Избирательная память. Как предки Байдена спаслись от голодомора

26 ноября 05:55NK

Американский президент является потомком бежавших от голода ирландцев

Джозеф Байден почтил память жертв украинского голодомора и сделал по этому поводу специальное заявление, опубликованное на официальном сайте Белого дома.

По мнению президента США, массовая гибель людей от голода стала результатом преднамеренных действий со стороны советского руководства. А главное, он рассматривает этот исторический эпизод в контексте текущей политической ситуации, То есть в качестве еще одного предлога для поддержки нынешней украинской власти, которая использует давнюю трагедию в своих сиюминутных корыстных целях.

«Каждый ноябрь мы торжественно чтим и отдаем дань уважения памяти миллионов невинных украинцев, которые пострадали и погибли во время Голодомора — «голодной смерти» — в 1932 и 1933 годах. Мужчины, женщины и дети, которые погибли во время этого голода, стали жертвами жестокой политики и преднамеренных действий режима Иосифа Сталина.

В этот месяц, когда мы чтим память тех, кто был лишен жизни, давайте также вновь заявим о нашей приверженности неустанной работе по предотвращению таких трагедий в будущем и освобождению тех, кто сегодня страдает под гнетом тирании. Вспоминая жертв Голодомора и перенесенные ими страдания, Соединенные Штаты также подтверждают нашу приверженность народу Украины сегодня и нашу непоколебимую поддержку суверенитета и территориальной целостности Украины», — говорится об этом в президентском коммюнике.

Что же, тема голодомора является для Байдена семейной и личной. Однако в данном случае речь идет отнюдь не про Украину, и не про тиранию большевиков. Предок американского президента Джеймс Финнеган бежал за океан после Великого ирландского голода, который длился с1845-го по 1849 год. А причины этого голодомора, который известен под схожим гэльским названием «An Gorta Mór», были политическими и социальными — потому что его лишенные жизни ирландцы стали жертвами жестокой политики британской колониальной администрации.

Все началось еще в 1652 году, после кровавого усмирения Ирландии, которые проводили войска британского лорда-протектора Оливера Кромвеля. Английский парламент принял акт о конфискации земельных владений ирландского населения, распорядившись депортировать на бесплодные территории западной провинции Коннахт. А всем, кто отказывался выполнить это решение, грозила немедленная смертная казнь.

«Пусть убираются на запад, или прямо в ад», — сказал об этом по легенде сам Кромвель.

Однако с реализацией лозунга возникли проблемы, потому что захватившие землю англичане нуждались в труде ирландских крестьян, сдавая им отобранную у них же землю. Ирландских католиков терпели — но только на положении пораженных в правах рабов, которым приходилось гнуть спину на своего господина.

В середине XIX века это привело к кошмарной трагедии. Ирландия превратилась в сырьевую базу английской промышленности и стала источником накопления капитала для английской буржуазии. В результате роста цен на мясо и шерсть британские лендлорды повышали стоимость земельной аренды, чтобы прогнать крестьянское население и передать пахотные земли под пастбища.

«Сегодня Англия нуждается в быстром и надежном привозе хлеба — и Ирландия как будто создана для возделывания пшеницы; завтра Англии нужно мясо — и Ирландия годится только для пастбищ: пять миллионов ирландцев одним фактом своего существования попирают все законы политической экономии, их нужно выгнать, пускай убираются, куда глаза глядят!», — описывал людоедскую логику британской элиты Фридрих Энгельс.

Обезземеленные ирландские крестьяне выживали за счет картофеля — потому что эта культура давала достаточный для пропитания урожай на сравнительно небольшом наделе земли, и ее можно было выращивать даже на пустырях. Но урожай картофеля сгнил в результате инфекции фитофтороза. Людям было нечего есть и нечего сеять, что привело к кошмарному голоду.

Ирландцы массово умирали или уплывали в Америку на старых переполненных кораблях, в которых раньше возили африканских рабов. Эти суда называли «плавучими гробами», потому что в конце трансатлантических рейсов их трюмы были переполнены мертвецами. А выжившие ирландские мигранты становились жертвами террора протестантских расистов, которые убивали их прямо на улицах — как это хорошо показано в фильме Мартина Скорсезе «Банды Нью-Йорка».

Человеческие потери от голода составили как минимум полтора миллиона жизней. Ирландия лишилась четверти населения, и ответственность за эту катастрофу целиком лежит на британском правящем классе. Английские элиты поощряли бегство неблагонадежных папистов, а некоторые лендлорды помогали своим крестьянам уехать в Америку, считая это гуманным актом.

На самом же деле, голодным можно было помочь, даже за счет внутренних ресурсов Изумрудного острова, потому что в 1845-1849 годах землевладельцы продолжали продавать продовольствие на внешние рынки, а экспорт мяса даже возрос — за счет увеличения площади пастбищ.

Однако английская буржуазия хотела получать прибыль, а не спасать умирающих католиков. В то время как турецкий султан Абдул-Меджид отправил в Ирландию большой груз продуктов и крупную сумму денег — и в память об этом на гербе ирландского города Дроэда размещена звезда с полумесяцем.

Этот голод, который рассматривается ирландцами в качестве геноцидной этнической чистки, не был исключением в британской истории. К примеру, такие трагедии не раз случались в Индии — самой богатой части колониальной империи, которая могла с избытком обеспечивать себя продовольствием. Великий голод в Бенгалии, который стал следствием политики Ост-Индской компании, унес жизни десяти миллионов человек, потому что британские откупщики ограбили их до нитки, изгоняя индийцев с земельных наделов, без возможности добыть себе пропитание.

«Они отбирали все до последнего фартинга у несчастных крестьян; последние, не желая покидать свои старые жилища, подчинялись требованиям, которые не могли выполнить», — рассказывал об этом преступлении современник.

А в 1943 году, в результате массовых конфискаций продовольствия, которые проводили в Индии колониальные власти, от голода погибло свыше трех миллионов бенгальцев.

Однако эти истории не стучат в сердце Джозефа Байдена — несмотря на тяжелую судьбу его ирландских прадедушек. Американские власти не поднимают тему британских голодоморов, и не используют ее в своей лукавой внешней политике, не желая осложнять отношения с союзниками из Лондона.

В начале года в Белом доме заявили о том, что не будут занимать сторону Ирландии в урегулировании таможенного спора с британской короной. И нет никаких сомнений, что Байден не будет добиваться территориальной целостности Ирландской Республики, чтобы она восстановила контроль над исторической провинцией Ольстер.

Внимание к теме украинского голодомора является в этом свете обычной избирательной памятью. Американские власти используют ее с лицемерным цинизмом — исключительно из потребностей текущей политической конъюнктуры. А вовсе не потому, что их по-настоящему волнует судьба погибших от голода украинцев — как и судьба их современных потомков.

Андрей Манчук

John Dou