Афганский синдром: пришельцы не задерживаются

12 июля 13:30NK

Наверно, самым показательным элементом той ситуации, что сложилась прямо сейчас в Афганистане, является нижайшая просьба американцев к руководству среднеазиатских стран – принять у себя около 10 тысяч афганцев, которые долгое время работали на США, а теперь могут быть уничтожены в процессе перехвата власти в Кабуле.

Как сообщает информационное агентство «Bloomberg», Соединенные Штаты «попросили Таджикистан, Казахстан и Узбекистан временно принять около девяти тысяч афганцев, помогавших американской стороне во время ее военной кампании».

Прямо в эти дни и часы американцы со своими НАТОвскими союзниками с удивительной проворностью и на большой скорости оставляют афганскую землю, на которую вторглись в 2001 году. Справедливости ради надо уточнить, что тогда – после террористической атаки на Башни-близнецы в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года – США получили мандат ООН на военную операцию против «террориста Бен Ладена», находившегося в Афганистане. Однако, пару лет спустя, НАТО перехватило у ООН флаг этой военной миссии, и стала во главе с США действовать уже по своему усмотрению.

Про Афган и события, связанные с ним, написано очень много, а теперь вот очередная глава – срочная эвакуация западных войск, так и не одержавших здесь вожделенной победы.

Теперь «сматывают удочки» и янки после 20 лет оккупации Афганистана, на которую, как в Вашингтоне открыто заявляют, было потрачено более 2 триллионов долларов. Как говорится, «лучше бы людям раздали…»

Афганские Боги неумолимы – ни одна иностранная армия не в состоянии находиться в Афганистане долгое время. Действительно, англичане дважды в XIX веке вторгались в Афганистан, и дважды были выдворены отсюда – разок даже афганцы оставили в живых только одного британского офицера, чтобы он вернулся к своим и предупредил: «Туда больше соваться не надо». Потом пришла и ушла Советская армия, оставив, к удивлению всех, о себе память, как о «шурави» - о «друге». А теперь, стремительно покидают местные горы и многонациональные силы НАТО. Лучшие армии мира не смогли справиться со здешним, практически, – партизанским движением.

Напомним, что президент США Байден объявил в марте, что «к 11 сентября 2021 года будут выведены практически все свои войска», но происходит спешный вывод с опережением графика – прямо в эти июльские дни. Это можно охарактеризовать одним словом, которое Михаил Булгаков использовал в названии своей пьесы – «Бег». Это даже напоминает бегство янки и их клевретов из Сайгона в 1975-м…

На этих днях вооруженные формирования США и НАТО покинули крупнейшую авиабазу в городе Баграм, расположенную менее, чем в полусотне километров от Кабула. Её, скорее всего, уже в ближайшее время займут подразделения «талибов». Эта организация, запрещенная в России, была создана самими американцами для борьбы против советских войск в 1980-х годах, а потом она развернула свои стволы уже в сторону новых пришельцев – из НАТО. Как уже становится понятно, уходящие западные войска оставят в ходе своего отступления много такого – и вооружения, и техники, что только укрепит мощь отрядов «талибов». Поэтому вопрос о захвате ими Кабула становится решением нескольких недель. Американская разведка полагает, что «талибы» возьмут столицу уже в начале осени.

Вот почему янки заинтересовались сохранить свою афганскую клиентуру и спрятать её до поры на территории сопредельных стран. При этом США не собираются выдавать визы афганцам, помогавшим им в Афганистане – пусть остаются у себя на месте. Это – с одной стороны. Но здесь есть и важная подоплека. В Вашингтоне собираются «уйти, но остаться» в этих краях. Покидая сам Афганистан, они намерены закрепиться в соседних странах, поскольку для США очень важен контроль над этими пространствами Центральной Азии.

Министры иностранных дел Узбекистана и Таджикистана по странному совпадению находились в эти дни в Вашингтоне, и их уговаривают подписать некоторые важные для американцев бумаги. И это напоминает старую русскую шутку: «Впустите, пожалуйста – на дворе так холодно, что спать хочется, а перекусить негде». И, если руководство двух стран уступит американским посулам, то мы получим ситуацию, что описывает их пресса: по словам источников «Bloomberg», в Вашингтоне настаивают, чтобы иметь право и возможность проводить разведку с территории сопредельных Афганистану среднеазиатских государств.

Американцы пугают своих собеседников тем, что отряды «талибов» уже подошли к границе, а армейские части правительства Кабула отходят в панике в сопредельные страны, где сдаются в плен таджикам и узбекам. Моральный дух «талибов» стремительно растет, поскольку они чувствуют победу, и выпустили в июне заявление, в котором говорится, что «за последние несколько дней мы стали свидетелями большого количества солдат, которые раньше работали на захватчиков, а теперь массово сдаются нам по всей стране. В некоторых случаях отряды до сотни бойцов сдаются со всей своей военной техникой, оружием и боеприпасами, демонстрируя свое абсолютное отвращение к администрации Кабула».

Только что газета «The Wall Street Journal» оповестила, что американское военное командование разрабатывает план экстренной эвакуации сотрудников посольства страны в Афганистане на случай прихода «Талибана» в Кабул. И ясно, что американцы бросают своих клевретов. Военный аналитик из Центра стратегических и международных исследований в Вашингтоне Энтони Кордесман уверен: «Пришло время списать со счетов Афганистан. Нет никаких признаков того, что появляется сильное, единое и эффективное афганское правительство». А бывший президент Афганистана Хамид Карзай в интервью «Associated Press» угрюмо заметил: «Международное сообщество прибыло сюда 20 лет назад с четкой целью борьбы с экстремизмом и обеспечения стабильности, но экстремизм сегодня находится на пике. Значит, они потерпели неудачу... Куда они теперь нас бросают? Полный позор и катастрофа».

Между тем, нынешний президент Афганистана Ашраф Гани находится в Вашингтоне, принят Байденом, и не факт, что этот бывший сотрудник Мирового Банка и выпускник Колумбийского университета (США) вернется туда, откуда слышен голос «Талибана»: «Настоящие представители афганского народа и будущее руководство Афганистана – это наша исламская афганская сила».

Кстати, события в который раз показывают особо продвинутым адептом «вашингтонского пути» в Восточной Европе, что американцы не будут для них «нерушимой стеной» и бросят в тот самый час, когда поймут – делать им там больше нечего. Наверно, самым показательным элементом ситуации, что сложилась прямо сейчас, является нижайшая просьба американцев к руководству среднеазиатских стран – принять у себя около 10 тысяч афганцев, которые долгое время работали на США, а теперь могут быть уничтожены в процессе вполне возможной и скорой смены власти в Кабуле. Самим спасать «союзников» недосуг…

Но это – к слову. «Имеющий глаза, да увидит» брошенную военную базу в Баграме в полусотне километров от Кабула, откуда армия США исчезла в июльском утреннем тумане.

Почему Джи-Ай так стремительно «перевыполняют план», и куда эта американская спешка может завести ситуацию вокруг многострадального Афганистана, откуда местная война беспокоит все окружающие государства и народы? Война, которая породила массу проблем и в самом Афгане, и вокруг него – и у близких соседей, и у дальних Держав.

Попробуем пройтись по узловым точкам афганского сюжета, отметив самые важные, на наш взгляд, черты начавшихся там перемен для многих действующих лиц, а также заинтересованных сторон этой драмы.

Сначала назовем примерный круг участников нынешнего и, как полагаем, последующего, этапов развертывания афганской истории: это – афганские политические силы с разнообразными интересами, сами США, страны Центральной Азии, соседние Пакистан и Иран, страны НАТО, Китай. ШОС и Россия, наконец!

Напомним, что американцы ещё в начале весны вдруг призвали Пакистан, Россию, Китай, Индию и Турцию «делать больше для стабильности Афганистана». По сути Байден обратился за помощью к участникам ШОС – Шанхайской организации сотрудничества, в состав которой входят все крупнейшие государств Азии. В марте с.г. московская встреча по Афганистану с участием России, Китая, Пакистана и США стала очень продуктивной и продемонстрировала много общих подходов стран-участниц, о чем заявил сам госсекретарь Энтони Блинкен.

У России здесь своя позиция. Как представляется, Москва намеревается быть не «стороной конфликта», но – как, например, в ливийском урегулировании – посредником, мнение которого может стать в нужный час решающим, а также – гарантом безопасности в регионе, имеющим в руках такой веский аргумент, как вооруженные силы Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это и есть – дипломатия + силовая компонента в едином формате. Мы уже за годы афганской войны наработали контакты практически со всеми участниками, несмотря на то, что, например, движение «Талибан» запрещено в РФ, но переговоры с ним ведутся ради решения больших задач близ российских границ, в том числе в эти дни в Москве. Как заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, «Путин в курсе» (переговоров), и «контакты необходимы на фоне того, как развивается, как напряжено развивается ситуация в Афганистане, как развивается ситуация на границе Афганистана и Таджикистана. Эти переговоры необходимы».

Впрочем, и американцы, хотя и воевали с «талибами», все равно вынуждены были некогда сесть с ними за стол переговоров в столице Катара Дохе. Несмотря на то, что вместе с США в афганские горы пришла армия в сто с лишним тысяч штыков, представлявшая 45 государств НАТО и его симпатизантов из некоторых стран, желавших выслужиться перед Вашингтоном, такая «армада» не добилась ничего, и теперь уходит восвояси. Это, кстати стало мотивом для протестов в Пентагоне, где решение президента Байдена не было поддержано высокопоставленными военными, включая министра обороны Ллойда Остина. Генералы понимают, что бегство из Афгана не добавляет авторитета US Army. Хотя… Голливуд потом снимет блокбастер «Афганский триумф», про то, как «янки там всех победили».

Так какие выгоды все-таки получают США? Прежде всего, это – экономия денег, которых уже катастрофически не хватает. Конечно, экономия на афганском направлении будет для Вашингтона важной. Трамп, пока был у власти, заявлял, что военное вмешательство США на Востоке стоило им с 2001 года 6 триллионов долларов. Поэтому экономия будет весомая.

У Байдена есть задача – продолжать противостояние с Китаем, и ему надо бы, в соответствии с новой «военной доктриной», сформулированной ещё в 2011 году относительно перевода американского целеполагания на регион Pacific Ocean, потратить имеющиеся доллары не в Афганистане, а на Тихом океане. В Белом доме откровенно говорят, что после вывода отсюда войск внимание Пентагона и ресурсы станут ориентированы на «борьбу с вызовами в Индо-Тихоокеанском регионе».

Показательно, что Великобритания намерена каким-то образом, но остаться в Афгане, а точнее – в регионе Хартлэнда или «Срединной земли» в центре Евразии. Премьер-министр Борис Джонсон на днях во время выступления в Палате Общин парламента объявил: «По очевидным причинам я не раскрываю графика вывода наших сил, но я могу сказать, что большинство персонала уже выведено». «Большинство персонала»… Значит, кто-то остается? «Все британские военные, кто нес службу в рамках миссии НАТО в Афганистане, возвращаются домой», - подчеркнул Джонсон. А кто «не в рамках мисси НАТО» должны, судя по всему, остаться? Опять англичане что-то недоговаривают. Недаром же замминистра обороны Соединенного Королевства Джеймс Хиппи в той же Палате общин заявил: «Мы, безусловно, оставляем за собой право противостоять террористическим угрозам Соединенному Королевству, которые могут вновь возникнуть в Афганистане».

Присутствие Британии в этом регионе Азии всегда являлось дестабилизирующим фактором. Будут ли у Лондона возможности активно влиять на ситуацию – это вопрос. Но его заинтересованность остаться в большой Игре – уже проявлена.

Афганское многообразие

Собственно, само афганское общество многообразно, многонационально и раздроблено. Обратите внимание на карту, демонстрирующую, на скольких языках говорит население Афганистана. Язык межнационального общения в Афганистане – это язык дари (местный вариант фарси). Он является родным, примерно, для половины населения Афганистана, еще около 40% жителей владеют языком дари, как вторым языком.

На языке пушту говорят пуштуны – около 40% населения. В основном, как видно на карте, они живут на юге Афганистане, на границе с Пакистаном (в Пакистане же проживает основная масса пуштунов). Также население говорит на узбекском, туркменском и ряде других языков. Страна реально – многонациональная.

В политической плане сейчас там, если не ошибаемся, три главных силы, а также ряд региональных, хорошо вооруженных движений, прежде всего – на границах со странами Центральной Азии.

Эти три главные политические силы:

– центральное правительство в Кабуле, которое прежде имело поддержку со стороны США и их союзников, а отныне эта поддержка будет весьма эфемерна;

- движение «Талибан» (запрещено в РФ), которое было создано американцами для борьбы против советских войск в 1980-х годах, а потом развернуло свои стволы уже в сторону пришельцев из НАТО;

- и, наконец, самые новые пришельцы – террористы ИГИЛ (Исламского государства, запрещенного в РФ), воспитанные и вооруженные американцами в Ираке и в Сирии, а ныне переброшенные оттуда в Афганистан.

Да, там есть этот важный фактор, обостряющий положение дел. Опасность ситуации, в том, что террористы ИГИЛ (Исламского государства, запрещенного в РФ), воспитанные и вооруженные американцами в Ираке и в Сирии, а ныне переброшенные оттуда в Афган, – это реальная угроза Средней Азии с Юга. Вот это – настоящий вызов для Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Впрочем, этих «пришлых» исламистов ненавидят сами «талибы», и драка здесь намечается серьезная. Афганистан, похоже, может погрузиться в новую войну «Талибан» vs ИГИЛ. И оружия у них масса – осталось оно здесь после НАТОвского похода в большом количестве…

Также можно предположить с высокой долей вероятности, что Афганистан уже скоро получит новое правительство. Американская разведка в конце июня сделала вывод о том, что нынешнее правительство Афганистана рухнет не более, чем через шесть месяцев после завершения вывода американской армии. Надо напомнить, что «талибы» были у власти в 1990-х годах до американского вторжения. И они, кстати, сумели навести свой порядок, поэтому страна 10 лет жила без серьезных потрясений. «Талибы» тогда запретили выращивать мак и блокировали то, что сегодня – под оккупацией НАТО – стало для афганцев самым прибыльным бизнесом, а именно – производство наркотиков. Мы об этом не раз напоминали, например, в материале «Почем опиум для народа?» После прихода янки опиумный бизнес поднялся на суперприбыльную высоту, что, по некоторым оценкам, было предлогом длительного пребывания армии США на этой земле. К 2017 году объем площадей посевов мака в Афганистане, только по официальным данным, достиг 350 тыс. гектаров.

Но американцы уходят, а их местные союзники теперь не знают, где попрятаться от наступающих сил «талибов», которые занимают одну провинцию за другой.

В эти дни появился один весьма экстравагантный слух: слова Байдена, сказанные на встрече в Белом доме с президентом Афганистана Гани о том, что «правительство Афганистана способно устоять после вывода войск США», можно, мол, трактовать совершенно неожиданно. В этой связи звучат предположения, что Афганистан может быть разделен на два государства, если американцы сторгуются с «талибами», чтобы те получили свой огромный кусок территории на северо-западе, а земли вокруг Кабула и к юго-востоку от него оставались бы под контролем правительственных сил, которые будут получать поддержку от США…

Беспокойство в Центральной Азии

Теперь обратим внимание на ситуацию в странах Центральной Азии, у которых есть один тревожный фактор, но есть и один важнейший плюс.

Первое – рядом, прямо за пограничной полосой, происходит катарсис афганского кризиса-2021. Через границу бегут от огня «талибов» сотни солдат терпящих поражения правительственных войск Кабула. На приграничных территориях уже готовятся палаточные лагеря для ожидаемого наплыва беженцев. Это – безусловный минус, а также целый комплекс проблем. Однако, пока – проблем гуманитарных. Правда, еще одна серьезная проблема – возможная активизация разного рода исламистских течений и групп в самих странах Центральной Азии, но это – уже забота местных спецслужб. И, надо признать, что исламистские центры существуют везде по границам Афганистана.

Многие специалисты говорят о том, что вопрос о гипотетическом переходе войск «Талибана» на территорию Таджикистана, Узбекистана и Туркменистана маловероятен. У «талибов» в обозримом будущем видна масса забот в самом Афганистане: начиная от политического прихода к власти в Кабуле – самостоятельно или в коалиции, а также, в военном плане, впереди у них – выяснение отношений с бандами ИГИЛ, окопавшимися на афганской земле.

Специалисты отмечают, что в эти дни «талибы» целенаправленно берут под контроль пограничные переходы по всем направлениям: с Таджикистаном, Узбекистаном, Пакистаном, Ираном. Они, таким образом, блокируют уход в сопредельные страны тех элементов, что сотрудничали с американцами и НАТО, чтобы на сопредельных территориях не копились вооруженные отряды, способные воевать против них. И это – важная деталь в происходящих стремительных переменах оперативной обстановки.

Что касается неоспоримого плюса для стран Средней Азии – они находятся в составе ОДКБ, а это означает гарантированную военную помощь со стороны всех союзников, в первую очередь – России. И об этом заявил только что генеральный секретарь Организации Договора о коллективной безопасности Станислав Зась: «В Афганистане, на самом деле, ситуация ухудшается. Есть четкое понимание необходимости оказания помощи Таджикистану именно в обеспечении безопасности таджикско-афганской границы».

В эти дни идут интенсивные консультации и переговоры между руководителями среднеазиатских стран, а также между ними и руководством России. Президенты РФ и Таджикистана Владимир Путин и Эмомали Рахмон провели телефонный разговор, в ходе которого российский лидер выразил готовность оказать Таджикистану необходимую поддержку на фоне непростой ситуации на таджикско-афганской границе. Президент Рахмон также провел телефонные переговоры с главой Узбекистана и президентом Казахстана. Рахмон поручил провести мобилизацию 20 тысяч резервистов для укрепления таджикско-афганской границы.

Соседи вырабатывают общую позицию

Только что в Иране на межафганских мирных переговорах представителей правительства Афганистана, высокопоставленных республиканских деятелей и делегации «Талибан», заявлено: «Обе стороны с взаимопониманием согласились с опасностями продолжения войны и ущербом, который она нанесет здоровью страны. Стороны отметили, что война не является решением афганской проблемы. Необходимо приложить все усилия для достижения политического и мирного решения». Да, Тегеран также работает со своей ради мирного и политического урегулирования ситуации в Афганистане – глава МИД Мохаммад Джавад Зариф подтвердил готовность Ирана содействовать продолжающемуся диалогу между афганскими группировками по урегулированию нынешнего кризиса в стране. Он также подчеркнул приверженность Исламской Республики Иран к оказанию помощи во всеобъемлющем развитии Афганистана после установления мира.

В Тегеране содействуют быстрейшему поиску политического решения на базе формирования коалиционного правительства в Кабуле. При этом рассматривают вариант силового «прикрытия» своей границы от беспокойного соседа.

Что касается Пакистана, то там также готовятся к окончательному уходу НАТО и полагают, что могут оказывать влияние на ситуацию, благодаря своим тесным связям с восточными провинциями Афганистана. Поэтому, окончательно дав отрицательный ответ на возможность американского военного присутствия у себя на территории, руководство Пакистана намерено играть важную роль в формировании дальнейшей судьбы соседней страны.

Притом, что и Иран, и Пакистан заинтересованы в успокоении ситуации, здесь очень важную роль может сыграть союзный с ними Китай, который поддерживает отношения и с центральным правительством, и с «Талибаном». Уже давно на афганской территории китайцы развивают свои экономические проекты, связанные с добычей полезных ископаемых. Кроме того, через Афганистан может пролегать один из маршрутов создаваемого Китаем проекта «Один пояс – один путь», а это требует безусловной безопасности в регионе. Также для КНР важен вопрос о пресечении исламистских сепаратистских настроений в Синьцзян-Уйгурском автономном районе, граничащем с Афганистаном.

Поэтому симбиоз трех государств, заинтересованных в политическом урегулировании, может сыграть очень весомую роль в успокоении Афганистана. Одни инвестиции из Китая способны покрыть все запросы афганских разнообразных элит, чтобы те были более сговорчивы в мирном процессе, нежели продолжать войну.

И все эти граничащие с Афганистаном страны в том или ином статусе входят в ШОС вместе с Россией. Так что, потенциал политико-экономического воздействия на ситуацию в Афганистане – это шанс для ШОС проявить себя в таком суперважном для всей Азии деле – афганском урегулировании.

При присоединении к этому процессу Индии, которая пока наблюдает за происходящим со стороны, особо не проявляя здесь активность, вариант эффективного решения вопроса политическим путем – при таком мощном и заинтересованном окружении – становится весьма вероятным.

…И все-таки такое впечатление остается, что Боги, хранящие афганские просторы, не терпят в своих горах никаких иностранных пришельцев с оружием в руках.

Мария