На МКС критическая ситуация: надо срочно спасать космонавтов после аварии, но сделать это непросто

24 декабря 17:02ФРАЗА.ua

На прошлой неделе российский корабль «Союз МС-22» с собственным именем «Константин Циолковский», пристыкованный к МКС, распылил вокруг целое облако теплоносителя. Жидкость била из пробоины несколько часов и последствия этой аварии, похоже, поменяют программу полетов на станцию и планы партнеров по МКС как минимум на несколько месяцев — сильнее, чем таинственная дырка в 2018 году или недавняя утечка в модуле «Звезда». В результате трое из семи членов экипажа станции оказались без обязательной спасательной шлюпки, и как эта ситуация разрешится, пока не ясно.

Кто виноват?

Что именно пробило борт «Союза» — неясно. Астроном Виктор Воропаев из Института прикладной математики имени Келдыша говорит, что это мог быть метеор из потока Геминиды.

Но с таким же успехом это может быть и космический мусор: например, обломок спутника «Космос-1408», который разнесли в клочья российские военные, испытывая противоспутниковое оружие. МКС дважды подряд — в июне и в октябре этого года — уклонялась от фрагментов погибшего в 2021 году аппарата. Однако системы контроля космического пространства отслеживают только крупные осколки размером больше 10 сантиметров — сейчас в каталоге их 25,9 тысячи. Но даже фрагменты размером в несколько миллиметров могут нанести космическим кораблям серьезный урон (читайте об этом подробнее в нашем материале «Мусорный пояс»). Что именно это было, можно будет понять, возможно, только изучив под микроскопом получившееся отверстие.

Куда попало?

Удар пока неизвестного объекта пришелся в наружный радиатор системы терморегуляции «Союза».

Жидкость, которая полетела из «Союза», — это изооктан, который на Земле используют в качестве эталона для оценки качества автомобильного бензина, поскольку его октановое число — 100. На российском корабле около 45 литров изооктана играют роль теплоносителя в одном из двух контуров системы терморегулирования — контуре навесных радиаторов, который собирает избыточное тепло от бортовой ЭВМ и другого оборудования в приборно-агрегатном отсеке.

Схема контура навесных радиаторов корабля «Союз»

Список сокращений: ПО — приборный отсек (заполнен азотом), ЦВМ101 — бортовой компьютер «Союза», ГЖА — газожидкостный агрегат (поддерживает температуру в приборном отсеке), ВО — вентиляторы, НХР — навесной холодильный радиатор, РРЖ — регулятор расхода жидкости через радиатор (когда он открыт, теплоноситель идет через радиатор и остывает, когда закрыт — идет в обход), ЭНА — электронасосный агрегат (перекачивает теплоноситель), ЖЖТ — жидкостно-жидкостный теплообменник для передачи тепла в другие контуры, КЖО — контур жилых отсеков, Зм АО — змеевик с теплоносителем в агрегатном отсеке (используется для поддержания теплового режима), 2К — компенсатор колебаний давления, Д13... Д16 — двигатели причаливания и ориентации в агрегатном отсеке

Тепло этот контур сбрасывает через наружный радиатор. Это металлическая пластина с трубочками, по которым течет теплоноситель и отдает тепло в открытый космос — в форме излучения. Трубки радиатора хорошо видно в нижней части корабля, которая обычно выкрашена белой светоотражающей краской.

Пока корабль пристыкован к МКС, за него можно не переживать — в нем, конечно, потеплеет, но часть избыточного тепла из отсеков будет уходить по трубе вентиляции в систему терморегуляции станции.

На нем можно лететь?

Можно ли отправляться на таком «Союзе» в автономный полет — неясно. Выход из строя системы терморегуляции входит в список нештатных ситуаций в руководстве экипажа, и в учебных пособиях для экипажей «Союзов» прямо сказано, что в случае такой нештатной ситуации «программа полета прекращается и осуществляется досрочный спуск с периодическим изменением ориентации корабля».

Есть еще требования к безопасности на МКС — одним из главных является присутствие корабля-спасательной шлюпки. Сейчас на борту станции семь человек — четверо прилетели на корабле Dragon Crew, он в порядке, а вот трое с «Союза», возможно, остались без корабля.

Государственная комиссия еще не решила, можно ли использовать российский корабль для полета. Если нет, то возможно придется готовить к срочному пуску следующий «Союз», «Союз МС-23», который уже на Байконуре, и чей пуск планировался на март. По заявлению «Роскосмоса», его подготовку к пуску можно закончить за 45 дней, если начать с момента аварии.

Этот «Союз» придется отправить к МКС в беспилотном режиме, чтобы там хватило места всему экипажу. И после этого придется перекраивать всю программу полетов и решать судьбу корабля, превратившегося в термос.

John Dou