Мародёры: как украинцы оплатят месть Ахметова Коломойскому

29 января 06:54NK

Главное, что продолжает объединять Украину и Россию, — это оставшаяся советская инфраструктура: газопроводы и линии электропередач, железнодорожные пути и автомобильные дороги. Инфраструктура предопределяет форму экономических связей, она позволяет их восстановить в случае, если они были нарушены.

Украинская власть в последние годы занимается исключительно разрушением данных инфраструктурных связей, финишной точкой чего, судя по заявлению главы украинского МИД Дмитрия Кулебы, станет интеграция Украины в европейскую энергетическую систему в 2023 году, что невозможно без отсоединения от энергосистем России и Белоруссии.

Никакой логики энергетической целесообразности в данном решении, о чём твердит новоиспечённый и. о. министра энергетики Юрий Витренко (экс-глава «Нафтогаза», сын некогда прогрессивной социалистки Натальи Витренко) нет. Главный мотив украинской власти, остающийся неизменным на протяжении последних десятилетий, — мародёрство.

На тридцатом году украинской независимости практически не осталось отраслей национальной экономики, которые могли бы стабильно приносить валюту, а доля государства в экономике сократилась практически до нуля.

Главный драйвер украинского экспорта — АПК в своём низкопередельном измерении: Украина вывозит зерновые и масличные, а ввозит готовые продукты питания, в том числе овощи, мясо и конфеты. АПК стал залогом выживания для многих украинских латифундистов, встроившихся в мировой рынок продовольствия на предложенных правилах.

Всё остальное — металлургия, химическая промышленность, нефтепереработка, машиностроение и автопром уже давно погибли либо под напором импорта, либо в силу сознательного отказа от модернизации производства и отсутствия дешёвого сырья из России.

Таким образом, на Украине осталось лишь два источника извлечения прибыли: земля и население. Политика по отношению к земле понятна: она рано или поздно будет продана и пополнит земельный банк как украинских, так и иностранных агрохолдингов.

А вот обложить население налогами куда сложнее. Налоги на Украине и так высокие, что само по себе стимулирует уход в тень, где уже находится от 25 до 32% украинского ВВП. При этом население научилось не платить налоги, а архаичная украинская налоговая ничего с этим не может сделать — она не «видит» 4 млн (минимальная оценка) украинских трудовых мигрантов и ещё 4 млн граждан в теневом секторе.

Однако украинская власть нашла выход из этой сложной для себя ситуации: если граждане скрываются от налогообложения, то от оплаты коммунальных платежей они скрыться не смогут. Именно поэтому высокие тарифы на жилищно-коммунальные услуги на Украине являются фактически квазиналогом, ставка которого непрерывно растёт в силу безграничных аппетитов национальной олигархии, постоянно испытывающей потребность в новых источниках заработка.

При этом у каждого из лиц, ответственных за принятие решений на Украине, своя мотивация в пользу роста коммунальных тарифов, но лишь два универсальных оправдания. Первое — рыночная модель ценообразования. Вторая — требования МВФ. Ни первое, ни второе оправдание не выдерживают никакой критики.

Однако ни требования МВФ, ни рынок не являются главными мотивами для выхода Украины из единой энергосистемы с Россией и Белоруссией. Куда важнее интересы олигарха Рината Ахметова, чей холдинг ДТЭК контролирует около четверти рынка украинской зелёной электроэнергетики, а также испытывает большие проблемы с угольными шахтами и тепловыми электростанциями.

Ахметов — если Украина в 2023 году действительно выйдет из общей с Россией и Белоруссией энергосистемы — останется в чистом выигрыше.

Во-первых, он на инфраструктурном уровне избавится от дешёвой электроэнергии из России и Белоруссии, а заодно усилит свои позиции на рынке украинской электроэнергетики — вновь станут востребованными его тепловые электростанции, без которых невозможно прохождение утренних и вечерних пиков электропотребления в условиях низких температур и частых выходов из строя атомных энергоблоков. Следовательно, появится потребность и в добыче угля, которая на Украине нерентабельна без государственного субсидирования.

Во-вторых, ослабнут позиции политических конкурентов Ахметова. Например, Игоря Коломойского, чьи ферросплавные заводы работают исключительно благодаря дешёвой электроэнергии. В 2014 году Коломойский помог лишить Ахметова сердца его индустриальной империи — непризнанных республик Донбасса, к 2023 году у Ахметова появится шанс отомстить.

В-третьих, зелёная энергетика Ахметова имеет все шансы стать органичной частью новой — углеродно нейтральной — энергосистемы ЕС. Основой энергетики ЕС к 2050 году в соответствии с «Зелёным курсом» должны стать водород и электроэнергия из возобновляемых источников. Но если Россия имеет все возможности поставлять в ЕС водород различных видов (в зависимости от энергоносителя, использованного для его получения), то у Украины таких шансов нет: если в новые газопроводы можно подмешать до половины водорода, то в старую украинскую ГТС его добавлять нельзя. Поэтому, скорее всего, перспективным направлением для олигарха будет производство зелёной электроэнергии для её продажи внутри Украины и экспорта на рынок ЕС.

Для этого нужны деньги — себестоимость зелёных кВт·ч значительно выше, чем у тепловой и тем более атомной генерации. Деньги менеджеры олигарха нашли без особых проблем. Ахметов пролоббировал отмену оставшихся льгот на электроэнергию для населения и добивается выделения ему 7,3 млрд гривен из госбюджета, которые должны были изначально достаться НАЭК «Энергоатом» — оператору украинских АЭС. В перспективе украинцев ждём бесконечный рост тарифов на электроэнергию — по аналогии с ростом цены на природный газ.

Энергетическая бедность — крайняя дороговизна энергии, делающая её недоступной, — полностью устраивает как украинскую власть, так и украинский бизнес, не говоря уже о Европейском союзе, успешно колонизировавшем Украину, или США, рассматривающих данную страну исключительно как инструмент для ослабления России.

Текущие выступления «тарифного майдана», скорее всего, не окажут какого-либо влияния на стратегические цели украинской власти и планы олигархии. Если у Киева появится реальная инфраструктурная возможность выйти из единой энергосистемы с РФ и РБ, то уже к началу следующего десятилетия украинскую электроэнергетику необходимо будет создавать с нуля по причине катастрофического износа АЭС и электрораспределительной инфраструктуры.

Иван Лизан