Нельзя просто сказать: "Ваш родственник умирает, давайте что-то делать, чтобы спасти других...". Будни украинской трансплантологии

В череде ежедневных резонансных политических и бытовых событий, эта история не могла остаться незамеченной: неделю назад, 10 февраля, во Львове медики провели операцию по трансплантации, пересадив от посмертного донора сердце, почки и печень сразу четверым реципиентам. Сегодня они чувствуют себя хорошо, но пока еще остаются в больнице под наблюдением врачей.

Традиция провожать посмертного донора пришла из-за рубежа

Информационные сообщения о пересадке органов сопровождались сотнями комментариев пользователей соцсетей: "Не могу сдержать слезы. Это чрезвычайная ночь и продление жизни для стольких людей!", "Огромная благодарность родным донора и всем врачам, которые совершили это чудо – все вместе взятое, спасло жизни четырех человек. Семье донора – сочувствие и большое спасибо", "Молодцы! Нужно активно пропагандировать трансплантацию, чтобы это для нас было не чудом, а нормой, так, как в странах Западной Европы".

Подобные чувства и взгляды испытывают тысячи наших соотечественников. "Телеграф" решил подробнее ознакомиться с данным случаем и перспективами развития трансплантологии в Украине. Но руководитель Центра трансплантологии Клинической больницы скорой медицинской помощи Львова Максим Овечко после нескольких напряженных дней подготовки к пересадкам и собственно операции, был занят спасенными пациентами. Потому ответить на наши вопросы выразила готовность руководитель отдела информационой политики Клинической больницы скорой медицинской помощи Христина Дворецкая.

– Все началось у нас год назад, когда Клиническую больницу возглавил новый генеральный директор Олег Самчук, ранее руководивший Ковельским горрайонным территориальным медицинским объединением, – рассказывает Христина Дворецкая. – Он пришел со своей командой, в которой, в частности, был Максим Овечко. Они еще в Ковеле начинали с пересадки почки и сделали все, чтобы продолжать и развивать пересадки во Львове.

Стоит уточнить, что львовская больница скорой помощи является самым большим медицинским учреждением на всей Западной Украине. Здесь более 1300 стационарных коек для пациентов и около 1800 медиков персонала. Но намерение проводить операции высокого уровня повлекло необходимость глобальных изменений.

– Например, ранее в больнице не было сосудистой хирургии, было только инфарктное отделение, которое занималось лечением пациентов после инфаркта. Весной Олег Самчук сформировал новую структуру больницы, в которую ввел Центр сердца и сосудов. В этой структуре объединены четыре отделения: кардиологии и реперфузионной терапии, кардиохирургии и трансплантации сердца, сосудистой хирургии и интервенционной радиологии – чтобы сформировать в больнице замкнутый цикл и не было необходимости перевозить пациентов в другие медучреждения, а оказывать им необходимую помощь здесь и сейчас.

В больнице к тому моменту собралась команда специалистов, которые уже принимали участие в трансплантации и учились за рубежом на международных практиках. В феврале прошлого года провели первую пересадку почек, летом – первую посмертную пересадку двух почек и сердца. На сегодняшний день уже проведено шесть пересадок сердца.

– Христина, людей впечатлила фотография медперсонала, выстроившегося вдоль стен и провожающего посмертного донора. Скажите, как появилась такая традиция?

– У нас есть коллеги, которые посещали зарубежные страны и видели такие коридоры почета, в частности, в Индии. И мы решили и у себя такое ввести. Уже несколько трансплантаций подряд это проводим. Считаем, что это очень хороший способ почтить того донора, провести его в последний путь.

Решиться на пересадку нужно быстро

О посмертном донорстве в Украине говорят не годы – десятилетия. Кому из пациентов посчастливится – едут на такие операции за рубеж, что стоит огромных денег. С одной стороны, среди отечественных медиков немало передовых и опытных специалистов, которые в данном случае "могут блоху подковать" почище иностранцев. И они были бы еще круче, если б такие операции проводились регулярно, как минимум, в медучреждениях областных городов.

С другой стороны, развитие трансплантации в нашей стране блокирует общественное мнение: часть людей уверена, что некие "подпольные" медики просто будут у всех подряд пациентов вырезать нужные органы и продавать их направо-налево.

Закон о посмертной трансплантации органов приняли еще в 2018 году, однако тогда чиновники не успели принять целый ряд подзаконных актов, без которых новый порядок трансплантации был невозможен. Только с 1 января 2021 года заработала Единая государственная информационная система трансплантации органов и тканей (ЕГИСТ).

– Ранее мы, и тот же Институт сердца Бориса Тодурова работали с листами ожидания органов. Теперь такие пациенты вносятся в Единую информационную систему, – объясняет Христина Дворецкая. – Это не означает, что пациенты попадают на операцию именно в порядке очередности внесения в лист ожидания или ЕГИСТ. Все зависит от специальных тестов, которые проводят, чтобы найти, кто лучше всего подходит для пересадки.

В данном случае именно так и произошло.

– Несмотря на сложные погодные условия, в этот раз все реципиенты были из Львовской области и попали к нам быстро, – вспоминает Христина. – Но есть интересный момент: печень сначала планировалось пересадить жительнице Ивано-Франковской области. Женщина к нам приехала с сыном и невесткой, но в итоге, по семейному решению от операции отказалась. После чего система подсказала пациентку, которая подходила на пересадку (48-летняя Галина, мать троих детей) и на этот момент как раз находилась у нас в больнице. Ей предстояло принять решение очень быстро, ждать долго нельзя было. У нее цирроз, лекарств от которого в мире не существует. То есть, это был ее шанс и она его использовала.

– Как быстро надо доставить реципиентов на операцию по пересадке?

– Например, берем последний случай с пациенткой, которая стала донором. Она попала к нам с разрывом аневризмы 6 февраля. Ее пытались спасти, все соответствующие мероприятия по протоколу, все возможные реанимационные действия были выполнены. А затем констатирована смерть мозга. Но только когда родственник такого пациента дает согласие на посмертное донорство, с того момента начинают интенсивно обзванивать людей, которые по анализам подходят на пересадку. Например, могут позвонить вечером и сказать: "Вы имеете полчаса (час) на раздумье", а затем у человека есть несколько часов, чтобы добраться до нас. В это время все жизненные функции донора поддерживаются, но чаще всего, трансплантации проводятся в течение 12 часов после того, как получено согласие родственника.

Пересадка может спасти жизнь – если об этом узнать вовремя

За пределами официального сообщения об этой операции остались драматические судьбы людей, получивших шанс на жизнь. Трое из реципиентов – взрослые люди, у которых уже есть дети. А вот здоровое сердце предстояло пересадить Василию, которому лишь накануне исполнилось 22 года. Конечно, молодой человек очень волновался. Но вы даже не можете представить себе, насколько сильно переживала его мама! Об этой истории изданию Reporters рассказала Ирина Заславец – тележурналистка и основательница Всеукраинской платформы донорства «iDonor».

"Василий в палате один. Его подбадривают врачи, мамы рядом нет. Она в другой больнице Львова, с 35-летней дочерью. Три года назад ей тоже поставили страшный диагноз – аутоиммунный гепатит, цирроз печени. Единственным шансом молодой женщины на жизнь могла бы стать трансплантация, как и в случае брата, но ей об этом никто не говорил. Пока на днях состояние не стало критическим. Она уже без сознания. Мама зовет священника исповедать дочь. Врачи говорят – это конец". "Я волнуюсь не за себя, а за сестру" – говорит Василий. Он идет на операцию, не зная, сможет ли еще ее увидеть..."

– Христина, вероятно, очень сложно проводить переговоры с родственниками умирающего человека?

– Это важная миссия и очень деликатный момент. Но следует сказать, что на сегодня не в каждом медучреждении Украины проводят процедуру констатации смерти мозга. Тогда на основании чего врач может это делать? Он же не может просто подойти к человеку и сказать: "Ваш родственник (жена/муж/мама/отец...) умирает, давайте что-то делать, чтобы спасти других". У нас в больнице хорошо работают службы, которые отвечают за констатацию смерти мозга. Это очень сложная процедура, которую сегодня далеко не каждое медучреждение, главврач и команда, на себя могут взять. Нужен высокий уровень профессионализма медперсонала, должна быть проведена вся возможная реанимационная помощь, множество обследований, должно иметься специальное оборудование и специально подготовленная команда нейрохирургов. Вообще, работу с близкими людей, у который констатирована смерть мозга, должны проводить специально уполномоченные координаторы.

– У вас одновременно в операционных работало несколько бригад медиков. Кто они?

– Пересадку почек выполняли две бригады, в одной из них был Максим Овечко, как руководитель Центра, вместе с нашими урологами. В команде, которая занималась сердцем, принимал участие наш кардиохирург – руководитель отделения кардиохирургии и трансплантации сердца Роман Домашич совместно с Борисом Тодуровым (украинский врач-кардиохирург, профессор, заслуженный врач Украины. Автор первой в Украине пересадки сердца, - ред.) и его коллегами. Откуда у нас взялся Борис Тодуров? Его пригласил Олег Самчук в Ковель для проведения первой пересадки сердца. То есть, они начали сотрудничать еще в Ковеле.

По словам Христины, над пересадкой печени работала прекрасная бригада специалистов Национального института хирургии и трансплантологии им. О.О. Шалимова, в том числе, Александр Гриненко.

– Врач с большой буквы, чудесный хирург, трансплантолог, который был у нас со своей командой еще на первой трансплантации печени. Мы всегда приглашаем более опытных коллег, учимся сами и также готовы делиться опытом с другими. Кстати, когда у нас летом делали пересадку поджелудочной железы, то приглашали из Германии Григория Лапшина – хирурга, специализирующегося на пересадке этого органа в очень серьезной немецкой клинике. И он, как выходец из Украины, приехал со своей командой, чтобы вместе с нашими хирургами провести такую операцию.

Львовская клиника в развитии трансплантологии у себя и в других регионах видит свою мечту и миссию.

– Мы рассчитываем на участие в пилотном проекте МОЗ по развитию авиации, – делится планами медучреждения Христина Дворецкая. – Тем более, что рядом с нами находится Центр экстренной медицины, то есть, как раз служба карет "скорой помощи", которые привозят к нам пациентов.

В рамках этой программы разработан проект вертолетной площадки. И львовские медики надеются, что в таком случае смогут не только помогать пациентам с разными сердечными патологиями, когда каждая минута имеет значение, но это также станет важнейшим подспорьем для трансплантологии. Ну а в Минздраве накануне нового года заявили, что в 2021-м планируется провести в Украине не менее 250 операций по трансплантации органов.