"Наша задача – заселять другие планеты". Интервью с основателем Spacebit Павлом Танасюком

02 января 01:10ЛІГА.Новости

В 2022 году команда Павла Танасюка отправит на Луну британско-украинскую миссию. Полет должен ответить на вопрос, насколько спутник Земли подходит для колонизации.

Танасюк вырос на родине знаменитого конструктора Сергея Королева – в Житомире. В 2005 году переехал учиться в Британию, где с отличием закончил Лондонскую школу экономики и совместную программу по технологической политике Кембриджского университета и MIT.

В 2010-ом он и еще один украинец Юрий Чайка основали платежную систему MoneXy, но спустя пять лет продали ее Fidobank. Затем Танасюк вложил свои вырученные деньги в создание Spacebit.

Spacebit работает над инструментами анализа космических данных и роботизированными концепциями исследования космоса. Главный офис находится в Лондоне. Компания планирует создать в Украине центр управления космическими полетами.

О том, чем Луна может быть полезна землянам, как может выглядеть поселение на спутнике Земли, какую роль может играть Украина в освоении космоса, Танасюк рассказал в интервью LIGA.net.

Этот материал создан благодаря платным подписчикам LIGA.net. Спасибо вам за поддержку и возможность делать свою работу независимо и качественно.

"ПОПАСТЬ В ЗАКРЫТЫЙ КЛУБ"

- Какова последняя информация по поводу запуска Spacebit в 2022 году?

- Миссия Spacebit в партнерстве с компанией ULA (United Launch Alliance) запланирована на лето 2022 года.

- В чем главная цель миссии: провести эксперименты с помощью инструментов, которые доставят на Луну, или больше имиджевая составляющая для Украины?

- Основная цель: произвести радиационную разведку в местах, которые могут быть приспособлены к будущей посадке астронавтов на Луне. Конечно, имиджевая составляющая есть в каждой лунной миссии. Только несколько стран были успешны с осуществлением миссии на Луну, и мы сделаем все возможное, чтобы Украина вошла в этот закрытый клуб.

- Какова в британско-украинской миссии составляющая украинских ресурсов и какова британских?

- С точки зрения ресурсов компании Spacebit большая часть сделана в Великобритании, но в Украине мы привлекли ряд спонсоров. Лидирующий спонсор – это компания Nemiroff. Часть миссии уже покрыта спонсорами из Украины. Мы надеемся привлечь ещё спонсоров, которые помогут успешному осуществлению миссии, отправят свой бренд на Луну и войдут в историю. Кроме этого, мы изготавливаем сенсоры в Украине вместе с компанией Экотест. Также помогает разработке компания Меридиан, которая является частью Укроборонпрома. Плюс мы используем титан компании ТитанЭра.

- На сколько процентов готова украинская составляющая в этой миссии?

- Британская составляющая готова. Украинскую приходится совершенствовать. Мы это поняли после ряда испытаний. Сейчас переделываем сенсор с точки зрения устойчивости к вакууму. Дело в том, что в космосе и на Луне вакуум. Там нет атмосферы, в отличие от Земли. Поэтому очень важно сделать так, чтобы датчики работали в условиях вакуума и при разных температурах. Для этого мы проводим соответствующие испытания и адаптируем оборудование.

К лету должны успеть. Британская миссия в любом случае полетит в эти сроки, с украинским флагом. Украинские сенсоры – камера и измеритель радиации – постараемся успеть доделать к запуску.

- Довольны ли вы тем, как работают украинские предприятия?

- Вы знаете, да. Мы их выбирали достаточно долго. Другое дело, что не у всех есть космический опыт, это накладывает определенные сложности.

- А что именно нужно сейчас усовершенствовать?

- Мы сейчас доводим радиационный сенсор до того уровня, когда будем в нём максимально уверены. На 100% в космосе нельзя быть уверенным ни в чем. Сенсор уже есть и работает, но мы его доводим до того уровня, когда он смог бы безотказно работать в условиях Луны.

- Правда ли, что этот сенсор вы проверяли в том числе в Чернобыле?

- Именно этот сенсор в Чернобыль мы не возили. Там нельзя проверить устойчивость сенсора лунной радиации. На Луне она другая: летает много разных мощных частиц. Мы тестируем его в специальных лабораториях. Полагаемся даже не столько на тесты, сколько на защиту, которая нужна для таких миссий. В этой миссии общая радиация будет не столь высока.

- Вы говорили, что украинские предприятия могли бы продавать за рубеж какие-то технологии. А что именно?

- Таких технологий много и в ракетной индустрии, и в электронике. Но, к сожалению, вопрос в том, насколько предприятия будут готовы коммерчески реализовать этот потенциал. Продавать не только готовую продукцию, но и права на интеллектуальную собственность. Это вопрос.

"ГЛАВНЫЙ ВОПРОС – ВЛИЯНИЕ РАДИАЦИИ"

- Одна из ваших любимых фраз – "We have to explore and research the environments and resources of other planets to help us create sustainability on Earth". Как Луна может этому способствовать?

- На Луне есть полезные ископаемые – титан, гелий-3. Из того, что мы на данный момент знаем, есть вода. Мы пока не знаем, в какой форме. Но если мы ее найдем, это позволит нам активнее работать. Сейчас главная задача (и в том числе мы ее выполняем) – понять, как обстоят дела с водой на Луне, составить более точную карту полезных ископаемых и только после этого двигаться дальше.

- На пресс-конференции, посвященной вашей миссии, упоминали породу реголит. Какова его ценность для Земли?

- Реголит может быть полезен на самой Луне. Для строительства базы или укрытия на этой планете. Из него можно изготавливать строительные блоки, стекло, какие-то конструкции. Но с другой стороны для тех же роботов реголит – это проблема, потому что пыль мелкая и может попадать в составляющие. Сам по себе на Земле реголит не будет ничего значить. Нам необходимо в будущем привозить гелий-3. Но пока у нас нет станций под это.

Гелий-3 есть в достаточных объемах на Луне. В дальнейшем это может изменить наш подход к энергетике и производству источников энергии. Конечно, все еще предстоит научиться добывать и использовать гелий-3.

СПРАВКА. Гелий-3 – стабильный изотоп гелия, перспективный источник энергии. Он более экологически чистый и эффективный, чем нефть и газ. На Земле гелий-3 добывается в малых количествах: несколько десятков грамм в год. На Луне количество гелия-3 оценивается примерно в 2,5 миллиона тонн. Лунных запасов человечеству хватило бы на несколько тысячелетий.

- Что мы сейчас знаем о Луне, насколько она исследована? - Луна как цель очень важна для Марса. Для освоения других планет и астероидов тоже. Потому что там низкая гравитация и запуск относительно более простой, чем с Земли. Насколько мы сможем это использовать, зависит от того, найдем ли мы воду. Если там есть вода, значит мы сможем получить дешевое топливо, разложив воду на водород и кислород. И после этого сможем стартовать оттуда. Если же мы воду не найдем, нам нужно будет ее доставлять с Земли. Тут уже есть вопросы, не все так просто.

Луна исследована дистанционно. Эмпирических данных с поверхности не так много. Это грунты, привезенные во время миссии "Аполлон" полвека назад. Сейчас исследования происходят плюс-минус заново. Поэтому очень важно, что мы участвуем на этом этапе.

Также важно лучше понять, что находится в грунте Луны. И чем он отличается в разных точках этой планеты. Допустим, по той же воде, сейчас мы знаем, что она есть в какой-то форме на южном полюсе в кратерах. Но никто туда никогда не летал, поэтому сейчас и запланированы миссии, в том числе NASA. И мы туда полетим в будущем, чтобы посмотреть, в каком виде там есть вода, как мы сможем ее использовать.

- На Луне ваш аппарат сядет на кратер Озеро Смерти. Почему именно туда?

- Мы эту точку не выбирали. Это была миссия, запущенная Astrobotic, поэтому мы присоединились, выбора не было. Но мы считаем, что это место достаточно важное. Там мы сможем качественно прилуниться, там достаточно ровная поверхность.

- Одна из целей лунохода миссии Spacebit – исследование пещер на поверхности Луны для жизни людей. Почему именно пещеры, на ваш взгляд, подходят?

- Мы сотрудничаем с NASA и знаем, что в том месте, куда летим, есть пещеры. Эта информация у нас от японского космического агентства, её предоставил профессор Юничи Харияма.

Другое дело, насколько близко от пещер мы сможем прилуниться. Мы надеемся, что будем достаточно близко, чтобы туда попасть и исследовать их.

- Как вы себе представляете поселение людей на Луне?

- Самый большой вопрос, который нужно будет решить, это влияние радиации на людей. Потому что даже дозы, которые получили люди, летавшие на Луну до этого, очень велики. Насколько мы сможем ограничить влияние космической, солнечной радиации на людей – от этого будет зависеть очень многое. Поэтому в пещерах мы, скорее всего, получим защиту от сильного космического и солнечного излучения.

Сейчас несколько дней у нас вспышка на Солнце, наблюдается очень активное полярное сияние в разных уголках нашей планеты, в основном на северном полюсе. Если бы такое произошло и астронавты были на Луне, то, скорее всего, их ожидала бы гибель, потому что на Луне нет магнитного поля. Пещера может защитить от такого влияния.

Если говорить о базе, то сначала это будет что-то сродни международной космической станции, которая сейчас есть. Люди будут прилетать посменно на определенное количество дней или недель и улетать. Смогут ли они прилететь потом, или это будет их максимальная доза радиации – мы на данный момент не знаем. Эта база может появиться уже в ближайшие 7-10 лет.

Украине есть смысл в этом поучаствовать. Другое дело, что у нас есть планы по собственной базе, но думаю, что нужно смотреть, как можно интегрироваться.

- Среди каких баз сможет выбирать Украина?

- Среди тех, в какие пригласят. Это, скорее всего, будет американская база, в ней и Европа принимает участие. Будут базы китайская, российская. Будут ли другие страны делать отдельно или в рамках базы американской, пока непонятно. Украина многое может сделать для этой базы, но нужен правильный подход. Так, как мы подходим сейчас, это неправильно. NASA не распределяет такие заказы среди других стран, это скорее исключение. Европейское космическое агентство смогло договориться с NASA на определенные модули, но это большая заслуга самого агентства.

Но пока что разговоры о базах на поверхности Луны – это спекуляция. Мы не знаем, можно ли будет их там сделать. Есть лишь проект Lunar Gateway – базы на орбите Луны.

СПРАВКА. NASA представило Lunar Gateway в 2017 году. Станция будет обращаться вокруг Луны и поможет запускать крупные автоматические миссии на спутник. Предполагается, что на станции смогут работать четыре человека в период от 30 до 60–90 дней. Станция может использоваться в качестве переходной точки для полетов как на Луну, так и в дальний космос.

- При каких граничных показателях радиации и температуры можно быть человеку на Луне?

- Человеческое тело способно выдерживать колоссальные испытания. Но тут вопрос целесообразности, рисков, а также продолжительности миссии. Мы знаем, что только радиационный фон на Луне в несколько раз превышает земной. Кроме того, в связи с отсутствием магнитного поля, люди могут подвергаться воздействию солнечной и другой космической радиации. Наша миссия позволит дополнительно изучить вопрос излучения на Луне и адаптировать будущее исследование Луны людьми в соответствии с полученными данными.

- Если все же поиграть в фантастику, то какие художественные научно-фантастические книги о космосе оказались пророческими?

- Многие фантастические истории имеют место осуществляться в будущем. Я думаю, инженеры тоже в какой-то степени фантасты, только работающие в ограничениях сегодняшнего дня по технологиям. Очень важно не только мечтать, но и двигаться к осуществлению поставленной цели. Фантасты в этом смысле очень помогают привлечением внимания к космосу и его изучению.

"ПОЛИТИЧЕСКАЯ ВОЛЯ ОСВАИВАТЬ ЛУНУ – ЕСТЬ. НО ДОЛЖНА БЫТЬ КОММЕРЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ"

- Что значит быть космической страной? Принято считать, что сегодня несколько таких государств, среди которых США, Китай, Япония, Великобритания. Есть ли у Украины такие перспективы?

- Мы зря забываем Индию, успехи которой в исследовании Луны превосходят достижения России. Украина может быть космической страной. Но де-факто мы находимся в низшей лиге, чем упомянутые страны.

Политическая воля по освоению Луны есть. Но должна быть подтверждена коммерческая составляющая. Основное – найти воду в доступной форме. Возможно, ответ на этот вопрос будет дан уже в следующем году. Мы тоже будем исследовать это в дальнейших миссиях.

Я пригласил Украину участвовать в 10 миссиях. Достаточно сложно сотрудничать с космическим агентством, но мы прекрасно сотрудничаем напрямую с предприятиями. Не стоит ожидать от NASA, что они дадут заказы. Мы должны смотреть коммерчески: как мы можем сотрудничать с американскими предприятиями.

- Вы сказали, что достаточно сложно сотрудничать с космическим агентством. Почему?

- Мы частная компания, делаем для страны то, что космическое агентство не смогло сделать за все года независимости. Такое не всегда и не всем нравится.

- О чем будут эти будущие 10 миссий?

- Эти миссии будут по поводу исследований реголита. По поводу воды: как можем эту воду доставлять. По поводу робототехники, посадочных модулей. Думаю, украинские предприятия с удовольствием захотят с нами сотрудничать. В итоге выиграют все.

- Вы как-то сказали, что будете проводить эксперимент на Луне, связанный с водой. Какой?

- Да, планируем, это, скорее всего, будет уже в 2023 году. Мы посмотрим, насколько сможем доставать воду из реголита.

"НАША ЗАДАЧА КАК ЦИВИЛИЗАЦИИ – ЗАСЕЛЯТЬ ДРУГИЕ ПЛАНЕТЫ"

- Вы говорили, что хотели бы сами полететь на Луну.

- Если посмотреть, с какой скоростью Земля движется во Вселенной, многим станет страшно. Здесь важна целесообразность и желание исследовать. Если бы я полетел, то это была бы более исследовательская миссия, нежели просто туристическая. Хоть туристы летают в миссиях Blue Origin или Ричарда Брэнсона и там нет научной составляющей, но они играют большую роль для будущего освоения космоса, ведь это привлекает огромное внимание большого количество людей, в том числе детей. Это очень важно.

- Вы сейчас привлекаете внимание украинцев к теме освоения Луны. Много говорите о том, что дети начнут снова мечтать о космосе. Почему для вас это важно?

- Мы хотим эту индустрию развивать. Чем больше людей ею интересуется, тем легче будет развивать компанию дальше. В свое время это было и моей детской мечтой. Я родился в Житомире, на родине Сергея Королева. Популяризация космоса помогает развивать бизнес. Если мы не будем мечтать, если не будет детей, которые мечтают стать инженерами, то где мы будем брать будущих сотрудников?

- Сейчас в Spacebit украинцы работают только как программисты?

- Если говорить о технических специалистах, то да. Также глава направлений коммуникаций GR, коммуникаций и партнерств – украинка.

Мы открыли компанию в Украине и будем нанимать других сотрудников, поэтому открыты к заявкам. И мы надеемся, что будут специалисты не только в программировании, но и в конструировании, инвестировании и во многих других вещах.

- Таких специалистов готовят в украинских университетах?

- Будем ловить. Здесь будет важно не только образование, но и самообразование студентов, которые хотят совершенствоваться. Здесь мы будем полагаться не столько на дипломы, сколько на то, готовы ли люди развиваться.

- Каким образом Spacebit сотрудничает с украинскими университетами, например, с КПИ?

- На данный момент у нас подписан предварительный меморандум. Мы решим как компания стоит ли нам сотрудничать с КПИ или, например, с такими центрами, как Unit.City. В любом случае мы поделимся добытой в ходе нашей миссии на Луну информацией с украинскими университетами, в том числе и с КПИ.

- Как бы вы оценили их работу над наноспутниками?

- Наноспутники у них хорошие. С точки зрения того, сколько держатся на орбите. Они достаточно неплохо сделали температурный баланс, стабилизировали его.

СПРАВКА. Наноспутники – аппараты весом 1-10 кг. Их запускают в космос, чтобы опробовать новейшие технологии, провести экологический мониторинг Земли, астрономические наблюдения и так далее. Летом 2014 года ракета-носитель "Днепр" вывела на орбиту Земли 33 спутника из 17 стран. Среди них был и наноспутник PolyITAN-1, разработанный КПИ. Его космическая миссия была рассчитана на один год, но он её перевыполнил более чем в семь раз.

- Коммерциализация Луны. Можно ли сказать, что та или иная страна контролирует ту или другую часть Луны?

- Сейчас активно занимаются Луной только США и Китай. Россия лишь планирует. Был комментарий главы Роскосмоса, там заметили наши успехи и заявили, что не планируют принимать участие в гонке флагов. Индия тоже старается, но у них денег поменьше и миссия дешевле.

По поводу того, кто какие территории будет занимать, это как с освоением в свое время американской территории. Международное законодательство гласит, что государства сами не могут занимать территории, но частные компании могут выступать под государственными флагами. Это и происходит: частные компании летят на Луну и выбрасывают свой флаг.

Кроме того, я знаю, что президент дал задание осуществить посадку на Луне украинского космического модуля в 2024 году. Думаю, что наша компания могла бы в этом помочь, если бы президент заинтересовался и вышел на связь, мы могли бы осуществить и сделали бы это в разы дешевле, чем силами государственных предприятий.

- Цель этого модуля ясна?

- Исследовательская, как и наша. Мы можем выступить экспертами, где надо подсказать. Чтобы Украина не дублировала проекты, которые уже выполняет NASA.

- Может ли Украина что-то сделать на основе госпредприятий?

- Нужна их реструктуризация, корпоратизация. Да, что-то осталось от советских времен. Здесь главное поменять принципы игры, чтобы они были такими, как в США. Самое время для украинских предприятий объединяться вокруг таких знаковых проектов. Мы приглашаем и другие предприятия отрасли принять участие в программе, частные в том числе. Нужно сотрудничать, это поняли в США и других странах, думаю, поймут и в Украине. Сотрудничать с разными предприятиями, разными странами, и мы тоже готовы к сотрудничеству в других космических проектах Украины. И готовы выступать активным инвестором.

- Вы часто говорите, что космос – это тема, которая может объединить нацию. Президент Кеннеди в свое время тоже настаивал на этом. Почему это то что надо?

- Если говорить образно, то сейчас у нас много проблем, люди спотыкаются об экономические трудности и смотрят под ноги. Иногда очень важно, чтобы человек куда-то дошёл, не просто десять метров прошел, а намного больше, иметь не только социальные блага, но и мечты.

Посмотрите на тяжелые периоды в истории человечества: люди выживали не только потому, что было что кушать. Зачастую есть было нечего. Но они мечтали, знали, что идут к какой-то цели.

Космос, полет на Луну – это мощная цель, которая захватит умы многих людей и поможет преодолеть жизненные препятствия. Мы не говорим, что это решит сегодняшние экономические вопросы. Но это помогает людям во что-то верить.

Сейчас идет новый локдаун, нас ждет достаточно тяжелая зима. Поэтому людям нужно выживать, исходя не только из проблем, но и – мечты, устремления. Я думаю, что если бы Украина объединилась на основе космоса, освоения Луны, то это было бы большим плюсом.

В свое время Кеннеди сделал большое дело: лунную программу. У них, конечно, было больше денег, чем в Украине. Хотя там бюджет урезали, так как осуществлялось все после Кеннеди.

Верю, что нынешние власти смогут дать такой вектор. Но стоит обратить внимание не только на государственные, но и на коммерческие компании, на сотрудничество. Если будет посыл от государства, то такое сотрудничество будет происходить. Если будет происходить, как раньше, когда какие-то сумасшедшие бюджеты для государственных предприятий – это дорога в никуда.

- Почему нужно вкладывать деньги в исследования Луны, если на Земле столько проблем: пандемия, климатические изменения и так далее? - Допустим, многие разработки, которые есть в мобильном телефоне, пришли из космоса. Они используются в чипах, в других технологиях, в медицине. Поэтому деньги, вложенные в космос, в так называемую космическую гонку, возвращаются государству в сотни, тысячи раз. И так было даже раньше, когда деньги на космос тратило государство. Сейчас коммерческие предприятия, инвесторы зачастую несут риски и далеко не все инвестирует государство, поэтому будущие выгоды гигантские.

Не стоит думать, что мы как бы тратим ресурсы не на то направление, что нужно сосредоточиться на проблемах Земли. Есть люди, которые сами по себе изобретатели, сами по себе исследователи. Люди, которые занимаются космосом, относятся к этой категории.

Как сказал Циолковский: "Земляне родились на Земле, но не должны здесь оставаться". Я с ним согласен. Наша задача как цивилизации – заселять другие планеты, возможно, другие системы. Это нормально, если мы хотим выжить.

Экосистема Земли не менее важна. Если мы ее разрушим до того момента, как улетим в какое-то прекрасное место, мы как цивилизация не доживем. Нельзя сказать, что нужно заниматься только космосом или обеспечивать только безопасность Земли. Важен баланс, как и во всем, что делают люди.

Этот материал создан благодаря платным подписчикам LIGA.net. Спасибо вам за поддержку и возможность делать свою работу независимо и качественно.

Евгений САВВАТЕЕВ Для LIGA.net

John Dou