Лаборатория в отдаленном намибийском городе спасает гепарда от исчезновения

18 января 18:46NK

Человеческие конфликты, потеря среды обитания и незаконная торговля домашними животными - все это сыграло свою роль в исчезновении гепардов. По данным исследователей, более ста лет назад 100 000 диких гепардов бродили по Африке, Ближнему Востоку и Азии. Но сегодня население мира сократилось примерно до 7000 человек. В отдаленном городе Отживаронго в Северной Намибии, ученые упорно работают, чтобы восстановить гепард населения путем сохранения науки. Названный мировой столицей гепардов, город является домом для 1400 диких гепардов и единственной лабораторией генетики гепардов в Африке. Он управляется Фондом сохранения гепардов (CCF), и, по его словам, он владеет крупнейшей в мире базой данных по биологическому материалу диких гепардов, а также образцам крови, тканей, спермы и яиц, собранных более чем у тысячи гепардов.

В 2007 году CCF произвела первый в истории эмбрион гепарда in vitro с помощью ЭКО в сотрудничестве со Смитсоновским институтом и Калифорнийским университетом в Дэвисе, США. Ученые добились этого, извлекая яйца у некоторых из содержащихся в неволе гепардов и оплодотворяя их спермой в своей лаборатории. Результатом стал первый в истории эмбрион гепарда, достигший стадии, предшествующей внедрению. Понимание гепарда Понимание генетической структуры гепарда позволило ученым-экологам понять, почему популяция гепарда резко сократилась. «Мы начали понимать, что это уникальный вид», - сказала Лори Маркер, основательница Лаборатории генетики сохранения прикладных биосистем в Намибии. «Наши ранние исследования выявили все, что вы хотели знать о гепарде». По словам Маркера, одна из самых серьезных проблем, с которыми сталкиваются гепарды, - это низкое генетическое разнообразие. Она говорит, что из-за того, что население очень похоже, вспышка болезни может полностью их уничтожить.

В банке CCF хранится ДНК, извлеченная из различных видов образцов, таких как копоть (кал гепарда) и ткани. Чтобы найти образцы, CCF имеет программу обнаружения помета, которая использует собак, вынюхивающих помет, чтобы найти помет гепарда в поле. «Используя собак для обнаружения помета, мы можем найти помет гепардов и идентифицировать их по отдельности», - объяснил Маркер. После обнаружения ДНК извлекается экологами и изучается с помощью машины для секвенирования генов. Этот процесс помогает получить генетический идентификатор отдельных гепардов, узнать, сколько гепардов представлено в выборках, а также определить их пол и пищевые привычки.

Маркер говорит, что образцы ската также предоставляют информацию от других гепардов по всей Африке, раскрывая даже больше о составе популяций. «Мы смотрим, где обитают гепарды по всему континенту», - сказала она. «Еще пару лет назад считалось, что это пять подвидов, но благодаря генетике мы смогли определить, что на самом деле существует только четыре подвида». Будущие фермеры Африки CCF также разработал программу по смягчению воздействия на дикую природу в Намибии под названием Future Farmers of Africa, чтобы предотвратить дальнейшее сокращение популяции гепардов. Поскольку 90 процентов гепардов по-прежнему живут за пределами охраняемых территорий и вместе с человеческими сообществами, CCF говорит, что экологическое просвещение, подчеркивающее поведенческие характеристики гепардов, имеет решающее значение для фермеров и гепардов, чтобы безопасно жить друг с другом. По оценкам CCF, в течение 1980-х годов животноводы и фермеры вывели почти 10 000 гепардов, сократив популяцию намибийских гепардов вдвое.

За последние 25 лет в рамках программы Future Farmers of Africa, Маркер и ее команда разместили более 650 собак с фермерами по всей Намибии, чтобы отпугнуть потенциальных хищников, в рамках программы охраны домашнего скота с участием местных жителей. Маркер говорит, что эта программа изменила отношение людей к гепардам, а также снизила потери домашнего скота от всех хищников более чем на 80 и до 100 процентов. «Через эту программу прошли около 10 000 фермеров», - сказала она. «Это число росло. Теперь мы проводим эти программы в деревнях, в сельских общинах, и это просто потрясающе».