Откровения одного из отцов-основателей ПЦУ

31 марта 05:51NK

Ростислав Павленко, который был «смотрящим по Томосу», дал интервью, где сделал ряд громких заявлений. Анализируем, в чем его заявления расходятся с действительностью.

Ростислав Павленко, человек, который в свое время провел основную переговорную работу по созданию ПЦУ, дал интервью Youtube-каналу DetectorUA. В нем он рассказал о создании сей организации и озвучил некоторые показательные тезисы. Срежиссировано интервью было так, что одну часть откровений Р. Павленко выдал, прохаживаясь возле Верховной Рады, и они большей частью были посвящены очернению УПЦ, а другую – возле Софии Киевской, где речь шла в основном о так называемом «объединительном соборе», на котором была создана СЦУ-ПЦУ. Логичным будет и анализ интервью разбить на две части.

Очернение УПЦ

Р. Павленко: «Представители власти (В. Зеленского – Ред.) фактически играют на поддержку Украинской Православной Церкви, которая находится в единстве с Московским Патриархатом и хуже того, с теми нарративами, с которыми работает Российское государство, используя Российскую Православную Церковь в целом, как один из способов гибридной агрессии».

Корреспондент: «Ну, то есть так грубо говоря – зрада?»

Р. Павленко: «Ну, зрада, это такой очень расхожий термин… Я бы употребил слово: «некомпетентность», «непонимание», которое используется как раз теми, кто хочет продвинуть российские нарративы».

Здесь мы в первую очередь видим повторение мифа о том, что кто-то использует Церковь как инструмент гибридной агрессии. УПЦ не является чьим бы то ни было инструментом. Она служит Богу и спасает души человеческие для вечности.

Но самое интересное – Павленко пытается «выбить» власть Зеленского с «церковного электорального поля», которое власти Петра Порошенко считают своим. И, в общем-то, Павленко прав – все контакты с Фанаром с 2015 года (как потом признается Павленко) вела власть Порошенко, убедила патриарха Варфоломея затеять проект с Томосом власть Порошенко, наконец, все усилия по формированию ПЦУ осуществляла власть Порошенко. Вполне логично, что она теперь ревниво относится к попыткам Зеленского работать в этой области.

Конечно, говоря о поддержке Зеленским УПЦ, Павленко говорит откровенную неправду: визиты Президента, премьер-министра и делегации «Слуги народа» на Фанар говорят об обратном. А особенно говорит об обратном результат этих визитов – ожидаемый приезд патриарха Варфоломея на празднование 30 годовщины Независимости Украины.

Кроме того, власти Зеленского вновь поднимают вопрос вступления в силу закона, по которому УПЦ хотят лишить ее названия, а также подают в Верховную Раду законопроекты, направленные на уничтожение УПЦ и лишение ее имущества.

Р. Павленко: «Государство должно и даже обязано сделать все, чтобы защитить украинское общество, украинские церкви, украинских верующих от влияния со стороны Российской Федерации, которая абсолютно не стыдится использовать церковь и для проведения месседжей ненависти, рассказывая, кто каноничный, кто не каноничный, кто спасется, кто не спасется. Это вообще месседжи, которые не должны звучать в таком представлении».

Во-первых, государство РФ не является тем субъектом, который озвучивает или даже инициирует озвучивание подобных тем. Здесь сознательная манипуляция и подмена понятий «церковь» и «государство». А во-вторых, Церковь именно что должна свидетельствовать людям о том, что является условием спасения души, а какие обстоятельства ведут людей в погибель. Это Ее священная обязанность. Церковь именно что должна говорить, кто стоит на пути спасения, а кто погибели. И если нахождение в расколе, в неканонической религиозной организации создает для человека опасность оказаться вне Царства Божия, то Церковь именно что должна предупредить человека об этом. И здесь нет никакой риторики вражды или ненависти, есть только любовь к человеку и забота о спасении его души. Но то, что Церковь заботится прежде всего о спасении душ человеческих, Р. Павленко и его соратники почему-то понять не могут.

Р. Павленко (продолжая предыдуший ответ): «…не стыдится рассказывать, что якобы есть какой-то раскол. Не стыдится говорить про то, что якобы, что это оказывается свободный выбор украинских верных быть в структуре Российской церкви».

Повторим, в Украине множество случаев принуждения, в т.ч. и с применением физического и психологического насилия, к переходу в ПЦУ, но нет ни одного случая принуждения оставаться в УПЦ. И то что верующие УПЦ остаются в этой Церкви – это не просто свободный выбор, а выбор, сделанный вопреки принуждению перейти в ПЦУ.

Р. Павленко: «За веру царя и отечество» – этот девиз ими (УПЦ и РПЦ – ред.) исповедуется».

В действительности такого девиза нет ни в учении Церкви, ни в современной жизни церковных общин. Это девиз, который был распространен в русской армии времен Российской империи. Сегодня он используется в основном праворадикальными русскими националистами и монархистами. Но к Церкви он отношения не имеет. Здесь Р. Павленко пытается сознательно вложить в головы своих слушателей миф о тождественности Российского государства и Русской Православной Церкви.

Сознательной манипуляцией является попытка Р. Павленко оправдать грубое вмешательство высшей власти времен П. Порошенко в решение религиозных вопросов ссылкой на закон «Про свободу совести и религиозные организации».

Р. Павленко: «Есть в Украине такой закон "Про свободу совести и религиозные организации", который определяет право и обязанность государства помогать в законных вопросах религиозных организаций и в частности, там прямо об этом сказано и в сношениях с зарубежными религиозными центрами».

Во-первых, ст. 5 Закона прямо предусматривает что «государство не вмешивается в осуществляемую в рамках закона деятельность религиозных организаций». Аналогичный принцип содержится и в Конституции Украины. Президент Украины, глава Верховной Рады, премьер-министр и другие высшие руководители государства ездили на Фанар, договаривались о создании ПЦУ, подписывали договор о передаче Константинопольскому патриархату имущества (Андреевская церковь в Киеве), организовывали «объединительный Собор» и фактически руководили его проведением, принимали в Киев фанарских «экзархов» и так далее. И Павленко хочет нас убедить в том, что это вовсе не вмешательство государства в религиозные дела, а всего лишь помощь в организации сношений с зарубежными религиозными центрами?

Во-вторых, ст. 30 Закона, которая называется «Центральный орган государственной исполнительной власти, который реализует государственную политику в сфере религии» (во времена создания ПЦУ это был Департамент по делам религий Министерства культуры) гласит, что этот орган осуществляет «способстование участия религиозных организаций в <…> деловых контактах с международными религиозными центрами и зарубежными религиозными организациями». То есть Закон уполномочивает именно этот орган, а вовсе не президента или Администрацию Президента, или Верховную Раду что-либо совершать в этом плане.

Если предыдущее ложное утверждение о якобы законном вмешательстве власти в церковные дела было рассчитано на то, что никто не будет вдумчиво читать соответствующий закон, то пассаж про покойного Митрополита Владимира (Сабодана) и его якобы благожелательное отношение и к раскольникам, и к вмешательству Фанара, рассчитан на то, что многие уже подзабыли, что на самом деле говорил Блаженнейший Владимир.

Р. Павленко: «У Митрополита Владимира (Сабодана – Ред.) все спокойно решалось в атмосфере диалога».

Покойный Блаженнейший Митрополит Владимир неоднократно и недвусмысленно высказывался и о раскольниках, и о вмешательстве Константинополя в церковные дела в Украине. Приведем только две цитаты:

«О каком объединении может идти речь? Нельзя получить единородной массы из масла и воды… Объединение Церквей может произойти только через покаяние раскольников, возвращение в лоно Матери Церкви, и в дальнейшем, совместное обсуждение надлежащего единой Украинской Церкви канонического статуса».

«Мы просили Вселенского патриарха не вмешиваться в проблемы Украины, потому что это – внутреннее дело самих православных украинцев. Он тогда обиделся на это письмо, но, кажется, у него еще не отпало желание вмешиваться в решение судьбы Церкви в Украине. Это было бы крайне нежелательно, так как есть пример Эстонии, где вмешательство Вселенского Патриарха вызвало раскол церкви».

А подобных высказываний существует множество.

А следующее откровение Павленко вообще заставляет вспомнить слова Геббельса о том, что чем чудовищнее ложь, тем легче в нее поверят.

Р. Павленко: «Мы видим в первую очередь со стороны московской церкви попытки силового захвата… Ровно в том, в чем они обвиняют украинскую церковь очень часто делает сама эта московская церковь: и привоз крепких людей для того чтобы захватить какой-то храм, и судебные тяжбы, и использование своих связей в органах власти».

Ни одного случая захвата храма со стороны сторонников УПЦ нет не то что за время существования ПЦУ, а вообще за все время существования раскола в Украине. Наоборот, захваты со стороны раскольников, причем задокументированные и подтверждённые видео и фото материалами, исчисляются многими десятками.

Р. Павленко: «Попытки УПЦ говорить про гонения не находит отклика среди украинских верующих».

Для опровержения этого можно ознакомиться с материалами съезда представителей захваченных храмов «Верные», который прошел в Киево-Печерской лавре в феврале 2021 г. А можно послушать тех же сторонников ПЦУ, которые досадуют на то, как общинам, у которых отобрали храм, всей Церковью помогают построить новый, тем самым признавая, что беда этих общин находит живой отклик среди верующих, который выражается в конкретной помощи.

И как тут не вспомнить реакцию Павленко на съезд «Верные», которую иначе как верхом цинизма назвать нельзя. Людей у которых отобрали имущество, которые подверглись насилию и травле, он обвинил в… покушение на безопасность государства: «Да, 22.02 в Киево-Печерской лавре состоялось собрание, которое не поддается восприятию ни с церковной, ни с государственной точки зрения. Иначе как покушение на стабильность и государственную безопасность, этот хит-парад ненависти назвать нельзя» (цитата со страницы Павленко в Facebook).

То есть то, что людей избили, унизили, отобрали храм – это не покушение на государственную безопасность и даже не ненависть, а то, что они об этом не побоялись рассказать, – это покушение и ненависть. Кстати, очень многие участники съезда говорили о том, что прощают своих обидчиков и не желают им зла.

Р. Павленко: «Есть очень активная связь с Москвой. Двое владык УПЦ в единстве с Московским Патриархатом являются представителями Синода Российской Православной Церкви. <…> Не просто генетическая связь, а собственно административная связь, если хотите командная связь и, соответственно, финансовая…»

Во-первых, ни один архиерей РПЦ не является членом какого-то ни было органа управления УПЦ. А то, что двое украинских архиереев входят в состав Священного Синода РПЦ, доказывает, что не РПЦ участвует в управлении УПЦ, а наоборот.

Во-вторых, УПЦ абсолютно независима от РПЦ в административной, экономической, финансовой, кадровой и других сферах. Это записано в уставных документах и подтверждается практикой.

Р. Павленко: «Во времена Петра Порошенко мы делали все, чтобы не было какой-то церкви-фаворита…»

Тут хочется просто развести руками и с удивлением спросить: а кто постоянно заявлял, что ПЦУ – это основа государства и условие независимости? Кто заявлял и заявляет до сих пор о государственной поддержке ПЦУ? Кто эту поддержку всемерно оказывает? Кто ездил на Фанар договариваться о создании ПЦУ? Кто за это отдал фанариотам Андреевскую церковь в Киеве. Кто, в конце концов, назван в Томосе в качестве его получателя? Если кто забыл – это Петр Порошенко.

О создании ПЦУ

Р. Павленко: «Он (патриарх Варфоломей – Ред.) очень добрый человек, очень мудрый человек. Он очень открытый человек и простой в общении. Даже и намека на какие-то там подкупы или еще что-то не было, не звучало и не могло звучать. Это было его решение (выдача томоса – Ред.), которое продиктовано любовью к украинскому народу…»

В-первых, в 2018 году, когда впервые зашла речь о создании ПЦУ, сотни тысяч верующих УПЦ написали на Фанар с просьбой не вмешиваться в украинский церковный вопрос. Священники тогда везли на Фанар сумки, в которых было более 420 тысяч подобных обращений. Это ли не воля украинского народа? Ведь ничего похожего со стороны раскольников мы не видели.

Во-вторых, какой результат Томоса мы увидели? Захваченные храмы УПЦ, избитые прихожане и священники… И все это в результате действий патриарха Варфоломея. Это что, такая любовь?

Р. Павленко: «Порошенко не должен был и не мог ему (Филарету Денисенко – Ред.) ничего обещать: ни сохранение должности, никаких подобных гарантий, потому что это вопросы внутрицерковные…»

А вот сам Филарет Денисенко неустанно говорит о том, что обещания имели место и очень много фактов указывает, что скорее всего он прав. Вряд ли бы Филарет решился бы на упразденение своего Киевского патриархата, если бы не рассчитывал править в новой структуре и дальше.

Р. Павленко: «Мне пришлось встречаться с предстоятелями многих других церквей, и они ставили три вопроса: Первый – чем вам УПЦ МП не украинская церковь? <…> Не начнется ли у вас война? <…> Нет, не начнется. <…> Не потянете ли вы в ту церковь, которую мы должны признать (ПЦУ – ред.), вопросы из прошлого, позиций из прошлого, людей из прошлого…»

Во-первых, представители Поместных Церквей понимали и понимают до сих пор, по крайней мере те которые не признали ПЦУ, что УПЦ – действительно украинская Церковь.

Во-вторых, массовые захваты храмов и насилие над верующими – это конечно еще не война, но что-то очень близкое, и собеседники Павленко это понимали.

В-третьих, Павленко и прочие создатели ПЦУ обманули своих собеседников, потому что на самом деле потянули в ПЦУ «людей из прошлого».

И еще один вопрос, о котором умолчал Павленко, но который стопроцентно задавался – вопрос недействительности «хиротоний». На него не может ответить не только Р. Павленко, но даже и патриарх Варфоломей: откуда у раскольников взялась благодать священства и епископства?

Корреспондент: «Роль Петра Алексеевича…, там был спикер Парубий, были вы <…> вы принимали участие в этом переговорном процессе или вы наблюдали за тем, как священные отцы пытаются друг друга не побить?

Р.Павленко: «Иногда священным отцам надо предложить возможность договориться между собой, но понимая, что им не дадут сорвать процесс».

Иными словами, Р. Павленко подтвердил, что руководство Украины не давало раскольническим «архиереям» «сорвать процесс». Он выразился дипломатично. А вот другие участники того «Собора», например, Филарет Денисенко или «митрополит» Симферопольский и Крымский Климент Кущ рассказывали, что власть настолько жестко контролировала «объединительный Собор», что когда «архиереи» разругались и собрание было практически сорвано, Порошенко распорядился закрыть аэропорт «Борисполь», чтобы не улетели греческие «экзархи», присланные в Украину патриархом Варфоломеем.

Корреспондент: «Какие вызовы, на что сейчас обращать внимание самой Православной церкви Украины?»

Р.Павленко: «Самое важное это то, что власть на всех уровнях должна исполнять закон, должна исполнять процедуру по реализации воли общин, которые хотят присоединиться к Православной церкви Украины, прекратить чинить препятствия этому, надеясь, что в Украине когда-нибудь будет такая власть, которая все это вернет назад…»

Фактически Р.Павленко признал, что без содействия властей никто в ПЦУ переходить не будет. То, что представители предыдущей власти называют исполнением закона, в действительности является беззаконным переводом церковных общин в ПЦУ, что во многих случаях сопровождается также и силовым захватом храмов. Эта рейдерская схема всем известна: вместо религиозной общины проводится собрание территориальной общины, на которой принимается незаконное решение о переводе религиозной общины в ПЦУ.

Те немногие общины, которые действительно захотели присоединиться к ПЦУ, сделали это совершенно свободно. Никто им не чинил препятствий ни со стороны чиновников, ни со стороны УПЦ.

И в заключение немного юмора.

Корреспондент задал Р. Павленко вполне логичный вопрос: если Порошенко добыл на Фанаре Томос и тем самым исполнил чаяния украинского народа, то почему же тогда этот «облагодетельствованный» народ не проголосовал за Порошенко на выборах?

Ответ Р. Павленко следующий: потому что это не политический вопрос, это вопрос нацбезопасности. И, учитывая весь контекст отношений власти с ПЦУ, фраза действительно остроумная. И она особенна ценна тем, что Павленко ее произнес с вполне серьезным видом.

Кирилл Александров