После Нюрнберга: обыкновенный и корпоративный фашизм

02 октября 06:14RSS feed nk.org.ua

Годовщина Нюрнберга… Знали ли тогда, во второй половине сороковых годов прошлого века, люди, участвовавшие в процессе по осуждению и наказанию нацистов, как станут развиваться события далее? Догадывались ли? А ведь после всё произошло очень и очень странно. По сути, из одной разновидности фашизма выросла другая. Местами ещё более уродливая. И начало тому положили непосредственно в Нюрнберге.

Тогда, на знаменитом процессе, один из нацистских преступников бросил очень важную фразу, которую тут же постарались «замылить»: судить необходимо не только немецких преступников, но и тех, кто способствовал им, а именно — американские корпорации. Позднее, замечу, на их смену придут уже международные транскорпорации. И, действительно, сколько боссов сделали гигантские деньги на самой большой бойне в истории?

Оттого достаточно быстро американские «партнёры» начали переписывать результаты Великой Отечественной (Второй мировой) войны. Ревизия нового образца шла соответственно в двух направлениях. Так, чтобы уничтожить любые следы правды. Нам представили нового победителя — single&true — США. И нам явили дополнительного злодея: к Гитлеру присоединился Сталин, который якобы так же, как и Адольф, мечтал захватить весь мир. Со временем Советский Союз заменили на Россию, а большевиков — на русских.

Это, по сути, уже стало общим местом — однако подобное проговаривать надо, потому что молчание в ответ на ложь, неопровержение её значит принятие подлой неправды. Но тут есть ещё очень важное, то, о чём говорится куда реже. Альбер Камю сконцентрировал это в удивительной по своей точности формуле: «Фашизм есть презрение». Всю глубинную полноту — бездну, мерцающую алым — этого изречения мы узнали позднее, когда на смену одним фашистам пришли другие.

Повторяю: для начала важно понять, что Гитлер со своими приспешниками не стал вывертом западного мира — нет, он оказался его логическим продолжением. Следующим же этапом стала убийственная диктатура транснационального капитала. Разве то, что мы наблюдаем сейчас не есть фашизм нового образца? Тот, который предсказывали Замятин и Хаксли. Apple, Google, YouTube, Twitter и иже с ним продолжают уничижительную политику тех, кто преследовал любое инакомыслие.

Последнее — ключевое. Ведь нацисты, помимо жажды мирового господства, преследовали и инфернальную цель побороть любое иное альтернативное мнение. Они априори не принимали и не терпели его, и разве не аналогичное мы наблюдаем сегодня в мире, который всё больше походит на матрицу? Нет, я ни в коем разе не сравниваю методы, потому что бан не является заключением в концлагере, и подобные сравнения, несомненно, кощунственны. Я лишь говорю о принципе, лежащем в основе подобного мировоззрения, когда инакомыслие растаптывается, когда свобода уничтожается, а судьями выступают те, кто блюдёт сугубо свои, весьма меркантильные, интересы. Они не могут и не должны выносить вердикт, однако имеют наглость этим заниматься.

И в таком случае остаётся лишь гадать, как будет выглядеть новый Нюрнбергский процесс. Если он случится, конечно, чтобы зло вновь убралось в свою нору, пропитанную алчностью и презрением.

Платон Беседин

John Dou