Международный уголовный суд – последние сводки с юридического фронта

30 декабря 10:57NK

Главными объектами удара МУС становятся Китай и Россия

В течение двух недель, с 14 по 23 декабря, в Гааге и в Нью-Йорке проходила сессия Ассамблеи государств-участников (АГУ) Международного уголовного суда (МУС). В отличие от предыдущих сессий, проходивших по заранее утверждённому распорядку, она оказалась чрезвычайной и даже скандальной.

Во-первых, сессия не смогла выполнить главный пункт повестки дня – избрание нового главного прокурора; во-вторых, было избрано шесть новых судей; в-третьих, впервые были обнажены неприглядные стороны в деятельности всех органов МУС; наконец, главный прокурор Ф. Бенсуда объявила о ряде важных решений, которые, учитывая характер МУС как глобального института, в значительной степени меняют ситуацию в мире.

1. Провал выборов главного прокурора Суда.

Несмотря на то, что на сессии АГУ были избраны 6 новых судей, значение этих выборов не идёт ни в какое сравнение с выборами главного прокурора. Расклад сил среди судей, безусловно, важен (об этом чуть ниже), но сила главного прокурора в МУС значительно превосходит совокупную силу остальных судей.

Только прокурор может решить, какая ситуация станет, а какая не станет предметом рассмотрения в Международном уголовном суде, то есть какое государство попадёт под удар МУС, а какое [пока] нет.

Только прокурор может решить, кто из должностных лиц данного государства станет обвиняемым, а кто – нет. Мы уже видели, как уродливо это может проявляться в тех или иных ситуациях. Например, при рассмотрении ситуации в Центральной Африке прокурор МУС не выдвинула ни одного обвинения в отношении лидеров военных группировок, развязавших вооружённый конфликт, а выдвинула обвинение в отношении бывшего вице-президента соседнего государства, оказавшего военную помощь законному правительству в защите от мятежников.

Наконец, в отличие от судей, которые принимают решения коллегиально, главный прокурор принимает решения единолично.

За прошедшие 20 лет деятельности МУС судьи в нём менялись десятки раз, но было всего два главных прокурора – Л. Морено Окампо из Аргентины и Фату Бенсуда из Гамбии. Третьего прокурора МУС избрать не удалось. Ни один из кандидатов, представленных Ассамблее государств-участников МУС, не получил поддержки большинства. Более того, провал выборов сопровождался, по сути, бунтом большого числа государств, которые поставили под сомнение принципы келейного отбора финалистов, представленных для «выбора».

2. Избрание новых судей.

В состав МУС избраны шесть новых судей – это треть состава суда, в котором заседают 18 судей. Новые судьи были избраны из Британии, Сьерра Леоне, Тринидада и Тобаго, Грузии, Мексики и Коста-Рики. Обратим внимание на избрание судьи из Грузии Гоши Лордкипанидзе, оно примечательно по нескольким причинам. Во-первых, ситуация в Грузии находится на рассмотрении МУС и потому избрание судьи из такого государства выглядит несколько сомнительным с точки зрения обеспечения принципа беспристрастности. Во-вторых, грузинский судья был избран, несмотря на то что на предварительной проверке его юридической квалификации он получил не высшую оценку, а лишь удовлетворительную. Оказалось, кандидат не слишком хорошо знает право и практику МУС. Наконец, Г. Лордкипанидзе никогда не работал судьей и является чиновником грузинского правительства.

3. Важной особенностью нынешней сессии АГУ МУС стало публичное обсуждение весьма неприглядных сторон деятельности суда. Впервые стало известно, что сотрудники МУС жалуются на «невыносимую обстановку» в работе, на войну между органами суда (коллегией судей, прокурором и секретариатом) и даже на случаи сексуальных домогательств. Последнее, впрочем, не новость для международных уголовных судов. Проблемы эти давние, а их публичное обсуждение позволяет лучше представлять себе расклад сил в МУС.

4. Необходимо отметить ряд важных решений, которые объявила на сессии АГУ главный прокурор МУС Ф. Бенсуда. Особо следует выделить решение начать официальное расследование ситуации на Украине и решение отказать в таком же расследовании ситуации в Ираке.

Ситуация в Ираке на самом деле является делом против Британии. Прокурор МУС признала «неадекватность» британского следствия против лиц, совершивших преступления в Ираке (в Британии выводят их всех из-под ответственности; за двадцать лет там не было возбуждено ни одного уголовного дела в отношении военного командования). Бенсуда признала, что у неё имеются свидетельства того, что британские следственные органы «блокируют расследование роли командования», но… проводить расследование МУС она отказалась, заявив, что расследование должно проводиться в самой Британии. МИД России назвал сию ситуацию «парадоксом» и «полным отсутствием логики». М. Захарова даже предположила, что Бенсуда испугалась санкций со стороны США. Полагаем, однако, что предположение не совсем верное; причина действий Бенсуды несколько иная…

Во-первых, она уходит со своего поста через несколько недель. Во-вторых, избранный президент США Байден пообещал отменить санкции против сотрудников МУС… Ведь решение по ситуации в Ираке направлено не столько против Британии, сколько против США. Вспомним, что нам говорили 10 лет назад, когда данное дело поступило прокурору МУС: тогда заявляли, что из всех участников «коалиции», совершивших бойню в Ираке, привлечь к ответственности можно только Британию, которая одна из всех подписала Статут МУС.

Однако с тех пор произошло много событий. Оказалось, что можно возбудить дело против граждан тех стран, которые не являются участниками Статута МУС, но совершили преступления на территории стран-членов МУС. В этой связи возникает вопрос по поводу США. Почему в отношении преступлений в Афганистане дело против граждан США возбуждать можно (что и было сделано в июле 2020 г.), а по ситуации в Ираке – нет? Формально этого нельзя сделать в связи с неучастием в Статуте МУС самого Ирака, но прецедент дела Бангладеш / Мьянма мог стать «мостиком» для привлечения к ответственности и США (напомним, что в деле Бангладеш / Мьянма МУС заявил, что он имеет юрисдикцию, если преступление началось на территории государства-неучастника Статута, но продолжилось – например, туда пошли беженцы – на территории государства-участника!)

Надо полагать, спешное завершение рассмотрения ситуации «в Ираке» до истечения срока полномочий Ф. Бенсуды имело причиной выведение из-под ответственности не только Британии, но и США. Особенно теперь, когда неясно, кто займёт пост главного прокурора. Как данный вывод совместим с недавним решением МУС начать расследование против США в Афганистане? Очень просто! Решение о расследовании было сделано перед началом избирательной кампании в США, когда большие шансы на избрание были у Д. Трампа. Мы уже подробно писали о том, что решение МУС против США было на самом деле вмешательством МУС в избирательную кампанию в США на стороне Дж. Байдена! Теперь же спешное решение не начинать расследование ситуации в Ираке сделано в момент избрания Дж. Байдена. Цель «афганского» решения МУС достигнута: была нейтрализована возможная поддержка Трампа со стороны высшего военного командования США. Кстати, беспрецедентные санкции США против судей и прокурора МУС были как раз попыткой Трампа такую поддержку высшего генералитета себе обеспечить… Санкции будут сняты. А дело в МУС против США благополучно умрёт. Кстати, мало кто обратил внимание на то, что недавно с просьбой отложить расследование ситуации в Афганистане обратилось правительство… самого Афганистана! Следует признать, что силы глобального управления умеют находить изящные решения!

* * *

Борьба среди государственных, надгосударственных, транснациональных и глобальных элит в Международном уголовном суде резко обострилась. МУС выходит за рамки Африканского континента, на котором в течение двух десятилетий проводилась апробация нового глобального (не международного!) права и создавались «прецеденты» для дальнейшего применения.

Карта мира глазами Международного уголовного суда (главные объекты удара на карте пока не обозначены)

Решение по делу в Ираке показывает, что лицемерные заявления о «независимости и беспристрастности» отброшены. Главные преступники получают иммунитет от возможности международного уголовного преследования. Решения по ситуации на Украине и в Грузии, а также по делу Бангладеш / Мьянма говорят о том, что главными объектами удара МУС становятся Китай и Россия.

Адлександр Мезяев