Как Подолье и Волынь вошли в состав Российской империи

01 сентября 04:46RSS feed nk.org.ua

Согласно «Вечному миру» 1686 года, восточные территории Речи Посполитой (ныне входящие в состав Украины) были окончательно разделены между Московским царством и Речью Посполитой, а прежнее условное деление на Правобережье и Левобережье обрело зримые политические черты.

Регионы и до большой войны 1654 – 1667 гг. имели между собой огромные различия. Значительная часть Левобережья имела ярко выраженный пограничный характер, его заселение происходило в XVII веке. В то же время Подолье, Волынь и Галиция уже с XIV века были глухими польскими провинциями, что накладывало свой отпечаток на их быт и культуру.

Я не случайно упоминаю об этих различиях, так как в последующем они оказались судьбоносными для истории края. Левобережье дало России много политических, культурных и общественных деятелей. Что касается Правобережья, то оно после разделов Речи Посполитой оказалось в составе двух государств – Российской и Австрийской империй и стало в последующем рассадником украинского национализма.

Интересующий нас период разделов Речи Посполитой весьма любопытен с точки зрения реализации давней имперской концепции собирания русских земель. Не будучи русской по рождению, Екатерина II была творцом эпохи наивысшего могущества русской государственности. Если бы многие проекты её царствования были претворены в жизнь, то Россию бы ожидало совсем иное будущее. В то же время проводимая ею политика носила ярко выраженный «русский характер», без сползания в квасной патриотизм.

Присоединение Подолья и Волыни было осуществлено малой кровью и его можно отнести скорее к дипломатическим, а не к военным успехам. В том и состоял гений Екатерины, что она была не только талантливым администратором, но и опытной интриганкой, умело использовавшей противоречия между соседями для достижения своих целей.

Что же представляли собой к концу XVIII века земли Правобережья?

Это был наиболее полонизированный регион Речи Посполитой. Он раньше, чем остальные восточнославянские земли, вошел в состав Речи Посполитой. Во многих краях никогда не было литовской государственности, как на бывшей территории Великого княжества Литовского.

Поляки постарались максимально приобщить местное население к польской культуре и образу жизни. Роль привилегированного класса была отведена польскому шляхетству, которое разделило между собой захваченные земли и закрепостило ранее свободных крестьян. Значительная часть хозяйственной жизни была сосредоточена в руках евреев, отношение к которым в Речи Посполитой было, пожалуй, самым терпимым в Европе. Что касается местного населения, то его дворянство приобщилось к польской шляхте, а остальные сословия некоторым образом сохранили свой этнографический облик.

Во многих городах Правобережья присутствовало так называемое магдебургское право, которое значительно повиляло на характер городской культуры. Тот же Львов был значительным торговым и культурным центром, его горожане гордились своими привилегиями. В городах Правобережья традиционно проживало множество немцев и поляков, что также сказывалось на формировании местной идентичности.

По вероисповеданию большинство местных обитателей были униатами, хотя существовали и значительные католические и православные общины. После присоединения Левобережья к Москве многие деятели православного движения перебрались туда, так как в Речи Посполитой были гонения на инакомыслящих.

Что касается образования, то оно уже в XVII веке было захвачено иезуитами. Львовский университет, созданный в 1661 году, изначально был иезуитским коллегиумом.

В хозяйственном отношении Правобережье было достаточно развитым по меркам того времени регионом.

В годы Северной войны, когда Речь Посполитая выступила на стороне России против Швеции, Правобережье подверглось разгрому со стороны шведов. Здесь проходили активные боевые действия. В 1704 году Львов был разграблен армией Карла XII.

Таким образом, на конец XVIII века восточные окраины Речи Посполитой были уже в значительной мере польской провинцией, а не русским регионом.

Медаль с изображением двуглавого орла, держащего карты земель, присоединённых в 1772 и 1793 годах

В своих имперских притязаниях Екатерина придерживалась принципа «отторженная возвратих». В переводе с церковнославянского это означало возвращение утраченных прежде русских земель в состав России. Такая трактовка присутствовала в «Манифесте по случаю присоединения к России губернии Изяславской, Брацлавской, Минской» (1793 год). В нём указывалось, что разделами Речи Посполитой России довелось «возвратить ей древнее её достояние, большею части единоверного с нами население, от предков наших до времени внутренних мятежей и внешних нашествий неправедно отторгнутое, (…) без выстрела присоединить».

Её цель была достигнута за счет использования двух приемов: создания в Речи Посполитой обстановки перманентной гражданской войны и привлечения к ликвидации польской государственности соседей. Таким образом, она смогла завершить начатое преимущественно не русскими штыками, а чужими руками.

Любопытно, что всего за столетие Речь Посполитая окончательно деградировала. Её раздирали многочисленные религиозные, политические и социальные противоречия. Длительное время государством правили не природные поляки, а саксонские курфюрсты, безразличные к польским интересам. Внутри страны бушевали почти непрерывные конфликты между магнатскими группировками.

Такой ситуацией грех было не воспользоваться. Некоторые обвиняют Россию в разделе Речи Посполитой, но при этом забывают, что Польша была вековым врагом России. Ликвидация её государственности позволяла Российской империи переключить внимание на решение иных государственных вопросов.

Первым делом Екатерина посадила на польский трон свою марионетку – Станислава Понятовского. Король в Речи Посполитой фактически был по рукам и ногам связан всевозможными ограничительными документами, однако за его интересы можно было бороться, чтобы достичь собственных целей.

Дальше – больше. Русская императрица стала использовать старые шляхетские дрязги для создания внутренних конфликтов. В результате она всегда могла взбунтовать против одной магнатской партии другую, что гарантировало ей перманентный хаос в стране.

Из всех российских регионов малороссийские земли занимали наибольшее внимание императрицы. Первым делом она ликвидировала казачье самоуправление на Левобережье. Потом разогнала Запорожскую Сечь. Следующим её шагом стала ликвидация изрядно надокучившего Крымского ханства, земли которого вошли в состав Новороссии.

К моменту первого раздела Речи Посполитой правобережные земли ещё не привлекли внимания Екатерины. А вот к 1793 году все проблемы на Левобережье были улажены. Императрица могла приступить к дальнейшему расширению границ, что и было сделано. Подолье и Волынь вошли в состав России.

По разделу 1795 года в состав империи вошла Западная Волынь и часть Холмской земли.

К сожалению, смерть императрицы в 1796 году не позволила ей провести в новоприобретённых провинциях нужные преобразования. Последующие правители (Павел, Александр I) постоянно заигрывали с польской шляхтой, которая чувствовала себя хозяином положения в прежних регионах бывшей Речи Посполитой.

Если посмотреть на карту, то можно отметить, что лишь часть Правобережья вошла в состав Российской империи. Вполне логично было бы при последующих царствованиях поменять Галицию на часть этнической польской территории, чтобы довершить собирание русских земель. Но это так и не было сделано.

Таким образом, в состав России после разделов Речи Посполитой вошли два региона – Подолье и Волынь. Главными городами в этих них были Каменец-Подольский, Брацлав, Новоград-Волынский и Житомир.

В последующем территория Российской империи на недолгое время в 1809 году приросла Тернополем, однако в 1812 году он вернулся в состав Австрии.

Вошедшие в состав Российской империи Подолье и Волынь сохраняли отдельный от прочих российских регионов облик. Впрочем, к 1917 году и они несколько обрусели. Так известный пушкинист и офицер–белогвардеец Раевский в своей книге «1918 год» вспоминает годы своей юности в Каменце- Подольском. По его словам, ученики местной гимназии в годы войны придерживались патриотических взглядов, а многие даже пошли добровольцами на фронт.

В годы Гражданской войны многие этнические малоросы предпочитали воевать не на стороне самостийников, а в рядах белых и красных. Австрийцы были вынуждены прилагать гигантские усилия для того, чтобы убить у местных жителей симпатии к России. Притягательный образ России – русской державы и православного центра – был намного ближе для славян, чем абстрактная «дружба народов». К сожалению, даже в настоящий момент мы все ещё не вернулись окончательно к идее триединого русского народа...

Аркадий ВЕРТЯЗИН

John Dou