К 1948 году промышленный Харьков достиг довоенного уровня

31 декабря 07:01NK

В конце 1944-го, спустя год с небольшим после освобождения Харькова от немецко-фашистских оккупантов, в городе стартовало строительство «8-го государственного подшипникового завода». На тот момент развитие подшипникового производства являлось обязательным условием технического прогресса всей советской промышленности, это было обусловлено потребностями народного хозяйства, в особенности – машиностроительной, тракторостроительной, автомобилестроительной, авиационной и других отраслей. Название предприятия связано с тем, что среди аналогичных заводов в Советском Союзе харьковский завод оказался восьмым по счёту; на территории же Украинской ССР он стал первым предприятием подшипниковой промышленности.

Строили завод фактически всем Союзом: ГПЗ-1 и ГПЗ-2 находились в Москве (первый из них заработал ещё в 1932 году), ГПЗ-3 — в Саратове, подобные же заводы работали в Самаре, Томске, Челябинске, и однопрофильные предприятия разных городов снабжали харьковчан необходимыми для строительства материалами и техникой, присылали специалистов и т.д.

Уже в 1946 году, несмотря на то что строительство завода ещё не закончилось, коллектив 8-го ГПЗ начал выпуск трёх типов однорядных шариковых подшипников. А к ноябрю 1947-го, когда состоялся пуск первой очереди предприятия, здесь производили уже полтора десятка разнотипных подшипников. Спустя 5 лет после окончания войны, в 1950–1951 гг., было произведено переоснащение завода: проводя его, конструкторы стремились в первую очередь к максимальному улучшению качества продукции и увеличению производительности труда.

Позднее, к середине 1960-х, завод превратился в головное предприятие в СССР по выпуску вагонных подшипников, выпуская также подшипники автомобильного и сельскохозяйственного назначения, продукцию для горнодобывающей и электротехнической отраслей, для нефтяных месторождений и угольных шахт, тепловых и атомных электростанций, новостроек и метрополитенов. К 1970 годам изделия завода, пользовавшиеся спросом и за рубежом, отправлялись более чем в 30 стран.

Гидравлика для всего Союза

Харьковский завод «Гидропривод» (более позднее название – Станкоинструментальный) был введён в строй ещё в 1935 году и на первых порах специализировался на производстве режущей продукции – свёрл, буровых коронок, метчиков и т. п. С 1937-го предприятие стало выпускать гидравлическое оборудование для металлорежущих станков – шестерённые и поршневые насосы, панели управления, контрольно-регулирующую аппаратуру. Накануне Великой Отечественной войны завод являлся единственным в Союзе специализированным предприятием по выпуску гидравлики.

Осенью 1941-го он был эвакуирован на Урал, где начал производить военную продукцию, в частности был поставлен на поток выпуск шестерённых насосов к дизельным двигателям танков Т-34 и Т-44. Помимо этой продукции предприятие также изготавливало гидроаппаратуру для станкоинструментальной промышленности. Вернувшись в освобождённый Харьков, завод к началу 1950-х сумел наладить выпуск уже около 130 новых разновидностей гидроаппаратуры. Его производственные мощности увеличивались с каждым годом: ведь практически все использовавшиеся в СССР прессовые и кузнечно-прессовые машины с гидравлическим приводом оснащались именно харьковскими насосами и механизмами управления. Продукция «Гидропривода» применялась на предприятиях, где выпускались искусственные алмазы, на шагающих экскаваторах, в гидросистемах агрегатных и шлифовальных станков и т. д.

Продукция для горнодобывающей и металлургической промышленности

Сразу же после освобождения города началось восстановление Харьковского машиностроительного завода «Свет шахтёра» – одного из старейших местных предприятий, которое в начале 1890-х начиналось с небольшой слесарно-механической мастерской. С течением времени предприятие разрасталось, производя главным образом продукцию, которая требовалась для добычи угля (сказывалась близость Донецкого угольного бассейна) – станки, шахтные тележки, буровые инструменты, вагонетки, лебёдки, паровые котлы, насосы, шахтёрские бензиновые лампы, шахтные скребковые конвейеры.

Осенью 1941 года предприятие было перебазировано в Кемеровскую область. Довоенные цеха завода оказались разрушенными, поэтому восстановление его производственных мощностей в освобождённом Харькове продолжалось около трёх лет, с 1943 по 1946 г.. В начале 1950-х на предприятии появилось конструкторское бюро, ориентированное на создание новой техники для угледобывающей отрасли. В послевоенные годы «Свет шахтёра» конструировал и выпускал угольные комбайны, способные производить несколько операций одновременно – зарубку и отбой угля, его погрузку на транспортёр. Позднее продукцию предприятия начнут отправлять на экспорт в Болгарию, Венгрию, Польшу, Чехословакию, Вьетнам. До самого момента распада Союза завод будет играть чрезвычайно важную роль в структуре угледобывающей промышленности: достаточно сказать, что к 1980 годам половина угля в стране, который добывался шахтным способом, доставлялась именно конвейерами завода «Свет шахтёра».

Харьковский завод «Кондиционер», основанный в начале 1930-х, поначалу специализировался на выпуске санитарно-технического и вентиляционно-отопительного оборудования. После освобождения города предприятие было восстановлено, а ещё через несколько лет, в 1950-х, были возведены новые здания, расширена база для лабораторных и экспериментальных исследований. Завод наладил связи со множеством научно-исследовательских и проектных институтов СССР и вошёл в производственное объединение «Союзкондиционер».

В 1960 году на предприятии наладили выпуск центральных кондиционеров большой производительности, были освоены новые конструкции промышленных вентиляционных агрегатов, причём из десяти типов таких агрегатов пять получили Знак качества. Множество крупных и значимых объектов по всему Советскому Союзу оснащались именно харьковскими централизованными кондиционерами – Московский и Киевский метрополитен, Кремлёвский дворец съездов, Большой театр, Всесоюзный радиоцентр, Останкинский телецентр, Дворец спорта в Лужниках, Ленинский мемориальный комплекс в Ульяновске, Волжский автозавод, Даугавпилсский завод химволокна, Курский химкомбинат. К концу 1960-х продукция завода экспортировалась в 30 стран мира.

На велосипедах вокруг земного шара

Ещё в ходе Первой мировой войны, в 1915 году, из Риги в Харьков был перемещён велосипедный завод Лейтнера. После Гражданской войны, в начале 1920-х, его «реанимировали», введя в действие Харьковский велосипедный завод (ХВЗ). Уже в первой пятилетке (1928–1932 гг.) предприятие перешло на изготовление велосипедов исключительно из отечественных материалов. И вот ведь удивительный парадокс: многие знают о том, что молодой Эрнесто Гевара, будущий «команданте Че», в 1952 году объехал на мотоцикле почти всю Латинскую Америку, а о том, что ещё в 1924-м Александр Князев и Илья Фрейдберг, студенты Государственного института физической культуры, совершили на велосипедах ХВЗ кругосветное путешествие, вспоминают гораздо реже.

До начала войны Харьковский велозавод выпустил около миллиона велосипедов. Осенью 1941-го он был эвакуирован в Бухару (Узбекская ССР), а в 1945-м предприятие вновь заработало в Харькове. В первые послевоенные годы здесь появились станки и некоторые комплектующие с велосипедных заводов, вывезенных из Германии в качестве военных репараций. Первой послевоенной моделью ХВЗ стал мужской велосипед В-14, во многом ещё напоминающий немецкие образцы.

Здесь же, на ХВЗ, было создано Центральное конструкторское техническое бюро велостроения СССР, где разрабатывались новые модели для аналогичных предприятий всей страны. Завод одним из первых в Союзе внедрил технологии никелирования и цинкования в автоматических агрегатах, способ подводного полирования, окраску изделий в электростатических установках и т.п. Позднее в стране громадной популярностью пользовались модели ХВЗ «Украина», «Прогресс», «Турист», «Спутник», «Спорт», «Чемпион-шоссе», «Старт-шоссе». В советское время с конвейеров завода сходило свыше 800 тысяч велосипедов в год, значительная часть из которых экспортировалась в десятки стран.

Наращивая мощности и уровень производства

Построенный незадолго до начала Великой Отечественной войны Харьковский плиточный завод не успели ввести в эксплуатацию. Но к 1946 году разрушенные заводские сооружения были отстроены заново, и предприятие заработало. Первоначальная его мощность составляла 200 тыс. кв. метров плитки в год, однако ХПЗ непрерывно увеличивал выпуск продукции, превратившись в крупнейший в стране завод, специализирующийся на производстве облицовочной, метлахской и фасадной плитки.

Осенью 1943-го в Харьков вернулись из эвакуации многие другие предприятия, например Харьковский вагоностроительный завод, производивший в годы войны бронеплощадки и вагоны для санитарных поездов. Были восстановлены завод «Радиореле» (послевоенное название -- завод № 2), до войны выпускавший коммутаторы и телеграфную аппаратуру для оборонной отрасли, а после войны -- специальную аппаратуру связи, завод контрольно-измерительных приборов, производивший устройства и аппаратуру для чёрной и цветной металлургии. К концу 1943 года заработал Харьковский завод специальных машин, где осуществлялось восстановление автомобильной техники, находившейся на вооружении РККА. В 1943–1950 гг. на заводе ремонтировались и восстанавливались самые различные марки автомашин -- ГАЗ-АА, ЗИС-5, М-1, Форд-6, Шевроле, Студебеккер.

В конце 1943 года «с нуля» был создан новый Харьковский завод электроаппаратуры (ХЗЭА): предприятие стало выпускать приборы для авиации, позднее -- для ракетно-космической отрасли. «Гражданская» же продукция ХЗЭА была хорошо известна советским людям по отличным харьковским электробритвам.

Через год после освобождения города вступил в строй Харьковский завод полиграфических машин, выпускавший переплётно-брошюровочное оборудование для полиграфической промышленности, в 1947-м заработал Харьковский завод металлоконструкций, первоначально создававшийся для обеспечения строек тракторного и турбинного заводов.

К концу 1945 года в городе было введено в строй около 600 предприятий, а довоенного уровня харьковская промышленность достигла к 1948-му. Если сравнивать грандиозные темпы послевоенного восстановления с сегодняшним прозябанием, а то и полным развалом многих прежних гигантов харьковской индустрии, то поневоле вспомнятся в очередной раз слова Алексея Толстого об «огромном кладбище» и ордах варваров, прокатившихся по Риму…

Заглавное фото: разрушенный после двухлетней оккупации центр Харькова в районе Бурсацкого спуска

Наталья КИРИЛЛОВА