Борьба с коронавирусом в Германии: центр решил взять ситуацию в свои руки

22 апреля 15:43ТАСС

Бундестаг принял в среду в третьем чтении поправки в Закон о защите от инфекционных заболеваний, который позволяет властям в Берлине вводить единые правила борьбы с пандемией в районах и городах на территории всех земель ФРГ в случае ухудшения там эпидемиологической обстановки. За законопроект проголосовали 342 депутата, против — 250, а 64 парламентария воздержались.

После того как в четверг изменения утвердил Бундесрат (палата представителей федеральных земель) и подписал президент Франк-Вальтер Штайнмайер, они могут уже на выходных вступить в законную силу.

Поправки, которые стали в Германии предметом ожесточенных дискуссий, являются новым этапом как в борьбе с пандемией, так и в противостоянии центра и регионов страны в части реализации карантинных мер. Дискуссии в парламенте проходили на фоне масштабной акции протеста, собравшей недалеко от стен исторического здания рейхстага, где заседал парламент, около 8 тыс. человек.

Сторонники изменений, а это прежде всего представители правящих партий — блока ХДС/ХСС и Социал-демократической партии Германии, аргументируют свою позицию тем, что договоренность о так называемом режиме "экстренного тормоза" (возвращении к локдауну при ухудшении ситуации) была уже ранее достигнута федеральными и земельными властями, но непоследовательно реализуется регионами. В этой связи, по их мнению, поправки вносят законодательную ясность.

Противники законопроекта в Бундестаге — "свободные демократы" (СвДП), "Альтернатива для Германии" и Левая партия — заявили, что речь идет о вмешательстве в основные права и свободы, нападении на германский федерализм и по сути попытке правительства расширить свои полномочия. "Зеленые", которые все как один воздержались во время голосования, указывают лишь на то, что поправки непоследовательны и не обязательно помогут привести к сокращению числа заражений коронавирусом. СвДП уже заявила, что направит жалобу в Конституционный суд ФРГ с просьбой проверить законность таких мер.

Что предусматривают новые поправки?

Изменения в Закон о защите от инфекционных заболеваний предусматривают, что в случае, если в том или ином районе или городе Германии еженедельный прирост инфицированных будет превышать 100 человек из расчета на 100 тыс., то федеральные власти будут вправе немедленно вводить там жесткие карантинные меры. Они будут действовать, пока не произойдет устойчивого снижения данного показателя.

Это означает, что встречаться в частных домах и квартирах будет позволено только максимум с одним человеком из другого домохозяйства. Кроме того, с 22:00 до 05:00 будет введен комендантский час — нельзя будет покидать пределов собственной квартиры или участка за рядом исключений. К которым, например, относится необходимость получения медицинской помощи для себя и близких, посещение рабочего места или освещение журналистом тех или иных событий. В то же время разрешено будет заниматься спортом на свежем воздухе до полуночи, но только в одиночестве.

Локдаун предполагает закрытие ресторанов, бассейнов, саун, ночных клубов, борделей, соляриев, фитнес-залов, массажных салонов, театров, опер, кинотеатров, музеев, выставочных залов и даже мемориалов. Непродовольственным торговым точкам будет разрешено принимать клиентов лишь в случае подтверждения ими отрицательного результата теста на коронавирус или по записи. При повышении еженедельного прироста заболевших до уровня в 150 человек можно будет лишь забирать заказанный товар.

Исключение делается только для продовольственных, хозяйственных магазинов, аптек, бензоколонок, зоо- и строительных магазинов, книжных лавок, а также некоторых других — зоопарков и ботанических садов, парикмахерских. Однако их владельцы обязаны обеспечить выполнение санитарных норм и правил социальной дистанции. В ресторанах можно будет заказывать еду навынос или доставку на дом. Отелям при ухудшении эпидемиологической обстановки запрещается размещать туристов.

При повышении еженедельного прироста до уровня в 165 человек школы, университеты, детские сады и прочие образовательные учреждения полностью переводятся на режим онлайн-обучения.

Правда, эти поправки ограничены сроком действия и будут оставаться в силе пока до 30 июня.

Земли игнорировали согласованные решения

Давление на федеральный центр в связи со стремительным распространением коронавируса и одновременно недовольством населения карантином велико как никогда прежде. За последние сутки число новых случаев заражения составило более 29 тыс. и остается последние недели на стабильно высоком уровне. На одной из последних встреч в начале марта федеральные власти и регионы договорились постепенно вводить послабления карантина. Но, как я отмечал выше, обязательным условием было определено, что еженедельный прирост инфицированных не должен превышать 100 человек из расчета на 100 тыс.

Однако на практике многие земли ФРГ ввели послабления и даже после того, как ситуация опять значительно ухудшилась, оставили их, ссылаясь на свои полномочия. В силу германского федерализма последнее слово по реализации решений переговоров канцлера Ангелы Меркель и премьер-министров регионов всегда оставалось за землями. В итоге, например, Саар и Шлезвиг-Гольштейн разрешили ресторанам открывать уличные террасы, в Берлине доступны для посещения музеи и выставочные центры, ряд регионов отказался вводить комендантский час, а если и ввел, то на своих отличных друг от друга условиях.

На мой взгляд, здесь центр по-своему прав — если бы земельные власти придерживались "правила экстренного тормоза", то новое распределение полномочий и не потребовалось бы.

Нужно понимать, что изменение обязанностей федерального правительства и регионов в Германии отнюдь не является каким-то пустяком. Наделенные широкими полномочиями земли — это урок, который ФРГ вынесла из собственной истории: пребывание у власти национал-социалистов показало, что центральное правительство страны никогда больше не должно иметь неограниченной власти. Как следствие, позиции федеральных земель в соответствии с послевоенной конституцией были значительно усилены.

"Лоскутное одеяло"

Во время пандемии германский федерализм проявил себя во всей красе. Согласно основному закону, правительство ФРГ отвечает за "меры по борьбе с опасными для общества заразными заболеваниями", однако при этом подчеркивается, что исключительно за землями остается право решать, как их претворять в жизнь. В Законе о защите от инфекционных заболеваний в редакции от ноября 2020 года указывается, что власти регионов должны лишь "стремиться" к выполнению общефедеральных решений.

Результат — "лоскутное одеяло" самых разных мер и конкуренция земель в борьбе за проведение "правильной" антикоронавирусной политики. Где-то вводятся послабления, где-то ужесточения, кто-то открывает школы и строительные магазины, а кто-то устанавливает полный локдаун и комендантский час или обязанность тестировать всех подряд. В Гамбурге или Бранденбурге другие правила, нежели, скажем, в Рейнланд-Пфальце или Баварии. Такова оказалась реальность.

Пока число новых случаев заражения сокращалось, подобная ситуация представлялась в положительном свете: посмотрите, наша стратегия реагирования действует в зависимости от условий в каждом регионе, наша федеральная система лучше подходит для борьбы с COVID-19. Однако уже в течение последних нескольких недель взять ситуацию под контроль не удается. Граждане совершенно не понимают, где и какие меры принимаются, не видят их логики. Голоса о необходимости введения единообразных норм зазвучали в эту третью волну пандемии куда громче.

Перед Пасхой канцлер Меркель подвергла резкой критике некоторые земли за непоследовательную реализацию согласованных мер. Тогда она и пригрозила, что центр инициирует поправки в закон в случае, если "в обозримом времени" не произойдет улучшения ситуации. Его так и не произошло.

Интересно то, что не все земельные премьер-министры восприняли в штыки идею введения "федерального режима экстренного тормоза". Например, Армин Лашет и Маркус Зёдер, главы самого густонаселенного региона ФРГ, Северного Рейна — Вестфалии, и самой большой по площади земли, Баварии, поддержали поправки, то есть ограничение собственных полномочий. Однако следует признать, что они оба вели борьбу за право выдвижения кандидатом в канцлеры от блока ХДС/ХСС на предстоящих выборах в Бундестаг.

Против законопроекта до недавнего времени выступали власти Берлина в лице правящей в городе Социал-демократической партии Германии. Их понять тоже можно — в столице еженедельный прирост инфицированных значительно превышает 100 человек из расчета на 100 тыс. населения, то есть новые правила здесь фактически необратимы.

Один из инициаторов изменений Норберт Рёттген подчеркнул, что речь идет не об ослаблении земель, но о том, "чтобы федеральное правительство вообще могло действовать" в сложившейся ситуации, поскольку рычагов и инструментов повлиять на регионы в вопросе принятия мер у центра доселе практически не было. В этой связи Меркель и нажала на тормоз, прежде чем поезд окончательно сойдет с рельсов. Безусловно, тем самым она выразила вотум недоверия тем земельным властям, которые не реализовывали решения.

В чем минус?

На ситуацию с германским федерализмом и новыми поправками можно взглянуть и иначе. Объявление правительством общего локдауна не позволяет этому самому федерализму проявить свои сильные стороны. А именно продемонстрировать способность по-разному реагировать на отличающиеся исходные ситуации, опробовать различные концепции и наметить лучший путь по выходу из коронавирусного кризиса.

Теперь же при превышении показателя еженедельного прироста инфицированных власти районов и городов будут вынуждены исполнять требования закона, независимо от того, с чем связано увеличение числа случаев заражения, произошло ли оно на одном предприятии или происходит повсеместно.

Всем, кто выступает за расширение полномочий центра, можно напомнить о Франции. Соседняя с Германией страна показывает, что строго централизованное руководство вовсе не является гарантией успеха в борьбе с вирусом.

Эффективность введения ночных комендантских часов вызывает вопросы, прекращение работы школ и вовсе посягает на исконные права земель, в ведении которых находится образовательная политика, а многие решения о закрытии магазинов ранее уже пересматривались местными судами.

Ситуация вокруг "Спутника V"

Насколько позиции правительства ФРГ и земель порой разнятся, можно видеть на примере отношения к российской вакцине "Спутник V". Ряд регионов, в частности Бавария, Мекленбург — Передняя Померания, Саксония, изъявили желание в одностороннем порядке заключить предварительные контракты на поставку препарата после его одобрения в ЕС, в то время как государственные власти бездействовали и отсылали к Брюсселю.

7 апреля власти Баварии все же заявили о намерении как можно скорее начать поставки "Спутника V" в случае его утверждения Европейским агентством лекарственных средств (ЕМА) и заключили меморандум о намерениях с Российским фондом прямых инвестиций о возможном импорте и производстве препарата. Подписать сделку решили и власти Мекленбурга — Передней Померании, которые напрямую посетовали на бездействие центра в условиях нехватки вакцин. Только после этого министр здравоохранения ФРГ Йенс Шпан сообщил, что Германия намерена провести переговоры с российской стороной.

В Евросоюзе такой отказ от европейской солидарности далеко не всем нравится. Одним из противников закупок "Спутника V" является комиссар по вопросам внутреннего рынка Тьерри Бретон, который неоднократно заявлял, что российская вакцина не нужна ЕС. По его мнению, "Спутник V" "придет попросту слишком поздно", поскольку якобы "должны пройти многие месяцы, прежде чем удастся наладить и запустить соответствующее производство".

США тоже раздражены односторонними действиями Германии. Газета Bild со ссылкой на собственные источники писала, что Вашингтон даже изучает, не могут ли планы ФРГ заказать вакцину рассматриваться как нарушение санкций, введенных США из-за инцидента с Алексеем Навальным. Два российских научно-исследовательских центра, которые принимали участие в разработке и тестировании "Спутника V", находятся в санкционном списке США. Bild отметила, что "соответствующие сигналы были получены в Берлине".

В Германии, однако, полагают, что заказ еще одного препарата от коронавируса, будь то из России или другой страны, поможет быстрее справиться с пандемией. И стоит признать, что активность земельных властей в таких вопросах значительно выше, чем у федерального правительства.