Мопедофобия. Как найти опору, когда мир катится к чертям

25 октября 05:33Новости на zn.ua

Путь от виртуальной Щекавицы до виртуального «стреляйте на звук мопеда» был короткий, но предсказуемый. Эрос и Танатос всегда рядом, если они настоящие. А здесь и осень со своими традиционными «всепропальными» настроениями.

«Шахеды», свет, отопление, людей плющит, ой-ой, нас всех убьют и заморят.

Это были этакие вульгарные обобщения текущих настроений в тылу. Если тыл в принципе существует. То есть он существует в реалиях настоящего, но об этом немного погодя.

Не буду цитировать дословно настроения людей, которые на фронте. Там много обсценного, негуманного, неполиткорректного и нелиберального, и оно все прекрасное. Если обобщить, там приблизительно такое: «Мы этих *** всех *** поубиваем и *** или ***, короче говоря, им все равно ***».

Чувствуете разницу?

Хорошо, но даже если не очень чувствуете, то притворитесь, что чувствуете. И вас, по крайней мере на время чтения, немного попустит. Что уже само по себе неплохо. Кое-кого моя болтовня традиционно может раздражать, что тоже полезно.

Говорят, когда-то в древности в Индии лечили слонов, которые торжественно собирались умирать и ложились на землю. Чтобы стимулировать волю к жизни, им сыпали в глаза красный перец. Обозленный таким неуважением к своим страданиям слон передумывал умирать до тех пор, пока не накажет обидчика. И пока гонялся за ним, выздоравливал.

Мои друзья, служившие в Африке, говорят, что на подлых африканских слонов это не распространяется. Это на случай, если вы решили поехать в Африку, потому что там тепло.

Словом, это успокаивающая говорильня. У вас для этого Youtube и телевизор есть. Это такая присыпка в места, которые между собой в голове трутся. От этого глупого трения мозги преют. И так недалеко уже и до крови душу натереть. Об этом тоже поговорим.

Человек — в общем весьма пугливое существо. Что бы он сам о себе ни думал и ни писал в Фейсбучик. Это ни плохо, ни хорошо, просто так есть. Уровень пугливости эволюционно определялся массой тела и наличием достаточно конкурентных клыков и когтей.

Теперь за клыками мы ходим к дантистам, а циклопические «нохти» стали отдельным жанром изобразительного искусства.

И тут случился стадный инстинкт, который мы вежливо называем «социализацией». Стая мелких млекопитающих, то есть людей, веками повышала самооценку, воздвигая вокруг себя горы разного цивилизационного хлама. Технического, культурного, морально-этического и далее по словарю.

Теперь эта вся картонная халабуда горит и рушится нам на головы. И у нас ощущение такое, что мы жили до сих пор в кулисах театральных декораций, как рабочие театральной сцены, которые знают, где и когда можно демократично побухать в театре. Пока велеречивые актеры (они же национальные и международные политики) озвучивают свои глупые роли. А тут пожар в театре.

Явление состоит из двух частей. Первая — это консервирование пережитого страха в разные фобии. Фобия — это такой страх, сутью которого является иррациональность и неконтролированность переживания. Женщины страдают вдвое чаще, чем мужчины, люди западного мира — заболевают вдвое чаще, чем жители Азии, Африки и Латинской Америки. Разные антидепрессанты сами по себе, без дополнительной терапии, малоэффективны, в благоприятных условиях попускает примерно через полгода, но это пока не о нас.

Одним словом, болячка так себе, бывает и хуже. Не считается каким-то особым клиническим состоянием, позарез подлежащим коррекции. Здесь был бы и нашей сказочке конец, если бы у психики не было тенденции развиваться не только в направлении, рекомендованном установками из морально-психологического обеспечения личного состава. Когда тревожность начинает руководить вашим поведением, когда симптом становится частью мировоззрения, тогда вы — проблема не только для себя, но и для окружения.

Для терапии панического расстройства при необходимости существуют специальные люди, а я посоветую чаще задавать себе три простых вопроса.

  1. Владеете ли вы лично информацией, дающей основания для такого переживания, или услышали ее от… м-м-г… таких же разнервничавшихся людей?
  2. Способны ли вы в принципе иначе отнестись к ситуации?
  3. Как именно вы собираетесь погибать и пропадать? Будьте торжественны, как индийский слон, не ограничивайте себя в детализации подробностей и последствий.

Открою вам тайну: важны не ответы, а сам процесс спрашивания. Во-первых, поговорить с умным человеком всегда приятно, нам все время важнее процесс, а не результат. Во-вторых, рациональные ответы в подробностях всегда немного смешны. Поэтому трагедия не любит мелких деталей. Не ищите величественных рациональных объяснений, просто потрындите с собой.

Вообще, все эти шаманские призывы к развитию личностного роста, критического мышления, рационального мировоззрения и других книжных россказней хороши только тогда, когда у вас и так все хорошо. А на потребность оно не работает. Человек — абсолютно иррациональное существо. (Если в этом месте вы грозно и праведно насупились, вспомните, как вы безумно влюблялись, а потом разлюбляли и ненавидели объект заоблачных чувств, как больной индийский слон, и, небось, не один раз.)

Это к тому, что не только историческая история никого ничему не учит, но и путь нашего личного опыта вымощен любовно выложенными граблями разных безумий.

Теперь о другой части явления. Наша личная бессмыслица инстинктивно прячется за социальностью. Но мы постоянно окружаем себя одним и тем же набором людей с похожими чертами поведения, и нам скучно. Мы постоянно увеличиваем количество этих наборов в режиме наркотической зависимости, а оно не попускает.

Как временная помощь приходят разные объяснения того, как должны быть устроены государство, мир. Причем эти объяснения опираются на некие задним числом выдуманные конструкты, которых реально не было не то что в истории, а и в живой природе. Если бы люди сами обрабатывали свою землю и жили с нее, государство с его гигантским количеством дармоедов и лжецов вообще было бы не нужно.

Ну, однако есть так, как есть. Весь этот нездоровый цивилизационный муравейник, который сам себя репродуцирует, предлагает своим жителям для удержания в сознании набор разных правил, законов, предписаний, установок. Чем дальше, тем они сложнее, хотя усложненность является, скорее, признаком шизофрении, а не разумности.

Стейкхолдеры этих правил предлагают вам вступить в их глобальную секту. И вот вы вступили, и выучили модные пустые слова, и купили модные ненужные вещи, и уже не так одиноко, и у вас иллюзия достижений, развития и, прости Господи, прогресса.

А тут война.

Вся эта социальная шелуха мгновенно вспыхивает ярким пламенем, и поначалу оно даже немного греет. Но, поскольку теперь вы немного в курсе, как правильно топить печку, то уже знаете, что дольше греет то, что не очень ярко горит. Иначе мы спокойно пережили бы отопительный сезон, бросая в печку одно только делопроизводство Министерства экономики за тридцать лет.

Вторая составляющая этой осенней тоски — отчаяние от созерцания краха иллюзий. Социум привлекал человека яркими перспективами разных самообманов, и это была такая прекрасная зона комфорта, из которой хотелось выйти только в магазин.

Большинство наших вещей теперь — дорогой хлам, но и большинство наших идей тоже. Как слово «свечка» перестало быть источником биологических шуток и вернулось к первичному уважаемому значению, так и наши поведенческие установки возвращаются к «заводским настройкам».

Проблема в том, что инстинктивно мы движемся в правильном направлении коррекции социального и политического поведения, но довоенные слова, которыми мы объясняли свою искусственность, нас не отпускают.

То есть у нас следующий эпизод психотравмирующей ситуации, когда эмоциональная усталость способствует новым фобиям, социальных перспектив в их бывшем виде нет. Вот прям бери и вешайся.

Да, фобии и самоубийствам способствуют. Не вдаваясь в тонкости суицидологии, скажу лишь, что когда кому-то припекло, всегда можно найти способ выехать на «передок» и героически заменить собой кого-то, кто совсем не намерен укорачивать себе жизнь из-за осени и депрессии, а собирается вернуться к жене и детям и восстанавливать страну. Люди будут вас благодарить, а не корчить гримасы и пожимать плечами. Она вам нужна, такая ничтожная память о себе?

Для абсолютного большинства, собирающегося жить дальше.

Когда вы входили в период полового созревания, вас плющило и ваши внутренние драмы носили космический масштаб. Вот сейчас происходит то же самое, только созревает вся страна. А может, и вся Европа.

Все это интеллектуальное тинейджерство должно отойти, а если будете за него цепляться, будете выглядеть как вечные поклонницы леопардовых лосин и кофточек с люрексом. Реальная жизнь будет обходить вас стороной.

Есть сейчас две доминанты в восходящем тренде, — религия и национализм. Не должны выбирать, но должны учитывать. Каждая из них — исторически стабилизирующий во времена катаклизмов фактор.

Ну, а если они вас почему-то сильно раздражают, будьте как индийский слон.

John Dou