Какие технологии профессиональные армии Запада могут противопоставить своим противникам в городских боях — The Economist

23 августа 10:58Новости на zn.ua

Тлеющие развалины Мариуполя свидетельствуют о том, как долго, тяжело и кровопролитно могут идти городские бои. Чтобы добиться успеха против подготовленного защитника, неизменно приходится прибегать к бомбардировкам и жестоким ближним боям. Сдерживание огневой мощи только затягивает бой и делает его более кровавым, с большими жертвами среди военных и гражданских. Эта этическая дилемма и арифметическая неадекватность, которая позволяет современной мобильной армии успешно воевать в больших городах против превосходящих сил противника могут объяснить, почему западные силы избегают подготовки к такому виду боев. И это, несмотря на то, что потребность в специализированном оборудовании была очевидной во время битв, подобных тем, что были за Фаллуджу в Ираке в 2004 году. Украина есть тревожным колокольчиком, пишет Доктор Чарльз Найт, который является старшим научным сотрудником Университета Нового Южного Уэльса, и преподавателем по терроризму, асимметричным конфликтам и городских операций в Университете Чарльза Стерта, для The Economist.

Могут ли западные армии использовать новые технологии, чтобы уменьшить зависимость от использования не только разрушительной артиллерии и авиаударов, а и от ограниченных запасов высокоточных боеприпасов? Западные армии уже несколько лет используют или испытывают не только беспилотники, но и роботизированные платформы, тепловизионные комплексы прицеливания и соответствующее специализированное оборудование. Так же в Китае и России, причем последняя испытывает беспилотные наземные машины (UGV) в боевых действиях Сирии. Технологии UGV не более зрелые, чем летательные аппараты в 1914 году, но в руках смекалистых солдат они приносят преимущество, которое западные профессиональные армии могли бы вероятно сохранить и развить.

Мощные факторы перемещают военные действия в городские агломерации: глобальная урбанизация, политическое значение городов, их роль как коммуникационных центров и конфликты между их населением. Все это увеличивает вероятность боев в городах и усложняет саму войну в городских чертах. Кроме того, некоторые комбатанты ищут живой щит, действуя вблизи гражданских лиц. Хоть системы наблюдения становятся все более искусными в выявлении целей в естественном среде, городские районы все еще могут предоставить необходимую маскировку и укрытие. Широкое внедрение беспилотников только повышает ценность такой среды.

В Украине солдаты сейчас инстинктивно осматривают небо, прежде чем выйти из построек. Но мало что изменилось в новой городской войне, ни смертоносные уличные бои и повсеместная угроза со стороны окружающих построек, ни близость врагов, ни опасность при входе в здание. Любой коридор, комната или лестница может скрывать взрывную ловушку или скрывающегося врага. Формула успеха в такой среда также не изменилась.

Во время восстания 1848 года в Милане австрийские солдаты были выбиты революционерами с нарезными мушкетами из верхних окон зданий. Для успеха австрийцам требовалось, чтобы солдаты поднимали пушки, и обеспечивали огневое прикрытие защищенных зданий, тогда как другие пробивали отверстия в стенах, чтобы выйти из-под огня, но солдаты австро-венгерской армии не прибегли к такой тактике и были вынуждены отступить с потерями. Такая городская тактика забывается и открывается заново каждые несколько десятилетий. Когда джихадисты захватили Марави на Филиппинах в 2017 году, филиппинская бронетехника, присланная в ответ, была уничтожена реактивными гранатами, выпущенными сверху. Наступавшие пешком военные были остановлены снайперским огнем, а затем взорваны на самодельных взрывных устройствах. Филиппинцы научились. Прежде чем город был отвоеван, понадобились месяцы пробивания дыр в зданиях, возводились стены на охваченных огнем дорогах и систематически взрывалась каждая часть каждого здания артиллерийскими или авиационными бомбами.

Первые городские бои в Украине, похоже, имели подобную форму. Защитники устраивают засады для нападающих в постройках и вокруг них. Российская армия несла большие потери, если попыталась продвинуться без предварительной массированной бомбардировки. Они должны были поражать не только свою следующую цель, но и любые постройки, откуда могут стрелять защитники. Как и в окопах во время Первой мировой войны, этот обстрел прекращается, поскольку нападающие пытаются броситься на ошеломленных защитников, прежде чем они успеют выбраться из своих подземных бункеров. Но даже если им это удается, артиллерия защитников присоединяется к бою и не дает атакующим усилить или использовать их продвижение.

Эта закономерность объясняет медленное продвижение в городских боях. Одним из решений является использование роботов. В Зимней войне с Финляндией 1939-40 гг. Советский Союз выставил батальон примитивных радиоуправляемых "Телетанков". Эти UGV сыграли ключевую роль в прорыве финской оборонительной линии, но развитие этой технологии прекратилось после сталинских чисток и немецкого вторжения в Советский Союз. Напротив, во время Второй мировой войны немцы разработали проводные и радиоуправляемые бронированные инженерные машины для доставки больших подрывных фугасных зарядов. Они отыграли немаловажную роль в уничтожении советской обороны Севастополя.

Однако такими UGV приходилось управлять на расстоянии операторами, которые обычно не могли видеть препятствия перед транспортным средством. Это удалось преодолеть в 1970-х годах с помощью роботов уничтожителей бомб с камерами. В Ираке в 2000-х годах американские войска быстро адаптировались к этим различным малым разведывательным UGV. Сегодня есть транспортные средства, которые являются маневренными, бронированными и вооруженными пушками, которые могут поразить дверной проем на расстоянии 2 км, пока оператор остается в укрытии. Эти роботы изменят тактику, двигаясь впереди солдат, ища и стреляя.

Другой подход – это "невидимость" – прятаться в дыму, при этом имея возможность мониторить ситуацию. В западных армиях использование дыма для прикрытия городских маневров когда-то было широкомасштабным, но в 1980-х годах оно сократилось из-за беспокойства относительно использования токсичных химикатов. Однако тепловизионные очки могут видеть через определенные типы дымовых облаков, а оборудование типа "rebreather" (дыхательный аппарат) позволяет дышать в дыму. Простые ракеты с парашютами (чтобы минимизировать риск для мирных жителей при падении) могут покрыты дымом целые уличные районы. Соответственно, экипированные солдаты будут иметь преимущество.

Синергия дымовых технологий и UGVs открывает тактические возможности. На улице дым скрывает движущихся солдат, уменьшая потребность в огневом подавлении противника. UGVs могут управлять атаками, незаметно охватывая противников и расчищая безопасные пути для пехоты. Если враг, окруженный таким образом, не отступает или скрывается под землей, преимущество его "защитников" в заполненных дымом битвы комнаты за комнатой, здание за зданием ухудшается. Защитники будут плохо видеть, а яркие инфракрасные изображения в очках, будут указывать атакующим на цели.

Такая тактика предлагает скачок вперед в ведении боевых действий в городской среде, к которой армии пока плохо подготовлены. Они уменьшают зависимость от бомбардировки и последующие моральные и политические риски, которые возникают при потерях среди гражданского населения. Кроме того, робототехника позволяет численно превосходящим западным армиям лучше противостоять врагам. Освоение такого боя будет очень сложным, потребует инициативных и технически грамотных солдат с высоким уровнем подготовки. Однако это точно описывает западные профессиональные армии и армиям их противников будет трудно с ними сравниться.

John Dou