Мнения: «Интернет-пузыри» возникли задолго до пандемии

20 июля 20:57Взгляд

Пандемия сделала нас свидетелями того, что массовая психология за столетия ничуть не изменилась. Крестьянин XVIII века и современный горожанин с дипломом престижного ВУЗа могут реагировать на необычную и пугающую ситуацию примерно одинаково – подхватывая самые фантастические суеверия и доверяя самым нелепым слухам.

В наши дни слухи подхватываются с экранов смартфонов – а не на базарной площади – но сама психология не изменилась. Почему это происходит? Это важный вопрос, который нуждался бы в профессиональном анализе – но пока можно сделать несколько предположений.

Возможно, склонность людей верить паническим слухам, а не разъяснениям их ложности, связана именно с тем, что они панические. Таков встроенный механизм – на протяжении многих поколений крикам «волки! волки!» или «пожар!», или сообщению о набеге кочевников надо было верить сразу и безоговорочно, не входя ни в какие анализы и рассмотрения – пока ты будешь думать, тебя съедят. Вот сообщения, не несущие такой панической интонации, можно игнорировать – это не вопрос жизни и смерти. Если сообщения конкурируют между собой, выигрывают те, которые внушают большее чувство страха.

Очень сдержанные меры властей против пандемии – Россия в этом отношении оставалась одной из самых свободных стран мира – оставляли ощущение того, что ситуация под контролем, паниковать не о чем, надо бы (когда-нибудь потом) спокойно пойти и привиться. На этом фоне носящиеся по сетям надрывно-панические сообщения, что прививки содержат жидкие чипы, или «жижу из абортированных младенцев», и от них люди умирают направо и налево (а вот мой знакомый, которого я не могу назвать, слышал от врачей скорой помощи, которых он тоже не может назвать, что морги забиты умершими от прививок) – воспринимаются как гораздо более заслуживающий внимания сигнал тревоги.

Другой важный фактор происходящего – мы все склонны оправдывать свои решения. Особенно неудачные. Как заметил Марк Твен, «Людей гораздо легче одурачить, чем убедить их в том, что они одурачены». Точность этого наблюдения можно оценить на множестве разных примеров. Многие из нас помнят пирамиду МММ, которая обещала всем фантастические дивиденды на скромные вложения – и даже какое-время их выплачивала. Когда все (предсказуемо) рухнуло, а основателя пирамиды арестовали, жертвы обманщика решительно выступили на его защиту. Я еще помню огромные заголовки «Почему мы верим МММ и не верим чиновникам». Ответ на этот вопрос вполне ясен – потому нам всегда невыносимо признавать, что мы стали жертвой обмана. Это подрывает нашу самооценку, нашу уверенность в том, что мы – умные, компетентные, способные справиться с жизнью люди, не какие-нибудь беспомощные бедолаги, которых может обвести вокруг пальца любой прохвост.

Прохвосты, впрочем, инстинктивно или вполне обдуманно, эксплуатируют эту человеческую склонность – надо побудить человека совершить одно глупое решение, и оно повлечет за собой другие. Признать свою ошибку тем труднее, чем сильнее мы вложились. Чем больше денег вы отдали МММ (или другой подобной структуре) тем труднее признать, что вы связались с мошенниками. Это верно в отношении не только финансовых, но и эмоциональных вложений. Если вы разругаетесь с половиной своих родных и знакомых из-за своей политической позиции, ваша преданность этой позиции чрезвычайно укрепится. Не могли же вы пойти на такие жертвы совершенно напрасно. Гонения на членов культов, как правило, только укрепляют преданность адептов – людям невыносимо признать, что они страдают зря.

Человек может подхватить антипрививочную панику без каких-либо рассуждений, просто потому, что со времен африканских саванн мы привыкли быстро отзываться на сигнал тревоги и передавать его дальше – но потом, когда он сталкивается с резкой критикой того, что он размещает у себя в соцсети, ему приходится грудью встать на защиту своего решения. Ведь критики подразумевают, что он поступил чрезвычайно глупо и безответственно, транслируя ложные и вредные слухи. Человек, который принял импульсивное решение перепостить ссылку, даже не вдаваясь в ее содержание, теперь сражается уже не за «точку зрения», а за свое доброе имя, достоинство и самоуважение. Что там происходит на самом деле, забиты ли морги умершими от прививок – или это просто выдумка, что говорят медицинские авторитеты, что пишет Lancet или Nature, или к каким заключениям приходят министерства здравоохранения различных стран – это уже неважно, важно защитить себя от того, что воспринимается как разрушительные личные нападки.

И тут оказывается, что глобальная сеть легко позволяет найти себе единомышленников по какому угодно вопросу. Поверю ли я в «плоскую землю», рептилоидов с планеты Нибиру или глобальный заговор Биг Фармы, я всегда найду себе друзей и соратников на всех континентах. В Таганроге, Берлине, Хайфе и Нью-Йорке пожмут мою мужественную руку, утешат меня после нападок критиков, и предоставят море материалов, доказывающих, что я прав – а власти, как обычно, скрывают. Формирование «интернет-пузырей» началось очень задолго до пандемии. Такова уж неизбежная особенность социальных сетей - вы подписываетесь на тех, кто вам нравится, и можете забанить тех, кто вас раздражает. Удержаться от того, чтобы выкинуть за пределы восприятия всех, кто ставит под вопрос дорогие нам взгляды, трудно - да и большинство людей ставит себе в заслугу, что отписывается от этих ужасных негодяев, которые расходятся с ними в тех или иных оценках.

Так человек получает поддержку любым своим взглядам и легко изолируется от критики. Друзья уже не могут его переубедить – в сети легко их забанить и найти себе новых, которые всегда одобрят и поддержат. Более того, в этой ситуации пересмотреть свои взгляды, признать, что погорячился и был неправ – значит, предать свой партизанский отряд, где тебя уже приняли как родного.

На эту тему

В этой печальной ситуации – которая, очевидно, будет воспроизводиться вновь и вновь – важно приобрести навык минимизации ущерба. Мы все делаем ошибки, и это неизбежно. Перепощиваем ссылки, не прочитав. Подхватываем те или иные сообщения потому, что их разместили симпатичные нам люди, не пытаясь разобраться в том, насколько они истинны. Мы можем поддержать ложную и вредную кампанию, вложиться в мошенническое предприятие, даже стать членами культа. Это не значит, что мы плохие, глупые или злонамеренные люди. Это просто значит, что мы люди, а людям свойственно ошибаться. Это нормально. Мы ошибаемся и несем потери – этого нельзя избежать. Но эти потери можно минимизировать. А для этого полезно вспомнить, что мы не обязаны настаивать на своих ошибках.

Другие материалы автора

  • Венгрия стала островом здравого смысла
  • Можно ли доверить жизнь и здоровье интернету
  • Когда заканчивается христианство, начинается НЛО
  • Заповедь «не убий» требует прививаться