От отрицания до признания. Как AstraZeneca стала "врагом номер один"

Британско-шведская компания AstraZeneca была одной из первых заявивших о разработке вакцины от коронавируса и представивших обнадеживающие результаты испытаний лекарства.

На нее возлагались колоссальные ожидания в борьбе с пандемией до серии трагических смертей тех людей, которые ее приняли. Как оказалось, от тромбоза.

И компания, и регулятор ЕС, и еще активнее Британия доказывали несвязанность вакцины и летальных случаев, но впоследствии отрицать это уже было невозможно.

Сайт "Сегодня" разбирает "историю падения" вакцины от AstraZeneca.

Парад отказов

В начале марта австрийские власти первыми сообщили о приостановке иммунизации населения вакциной AstraZeneca после одного летального случая и заболевания вакцинированной. В обоих случаях это были женщины до 50 лет, и в обоих случаях сообщалось о нарушениях свертываемости крови.

Этого как будто ждали другие страны: вслед за Австрией применять препарат отказались в Дании, Норвегии, Исландии, Швеции, Нидерландах, Румынии, Болгарии, Эстонии, Литве, Латвии, Португалии, Словении.

Одно время Италия, Германия, Франция держались отдельным лагерем, но позже и они решили приостановить вакцинацию AstraZeneca.

Среди немногих европейских стран, которые продолжали вакцинацию вопреки всему, оказались Польша и Великобритания.

Страны ЕС можно понять – в портфель вакцин Еврокомиссии, кроме опальной "астры" входят Pfizer и Moderna. Есть из чего выбрать.

У многих других стран выбора было меньше, возможно поэтому за пределами ЕС с опасениям Европы отнеслись со скептицизмом: Индия, Египет, Таиланд, Мексика, Марокко, Австралия, Канада и Нигерия продолжали вакцинацию.

Реакция

Первой на скандал отреагировала сама компания-производитель. В AstraZeneca заявили, что их вакцина безопасна, и привели данные собственных исследований: из более 17 миллионов вакцинированных людей в ЕС и Британии было зафиксировано 15 случаев тромбоза глубоких вен и 22 тромбоэмболии легочной артерии.

Забегая наперед: спустя всего недели после этого в одной только Британии у вакцинированных насчитали 30 случаев тромбозов различного типа.

Всемирная организация здравоохранения тоже достаточно спокойно отнеслась к панике в Европе. Научный сотрудник Всемирной организации здравоохранения Сумья Сваминатан настаивала на том, что связь между возникновением тромбов и применением вакцины AstraZeneca так и не была доказана.

А премьер-министр Великобритании Борис Джонсон решил выступить примером для других подданных королевства и сам публично вакцинировался препаратом AstraZeneca.

Борис Джонсон. Фото: twitter.com/BorisJohnson

Позже исполнительный директор Европейского агентства по лекарственным средствам Эмер Кук также вступился за этот препарат. По его словам, комитет по безопасности EMA не выявил связи между вакциной и возникновением тромбов, но предусмотрительно не исключил ее.

На этой оптимистической ноте практически все страны возобновили использование вакцины AstraZeneca.

Точки над "i" расставлены

Радость длилась недолго – уверений ВОЗ и EMA оказалось недостаточно, и в начале апреля европейские страны снова начали отказывать от оскандалившейся вакцины.

Но 6 апреля как гром среди ясного неба глава департамента угроз здоровью и стратегии вакцинации Европейского агентства лекарственных средств Марко Кавалери подтвердил наличие связи между вакциной AstraZeneca и образованием тромбов, сказав прямо: отрицать это и дальше нельзя.

"Теперь мы можем сказать, что связь с вакциной очевидна. Однако что вызывает эту реакцию, мы до сих пор не знаем", – объяснил представитель регулятора.

Но отказываться от этого препарата Кавалери не советует. Он уверен, что польза от применения AstraZeneca, все равно, перевешивает все возможные риски.