Москве выдали важного свидетеля по делу уничтожения российскими военными пассажирского самолета Малайзийских авиалиний 17 июля 2014 года над Донбассом, – Владимира Цемаха. И сейчас процесс в Гааге, который должен безусловно установить причастность российского государства к этому преступлению, происходит без него.

Если бы украинское руководство без всяких журналистских расследований осознало, что ему просто нужно сказать правду о том, что тогда произошло с Вагнеровской спецоперацией, признаться, что они допустили ошибку, потому что ничего не понимали, возможно, сейчас резонанс расследований на эту и другие важные темы был бы не таким громким, а ожидания общественности не столь серьезными.

Но видим, что действующая украинская власть не способна признавать ошибки, а лишь создавать новые на новых принципиальных направлениях развития Украины.

Тогда это был кризис безопасности, а сейчас мы приближаемся к эпидемиологическому, энергетическому, социальному кризису. Правление Зеленского и кризис – это слова синонимы. И это касается не только ожиданий результатов расследования Bellingcat.

Оригинал

John Dou