Альтернативная экономика Эрдогана. Грозит ли Турции кризис

27 марта 07:04NK

Президент призвал граждан не хранить сбережения в "матрасах"

Турецкая лира вновь начала падение, вызванное вмешательством президента в экономическую политику государства. По мнению Эрдогана, он лучше знает, как побороть инфляцию и сдержать скачок цен. Несмотря на это, международные инвесторы, от которых напрямую зависит турецкая экономика, уже начали выводить из страны капиталы.

В середине марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган отправил в отставку главу Центробанка республики Наджи Агбала. Указ о его увольнении появился после повышения регулятором учетной ставки с 17 до 19%. Таким образом в ЦБ пытались замедлить ускорение инфляции, которая разогналась почти до 16%.

Решение о повышении ставки возмутило президента Эрдогана, который не раз называл эту меру вредной для экономики. По мнению главы государства, высокий процент по займам — "матерь и отец всего зла".

В связи с этим он назначил на место уволенного Агбала профессора Университета Мармара в Стамбуле Шахапа Кавджиоглу, который станет уже четвертым главой турецкого Центрабанка за последние два года. Ранее в своих статьях для прессы Кавджиоглу писал, что повышение ставки "непрямым образом открывает путь к росту инфляции". Эта концепция точно соответсвует видению Эрдогана, но большинство мировых экономистов считают с точностью до наоборот. Согласно общепринятой теории, самый простой способ замедлить падение валюты и рост инфляции — поднять процентные ставки, удерживая тем самым цены на импортные товары.

Отставка Агбала не прошла незамеченной для рынков. На первых же торгах после смены главы ЦБ страна столкнулась с резким оттоком иностранного капитала. Курс лиры опускался на 15%, достигая исторического минимума 2020 года (более 8,5 лир за $1). Правда, позже цена укрепилась на уровне 7,92 лиры за $1.

Дешевеющая национальная валюта — все более острая проблема для Турции, где еще в январе 2020 года $1 стоил 6 лир. Однако уже в прошлом октябре лира оказалась второй наиболее быстро дешевеющей денежной единицей среди развивающихся рынков (первой стал бразильский реал). Тогда агентство Bloomberg связало обесценивание лиры с опасениями, что Анкара может быть втянута в конфликт между Азербайджаном и Арменией.

Падение удалось остановить именно повышением ключевой ставки с 10,25 до 15%. На этот шаг пошел занявший в ноябре кресло главы ЦБ бывший министр финансов республики Наджи Агбал. Под его руководством ставка выросла почти на 9%, а лира подорожала примерно на 18%. Жесткая политика регулятора также сделала турецкую валюту лучшей для кэрри-трейда в 2021 году (получение прибыли на валютном рынке за счет разной величины процентных ставок). Согласно исследованию Goldman Sachs, после назначения Агбала международные инвесторы вложили около $4 млрд в государственный долг Турции и $700 млн в акции.

Факторы риска

Из-за ослабления лиры Турция сталкивается с высоким темпом роста цен и снижением благосостояния граждан. В стране со свободными потоками капитала банки не могут выдержать баланс между обменным курсом и процентными ставками. Аналитики давно считают Турцию одним из наиболее уязвимых перед внешними факторами рынком. На настроение инвесторов влияет как глобальная экономическая обстановка, так и местные политические риски. И с тем и с другим в Турции не все гладко.

Как и все остальные экономики мира, Турция сильно пострадала из-за распространения COVID-19. Особенно пандемия ударила по туристическому сектору, который сократился на 80%. По предварительным подсчетам, это обошлось республике в сумму около $11 млрд. Также продолжается рост дефицита бюджета, который в 2020 году составил $24,7 млрд против в $21,77 млрд годом ранее. Как отмечает CNBC, по оценке некоторых экономистов фактический уровень безработицы в Турции достиг 25%.

"Поддерживаемый займами строительный бум помог сохранить популярность президента, но также увеличил внешние обязательства и поставил Турцию в зависимость от иностранных инвестиций. Дешевеющая лира означает, что банкам страны будет все сложнее обслуживать кредиты в иностранной валюте", — пишет газета Financial Times.

Переменчивая и малопредсказуемая политика турецкого руководства, усиление госконтроля над некогда независимым Центробанком также не улучшают ситуацию.

Тревожный фон создают угрозы новых американских санкций из-за покупки Анкарой российских систем С-400. Кроме того, на снижение курса мог повлиять выход Турции из Стамбульской конвенции по защите женщин, что вызвало критику в Евросоюзе и в Вашингтоне. Плохой новостью для инвесторов также стали попытки Анкары распустить крупную оппозиционную Партию демократии народов (ПДМ).

Реакция власти

Провожая непростой 2020 год, турецкий президент обещал, что ему на смену придет время "демократических и экономических реформ". Однако вместо новых достижений Эрдоган вновь принялся уговаривать турок продавать золото и инвестировать сбережения в финансовые рынки. Из-за многолетней волатильности лиры почти половина всех вкладов турецких граждан хранятся в долларах, евро и золоте.

Такие призывы уже звучали от президента в 2018 году, когда лира потеряла четверть от своей стоимости. Это произошло на фоне решения экс-президента США Дональда Трампа повысить пошлины на импорт алюминия и стали из Турции. Тогда отношения с Вашингтоном осложнились из-за ареста турецкой полицией американского пастора Эндрю Брансона.

"Я прошу своих граждан инвестировать иностранную валюту и золото в различные финансовые учреждения и использовать [эти активы] в экономике и производстве", — заявил президент на съезде правящей Партии справедливости и развития, где был переизбран ее лидером.

В целом же Эрдоган назвал ситуацию с турецкой экономикой стабильной и призвал не поддаваться панике. Кроме того, он обратился к международным инвесторам, заявив, что они могут и должны доверять "потенциалу Турции".

Дальнейшие сценарии

Руководство страны и правда уже не в первый раз сталкивается с типичной для себя дилеммой — поддержать реальный сектор экономики или сохранить благосклонность международных инвесторов. Как ни крути, а все опять упирается в вопрос о ключевой ставке. Чтобы потушить пожар на рынке другими способами, Центробанку придется продавать валютные резервы, которые и без того истощены. Согласно отчету Goldman Sachs, на который ссылается Bloomberg, в 2020 году турецкие банки потратили более $100 млрд из резервов страны на поддержку лиры. По их же данным, нынешние валютные резервы Турции составляют $35,7 млрд, чего может быть недостаточно для продолжения интервенций.

Как подсчитал портал "Финам", объем внешнего долга Турции превышает $400 млрд и по большей части номинирован именно в иностранной валюте. Только в этом году стране необходимо выплатить более $180 млрд внешнего долга.

Из-за этого эксперты все чаще опасаются введения в стране контроля над движением капитала. Это может не только окончательно подорвать доверие инвесторов, но и вызвать недовольство среди населения. Однако власти отрицают принятие таких мер.

Как заявил министр финансов республики Лютфи Эльван, Турция продолжит придерживаться принципов свободного рынка и либерального валютного режима.

При этом турецкая лира все еще испытывает мощное давление и рискует продолжить пике. "Вполне вероятно, что давление на турецкую лиру усилится", — приводит CNBC прогнозы аналитиков Goldman Sachs. Фактически это означает усиление в стране темпов инфляции.

Новый глава Центробанка уже пообещал эффективно использовать инструменты денежно-кредитной политики для обеспечения стабильности цен. Никакой другой стратегии он пока не обозначил. Что касается ключевой ставки, то, по словам Кавджиоглу, вопрос будет обсуждаться на специальном заседании Центробанка, который состоится в соответствии с графиком в апреле.

Дмитрий Беляев