Америкой правят цифровые гиганты

31 января 11:34NK

11 ноября 2016 года, после победы на выборах президента США, Дональд Трамп представил переходную команду, которая должна была помочь ему подготовить переселение в Белый дом. Среди сенаторов, юристов, гуру пиара и прочих выделялось следующее имя: Питер Тиль, один из самых влиятельных инвесторов Кремниевой долины, создатель платежной системы PayPal и аналитического предприятия Palantir Technologies (оно сотрудничает в том числе и со спецслужбами). Он был единственным известным представителем IT-индустрии, который поддержал нью-йоркского миллиардера. В результате он стал символом противостояния Трампа и интернет-гигантов, продолжавшегося до самого конца президентского срока.

Четыре года спустя мы видим совершенно иную картину. Когда Джо Байден выиграл выборы по итогам неспокойной кампании 13 ноября прошлого года, к нему сразу же потекли поздравления из Кремниевой долины, в частности от главы Amazon Джеффа Безоса, операционного директора Facebook Шерил Сэндберг и основателя Microsoft Билла Гейтса.

Последствия для интернета

Ничего удивительного: откровенно продемократический настрой Кремниевой долины ни для кого не секрет. По окончанию президенства Барака Обамы несколько сот его советников пополнили ряды этих предприятий: более 200 оказались в одном только Google. Еще один интересный момент, по сведениям Центра ответственной политики (он подробно анализирует финансирование американской политической жизни), из 36 миллионов долларов, которые были перечислены сотрудниками отрасли на президентскую кампанию, штаб Дональда Трампа получил всего 2%. Кроме того, после новости о победе Байдена, IT-предприятия сразу встали на службу нового президента: целый ряд их сотрудников выразили желание влиться в новую команду. Twitter, Google, Facebook, Uber, Amazon, Airbnb, все большие бренды отрасли, не говоря уже об инвестиционных фондах, университетах, НКО и т.д. Список сотрудников Байдена напоминает «Кто есть кто» Кремниевой долины.

Связи демократов с IT-индустрией не обошлись без последствий для интернета. После выборов 2016 года и голосования британцев за Брексит левые из американского Конгресса регулярно критикуют Кремниевую долину за чрезмерное попустительство в том, какие заявления звучат в интернете. Победа Трампа в 2016 году, распространение электронной переписки из штаба Эммануэля Макрона в 2017 году, убийства в Крайстчерч в 2019 году — все это лило воду на их мельницу. В 2019 году проигравшая Трампу Хиллари Клинтон заявила, что Марк Цукерберг должен «заплатить» за нанесенный удар по демократии. Параллельно с этим Александра Окасио-Кортес, пассионария демократов из Палаты представителей, обвинила основателя Facebook в том, что он «принимает активные и агрессивные решения, которые ставят под угрозу выборы». В прошлом году Джек Голдсмит, один из самых известных гарвардских преподавателей права, выпустил в The Atlantic статью о том, что «в споре насчет свободы или контроля в интернете Китай прав, а США неправы». Он также добавил, что «существенный надзор и контроль над риторикой представляют собой неизбежные составляющие зрелого и процветающего интернета». В апреле 2020 года конгрессмен от Калифорнии Адам Шифф потребовал от Google в официальном письме бороться с «дезинформацией» о коронавирусе, хотя официальная позиция уполномоченных органов менялась чуть ли не каждый день.

Брошенный лидерами демократов камень пустил большие волны в Кремниевой долине. Так, в разгар американской предвыборной кампании 2016 года многие сотрудники Facebook стали открыто требовать на собраниях с руководством, чтобы предприятие приняло меры противодействия победе Трампа. После выборов их голоса стали звучать еще громче. Решение президента приостановить выдачу виз гражданам стран, которые считаются враждебными США, вызвало целую бурю негодования в штате крупных компаний. Те в свою очередь почувствовали перемену ветра и решили переориентироваться по идеологическому компасу сотрудников. «В центре критики оказался Facebook. Марка Цукерберга вызвали в Конгресс и Европейский парламент, где ему пришлось пообещать навести порядок», — напоминает эксперт Лоран Гайяр.

Именно этот процесс идет вот уже пять лет, становясь все более заметным. В первую очередь манипуляции коснулись алгоритмов. Это ПО автоматически решает, какой контент следует показывать пользователю в зависимости от его предпочтений, что является для него важным и необходимым и т.д. Алгоритмы регулярно обновляют для «улучшения пользовательского опыта». Например, Google каждый год вносит порядка 3 600 изменений в поисковик. Facebook в свою очередь ежегодно проводит несколько больших модификаций. Кроме того, эти корректировки все более явно идут в одном ключе.

Интернет-гиганты наводят порядок

Как пишет сайт Westernjournal, изменения в Facebook c 2018 года привели к 14% снижению числа пользователей, которые перенаправлялись на консервативные сайты, тогда как аудитория их прогрессивных конкурентов увеличилась на 2%. «Речь идет о так называемом „законе Конвея": из него следует, что ПО всегда напоминает своего создателя», — отмечает Лоран Гайяр. Раз в Кремниевой долине росла враждебность к консерваторам, то же самое стало и с алгоритмами.

На первый план также выплыли нападки на идеи, которые были признаны «токсичными». В 2016 году американский сайт Gizmodo писал о том, как сотрудники Facebook, которые занимались отслеживанием самым популярных среди пользователей новостных тем, продвигали статьи прогрессивного содержания и скрывали те, что отстаивали консервативные взгляды. Позднее сайт Projectveritas заснял на скрытую камеру модераторов компании-субподрядчика Facebook, которые объясняли методы цензурирования контента в поддержку Трампа. «Если на ком-то бейсболка с надписью „Вернем Америке былое величие", я удаляю фото как апологию терроризма», — сказал один из них.

Год назад война за «политкорректность» вышла на новый уровень со все более активным удалением аккаунтов в соцсетях. Расправа над Дональдом Трампом две недели назад стала нашумевшим событием, а до него Дьедонне забанили в YouTube, Facebook и Instagram. Instagram также заблокировал страницы журналисток Charlie Hebdo Коринн Рей и Лор Досси, которые выложили обложку номера, посвященную терактам 2015 года. Но самый жесткий удар был нанесен по любимой соцсети сторонников Трампа Parler, которая утверждала, что никогда не опустится до цензуры на своей платформе. Тем не менее, Amazon, на серверах которого размещался сервис, попросту разорвал договор после беспорядков в Капитолии, обвинив Parler в том, что соцсеть плодит теории заговора. Не имевший запасных вариантов сервис до сих пор недоступен пользователям.

Но как принимается решение о цензуре? Здесь все окутано туманом, и в этом заключается главная проблема. В свое оправдание Google, Amazon, Facebook и Twitter приводят пользовательское соглашение, которое действительно предусматривает наказание за распространение ненависти. Тем не менее на деле наказание зависит от желания предприятий и идет лишь в одном направлении. Почему, например, все аккаунты Трампа были удалены, но никто даже не обращает внимания на страницы иранского лидера аятоллы Хаменеи, который регулярно призывает к войне с Израилем? Почему RT называют в Twitter «связанным с российским государством», но не трогают «Аль-Джазиру», которая открыто продвигает идеологию Катара? Почему во Франции группа Génération identitaire постоянно становится жертвой нападок, но страница ассоциации BarakaCity, которая была запрещена из-за связей с исламистами, все еще доступна?

Судя по всему, удаление аккаунтов Трампа стало каплей, которая переполнила чашу терпения. Политические лидеры по всему миру (даже ярые противники бывшего президента США) заявляют о неодобрении такого решения. Это касается, в частности, президента Мексики, Ангелы Меркель и французского правительства, пресс-секретарь которого выразил «недоумение по поводу этого решения». Смогут ли эти политические заявления изменить тенденции цензуры в интернете? Честно говоря, надежды мало…