ЯЙЦА ДЛЯ БРЮССЕЛЬСКОГО ОМЛЕТА

11 июня 07:09NK

Итак, г-н Жозеп Боррель, "министр иностранных дел" ЕС, изложил все как есть: "Санкции, конечно же, затронут белорусскую экономику, однако для нас приоритетны гражданское общество, независимые СМИ и верховенство права. Мы намерены подтолкнуть эту страну к свободным и справедливым выборам. Мы хотели бы нацелить наши санкции на Лукашенко и его окружение, стараясь избегать их влияния на обычных граждан. Однако нельзя приготовить омлет, не разбив яиц".

Таким образом, в понимании г-на Борреля "омлет" - это установление в Белоруссии власти их ныне беглых марионеток, и ради приготовления этого вкусного омлета они готовы бить любое количество яиц, каковыми в их понимании являются обычные граждане Белоруссии. Невозможно отрицать, очень честно сказано, и всплывает в памяти белградская речь Йенса Столтенберга: "Я знаю, многие сербы все еще обижены за бомбежки 1999 года, но это было сделано для защиты гражданских лиц и свержения Милошевича. И самое главное, мы должны смотреть в будущее". Тоже, согласитесь, предельно честно: и албанское гражданское население защитили, дав боевикам из UÇK возможность оторвать Косово от Сербии, по ходу вычистив "неверных, и Милошевича свергли, и уже тогда смотрели в будущее, - на грядущий белорусский "омлет", - искренне огорчаясь, что лишенные будущего сербские "яйца" на что-то все еще обижены.

Честно: даже не знаю, что сказать. Полностью уверен только в том, что у Батьки с яйцами все в порядке, и уроды, куснув, зубы сломают, а что касается граждан Белоруссии, то им, - то есть, тем из них, кто не считает себя яйцами для омлета, - есть смысл прислушаться к рассуждениям Андрея Муковозчика...

putnik1

Санкции – это желание видеть белорусский народ голодающим и вымирающим. Можно сказать, новый фашизм и нью-геноцид

Знаете, я бы за одно только слово «санкции», произнесенное в адрес родной страны, уже начинал бы бить в морду. Нет, административное и уголовное преследование за призывы — это тоже неплохо. И, главное, уже и давно пора. Но оплеуха — это просто в довесок. От души.

Все их сказки про 3 миллиарда и 10 квадриллионов, которые свалятся на Беларусь с открытого неба, как только так сразу, — это бред. Мертвому человеку деньги не нужны. Заброшенное поле не лечат дождем. Убитой экономике не поможет ничто.

И никто — потому как ежели наша экономика убита, то ее ниши в мире и на месте займут приготовившиеся. Именно они и стоят за спиной беглых, именно они и ждут терпеливо.

Фашисты хотели освободить от нас жизненное пространство себе, а остальных нас сделать рабами у бауэров. Сегодняшние «западные демократы» хотят освободить от Беларуси пространства экономические, а оставшийся народ использовать как дешевую рабочую силу. Для этого их санкциями надо попробовать убить нашу экономику.

Вы видите принципиальную разницу между ними? Я — нет.

К санкциям призывают члены диаспор, два. Причем в основном-то — не сбежавшие только что, а давно осевшие там. Может, даже и с послевоенных, послеоккупационных, послегитлеровских лет. Пустившие корешки, приспособившиеся, нашедшие свое местечко и свою корочку хлеба. Этим-то что надо — отомстить всем нам, оставшимся дома? Типа «я натерпелся, страдал и унижался — теперь и вы там хлебните»? Там — это на родине. Там — это где его могилки остались, а может, и живые еще родители. Которых он-она снабжать будет, а остальные пусть подохнут?

И сами по себе они бы ничего не сделали, ими хороводят давние враги страны, коллаборационисты и предатели типа лондонских коллезиных («Меткий выстрел», 18.01.21). Имеющие на агентурной связи в Беларуси чекулаевых-данейко («Под плинтусом», 20.05.21, «СБ. Беларусь сегодня»).

За санкции топят, бывает, и живущие здесь «труженики свободных профессий». Предприниматели-ипэшники, галерейщики и рестораторы, айтишники и фитнес-тренеры… те, чья зарплата не связана напрямую с тем, будет работать «Нафтан» или нет, заберут рынки у МАЗа-­БЕЛАЗа или обойдется.

Услышьте, поймите и запомните: таким эгоистам все равно, будет ли у рабочего зарплата. У его жены — платье, у его родных — лекарства, у детей — садик или, не дай бог, лечебница. Они о не стоящем их внимания, требуя или поддерживая санкции, даже не подозревают. Вот вы задумываетесь над страданиями комара? — у них примерно так же, только комары — это мы с вами. Нас надо прихлопнуть, хоть санкциями, хоть чем, — и их пикничок наладится.

Но возьми ты их за грудки, такие «раскаиваются», «приносят извинения», «просят не наказывать строго» и забиваются под лавку. Когда даже не санкция, а пощечина касается лично их — это меняет дело. И мировосприятие окружающего.

Или бегут — чтобы уже оттуда, корежась от злобы, требовать санкций на родную страну. И если для западников санкции — это nothing personal, it’s just business, ничего личного — голимое бабло, то для любого нашего земляка, согражданина, бывшего соседа санкции это — сугубо личная обида и месть.

Когда говорят, что «это ради людей», — врут. Такие хотят, чтобы мы здесь голодали. Чтобы ходили в обносках. Чтобы болели и бедствовали. Все — и фермеры, и врачи. И учителя, и почтальоны. И дети, и старики. Им только тогда будет хорошо, когда нам здесь станет плохо до смерти.

Поэтому предлагаю так: у входа в каждый магазин спрашивать: «Поддерживаешь санкции против родной страны, против живущего в ней народа? Нет? Подпишись». А если да — в морду, чтоб это невероятное летело из магазина впереди собственного визга. Голодное, разумеется, чего оно нам и желает.

Полагаю, пару недель такого сбора подписей хватит, чтобы петиция нормальных людей попала во все мировые СМИ, а многие невероятные вылечились голодом. По фэншую.

Добровольцы на эти пару недель могут занять места доставщиков продуктов на дом. Чтобы перед тем как расписаться за заказ, человек расписался бы, что не желает зла своей родине. Или — ну, вы знаете.

Жаль, нельзя будет подсмотреть, как это у них там внутри будет происходить. Ведь и доходчиво же, и даже смешно-весело.

В любом случае, сплотившись и ощетинившись, мы санкции переживем. Но тех, кто на нас их требовал накладывать, запомним. Запомним навсегда.

Ничего личного — просто накипело.

Андрей МУКОВОЗЧИК