Дети кукурузы. Зачем украинский министр хочет засеять поля в Чернобыле

11 июля 05:03NK

Помните советский анекдот про старушку, которая продает на рынке радиоактивные яблочки из Чернобыля, потому что их охотно покупают для зятя или тещи? Украинские политики вознамерились воплотить сюжет в жизнь. Выступая на конференции в Вильнюсе, министр экономики Алексей Любченко предложил разбить в Чернобыльской зоне поля кукурузы

«У Украины есть Чернобыльская зона, где не используется огромное количество земель. Там можно выращивать кукурузу, потом ее переделывать в биогаз, из биогаза производить электричество», — рассказал европейцам этот гениальный управленец-изобретатель, которому наверняка удалось развеять царящую в конференц-зале скуку.

Предложение Любченко вызвало в патриотическом сообществе заметный энтузиазм. В самом деле — зачем покупать газ у страны-агрессора, если можно компенсировать его за счет чернобыльской кукурузы? Комментаторы уже шутят, что она наверняка вырастет до аномальных размеров и будет давать украинцам свет. А работающие на полях фермеры превратятся в монстров, как в знаменитом фильме «Дети кукурузы», который экранизировали по рассказу классика американского хоррора Стивена Кинга.

Проблема в том, что украинские черноземы и так давно засеяны кукурузой, несмотря на то что она истощает украинские почвы. Значительную часть этого урожая продают на экспорт для производства того самого биотоплива, однако это не принесло самим украинцам никаких особенных дивидендов. А министр экономики, скорее всего, лоббирует интересы глобальных мировых ТНК, которые стремятся расширить свои украинские латифундии.

Впрочем, чиновники строят насчет будущего Чернобыльской зоны самые разнообразные планы. Они мечтают превратить ее в мощный туристический кластер — после того как Чернобыль прорекламировали создатели популярного американо-британского сериала от НВО. Однако эти планы подрывает коронавирусная пандемия. В течение 2020 года Припять посетили всего 255 иностранцев, и уже ясно, что их число вряд ли серьезно вырастет в текущем сезоне.

Однако дело не только в ковиде. Украина рискует потерять популярные чернобыльские объекты, которые разрушает время, разбирают мародеры и уничтожают катастрофические пожары. Потому что постмайдановские менеджеры способны декоммунизировать все, что когда-то строили их предшественники.

Постоянные возгорания больше всего мешают дезактивации Зоны отчуждения. Только по официальным данным, в прошлом году на ее территории сгорело не менее 12,7 тысячи гектаров территории Чернобыльского биосферного заповедника. Выгорели печально знаменитый «Рыжий лес», советский молодежный лагерь «Изумрудное», где жили первые ликвидаторы катастрофы, а также двенадцать покинутых сел, которые хорошо сохранились и привлекали внимание посетителей.

По предварительным оценкам, повреждено около 30% объектов, представляющих потенциальный интерес для туристов. Но независимые наблюдатели считают эту информацию излишне оптимистичной. Притом что каждый такой пожар с неизбежностью повышает радиационный фон, поднимая в атмосферу захороненные в почве радиоактивные элементы.

Однако объекты Чернобыльской зоны разваливаются и без огня, просто потому, что на них ни разу не проводились работы по консервации и ремонту. Прогулки по Припяти рискованны не столько из-за радиационного фона — куда опасней провалиться вместе с обветшавшей бетонной лестницей, и такие инциденты уже случались в ее заброшенных зданиях.

«К сожалению, со временем объекты, находящиеся в Чернобыльской зоне, постепенно разрушаются. Если не принимать никаких мер, то зона с годами будет опустошаться. Этого нельзя допустить, ведь наше наследие — это не только местность вокруг электростанции, но и здания, которые находятся на ее территории», — комментирует эту ситуацию министр культуры и информационной политики Украины Александр Ткаченко. Хотя все знают, что счет идет не на годы, и если тянуть с ремонтом, от чернобыльских объектов уже вскоре останутся одни непрезентабельные руины.

При этом украинский Минкульт рассчитывает включить Зону отчуждения в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО одновременно с отбитым у врагов рецептом борща. Ведь за тридцать лет независимости в Украине не создано ничего, что могло бы по-настоящему заинтересовать большой мир. И ее руководителям приходится паразитировать на советском наследии вместе с попытками приватизировать архаическую овощную похлебку.

Однако власти не занимаются спасением чернобыльских локаций, ограничиваясь декларативными жестами и косметической показухой. За минувший год в Припяти сподобились починить знаменитое колесо обозрения, да и то потому, что ему угрожало обрушение, чреватое возможными жертвами и скандалами. А недавно правительство взяло под охрану гигантскую загоризонтную радиолокационную станцию «Дуга», которую наконец внесли в Государственный реестр недвижимых памятников Украины. Но к этому времени РЛС основательно обглодали охотники за радиоактивным металлом, и никто не помешает им разбирать такие объекты дальше.

Этот криминальный бизнес продолжает процветать в Зоне отчуждения даже спустя тридцать пять лет после катастрофы. Киевская областная прокуратура официально обвинила в нем недавно уволенного директора Чернобыльской АЭС, который продал в 2019 году более 500 тонн радиационно загрязненного металлолома. Реализуют и загрязненную радиацией древесину, причем экологи связывают с этим систематические пожары. Леса могут умышленно поджигать для того, чтобы огонь укрыл следы масштабных незаконных порубок.

Наконец, весной нынешнего года украинское правительство выдало лицензию на эксплуатацию хранилища отработанного ядерного топлива, которое обеспечивает крупная американская корпорация. Это решение, на котором хорошо заработают западные подрядчики, окончательно определило дальнейшую судьбу Зоны отчуждения. В течение ближайших двадцати лет здесь будут складировать и утилизировать радиоактивные материалы. А это не только создает дополнительные экологические угрозы, но и подрывает надежды на социально-экономическую реабилитацию Припяти и Чернобыля.

Хранилище законсервировало Зону в ее нынешнем виде. В его окрестностях не будут строить населенные пункты, возле нее небезопасно заниматься сельским хозяйством, хотя эта проблема, похоже, не беспокоит кукурузного чиновника Любченко.

Территория с ядерными могильниками может использоваться разве что в целях экстремального туризма или для выпрашивания очередного международного грантового доната. Но не для того, чтобы она стала по-настоящему безопасной и на ней вновь появились села и города.

Этот прекрасный уголок украинской земли останется прозябать в хроническом запустении. Со временем он превратится в груду руин, где будут запугивать кошмарами тоталитарного прошлого, чтобы новые «дети кукурузы» обвиняли его в проблемах независимой Украины.

Андрей Манчук