Почему отложили налоговую амнистию: война или провал?

11 сентября 14:14Новости на zn.ua

Верховная Рада поддержала изменения в Налоговый кодекс, которыми, в частности, продлена процедура одноразового добровольного декларирования до 1 марта 2023 года.

Власти объяснили продление сроков налоговой амнистии предоставлением возможности большему количеству украинцев задекларировать свои доходы, поскольку война внесла коррективы в жизнь миллионов украинцев, так что, соответственно, уже задекларированные капиталы могут быть направлены в экономику страны.

Сроки налоговой амнистии продлевали поспешно, о них «вспомнили», когда вносили изменения в НКУ об урегулировании налогообложения благотворительной помощи.

Некоторые эксперты считают, что одной из причин продления сроков является не фактор занятости украинцев большой войной, а попытка власти замаскировать провал самой налоговой амнистии. Однако какой-либо анализ хода ее проведения, по крайней мере публичный, сделан не был. Никаких изменений условий ее проведения, кроме сдвига сроков, налоговая амнистия не претерпела.

С начала кампании (с 1 сентября 2021 года) до начала вооруженной агрессии РФ, почти за шесть месяцев, граждане Украины задекларировали активы стоимостью 1,3 млрд грн. Сумма задекларированного к уплате сбора составила 79,1 млн грн, что отвечает 2,8 млн долл. США, то есть по 466 700 долл. в месяц.

С марта по май 2022 года, во время действия военного положения, граждане задекларировали активов более чем на 1 млрд грн в рамках налоговой амнистии. Сумма задекларированного к уплате одноразового сбора за период действия военного положения составила 81 млн грн. При курсе НБУ в 36,57 грн за доллар это составляет немногим более 2,2 млн долл., соответственно, по 730 тыс. долл. в месяц.

По данным Минфина Украины, по состоянию на июль с начала кампании специального добровольного декларирования активов физических лиц было задекларировано 3,7 млрд грн. Сумма задекларированного к уплате сбора составила 225,1 млн грн, что отвечает более чем 6,1 млн. долл.

Конечно, это намного больше, чем в Грузии (там в ходе амнистии 2005 года в бюджет было зачислено до 35 тыс. долл.), но эта цифра безусловно отличается от ожидаемой.

Напомним, что авторы налоговой амнистии при ее внедрении исходили из того, что на руках у населения Украины есть около 50 млрд долл., поэтому надеялись получить значительную часть таких легализованных средств официально в экономику.

При этом украинцы с началом войны пожертвовали 19,6 млрд грн на армию. Только за последнюю неделю февраля на счет ВСУ были переведены 6 млрд грн. Кроме того, много денег было собрано через благотворительные фонды либо путем прямых закупок на конкретные подразделения, противостоящие вооруженной агрессии. То есть украинцы без каких-либо условий и предостережений отдалили на нужды своей страны в самый ответственный момент ее существования в сотни раз больше, чем сумма налогов, уплаченных от налоговой амнистии.

Конечно, можно объяснить такую разницу тем, что на армию деньги давали все украинцы, несмотря на свой доход, — иногда люди переводили и по 50, и по 100 грн, зная, для кого и на что идут их средства.

Однако все это только лишний раз доказывает, что задуманная налоговая амнистия абсолютно непонятна большинству украинцев ни с точки зрения процедуры ее проведения, ни по последствиям того, что может быть, если своевременно не задекларировать свои доходы.

Требования финмониторинга остаются одним из самых спорных вопросов в амнистии капиталов при будущей налоговой амнистии. Украинцам предложили схему налоговой амнистии, согласно которой для того, чтобы «амнистировать» капиталы, надо сначала доказать финмониторингу законность оснований получения средств. Но если у лица есть все подтверждающие документы на средства, дополнительно амнистировать их не нужно.

В связи с войной произошли коренные изменения в жизненных условиях миллионов украинцев, для которых изменился центр жизненных интересов — около шести миллионов из них стали беженцами за пределами Украины, еще столько же стали внутренне перемещенными лицами. Кто-то вернулся домой, кому-то некуда возвращаться, ведь их дома разрушены или временно находятся под контролем врага.

Большая часть украинцев, на которых была рассчитана налоговая амнистия, просто покинули территорию Украины и возвращаться и вкладываться в экономику страны сейчас не собираются. Основные «клиенты» налоговой амнистии — это предприниматели, в прошлом занижавшие размер своих налоговых обязательств, «серый» бизнес, люди, получавшие всю зарплату или ее часть в конверте; трудовые мигранты, которые работали за рубежом, с началом войны потеряли доходы и точно не думают инвестировать в ближайшее время.

По очень скромным подсчетам экспертов, огромные суммы денежной наличности богатых украинцев тем или иным способом пересекли украинскую границу вместе с их владельцами в первые недели войны, так что теперь они пока отдыхают вместе со своими хозяевами. Ради справедливости следует заметить, что европейские банки также не принимают наличные средства без тщательного финмониторинга. Так что ценность «белых», задекларированных, средств весьма высока.

Главный маркетинговый прием власти при «продаже» налоговой амнистии украинцам сводился к угрозам, что дальше будет еще хуже: сразу после окончания периода одноразового «нулевого» декларирования еще больше усилят контроль над доходами граждан.

Неоднократно власть имущие еще до войны озвучивали свои намерения о будущих попытках либо взыскать налоги за прошлые периоды для тех, кто не воспользовался налоговой амнистией, либо ввести повышенные ставки налогообложения при будущих продажах недвижимости, которая не прошла «очищение» амнистией, и т.п. Но эти «запугивания» точно не будут действовать на украинцев, прошедших через войну.

Ожидать, что от механического продления сроков амнистии добровольное декларирование приобретет массовый характер, не следует. Без коренных изменений в подходах к проведению налоговой амнистий на принципах доверия и искренности к собственным гражданам надеяться на какой-либо результат не стоит.

John Dou