Афганистан превращается в дом для террористов. Кто под прицелом?

03 сентября 05:36RSS feed nk.org.ua

Что будет теперь? Кризис в Афганистане не сбавляет обороты и принимает все более сложную форму. Ситуация в Афганистане, над которым «Талибан» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) установил контроль, будучи гораздо сильнее, чем в 2001 году, поднимает на повестке дня ранее невиданные процессы на пяти критически важных фронтах.

Первый — это борьба джихадистов за контроль над Кабулом. Нынешняя ситуация увеличит темп противостояния между организациями. И первые признаки этого мы уже начинаем видеть.

Во-вторых, у Китая и России появилась возможность изменить баланс сил в Азии в свою пользу. Очевидно, что регион не является и не может быть американским «тихоокеанским озером». Это не «незаменимая страна» для стабильности Азиатско-Тихоокеанского региона, как утверждалось с 1945 года, и скорее — наоборот. При этом Пекин и Москва уже давно работают над тем, чтобы превратить ошибки США в Кабуле в топливо для реализации своих национальных интересов. А «на земле» развернется российско-китайское соперничество. Экономическое наступление Китая, которое будет носить название проекта «Один пояс, один путь», и геовоенное наступление России в Центральной Азии. Однако оба процесса могут сформировать зону стратегических интересов, которая минимизирует влияние США, за счет включения Турции, Ирана и Пакистана. Однако неизвестно, найдет ли Америка, ослабленная уходом из Афганистана, какую-либо зону компенсации в Южно-Китайском море…

В-третьих, необходимость того, чтобы США во главе с Джо Байденом, которые оскандалились с процессом вывода войск из Афганистана, быстро завоевали престиж и авторитет. С точки зрения США это самая острая задача. США непросто скрыть последствия вывода своих войск из Афганистана в результате внезапного решения. Если бы Байден так не поспешил, а его предшественник — Трамп не заключил слабую сделку, предполагающую возвращение «Талибана» к власти в общих чертах, этой катастрофы могло бы не случиться. Расплачиваются за это афганцы, США, их союзники, Турция, соседи Афганистана.

В-четвертых, безотлагательность преодоления проблем беженцев и терроризма, которые определят направление на «стратегическом компасе» Европы в рамках процесса в том числе при нашем участии. В этом процессе ЕС не может игнорировать Турцию.

Пятый и, на мой взгляд, больше всего касающийся нас пункт — это повышение роли Турции, Пакистана и Катара в исламском мире. Турция — Пакистан и Турция — Катар приобрели важную силу в региональных уравнениях в Азербайджане и Ливии. Теперь Афганистан станет решающим полем этого процесса.

Хотя Турция временно приостановила полеты в Кабул, президент Эрдоган заявил, что страна приложит все усилия для стабилизации ситуации в Афганистане. Турция хочет этого, потому что это означает, что Турция может быть своего рода балансиром между Пакистаном, Ираном, Китаем, Россией и находиться в центре региона бывшей «большой игры» на важных торговых маршрутах. Вопрос о том, как будет осуществляться управление кабульским аэропортом, вызывает замешательство. Со стратегической точки зрения — работа аэропорта, хотя и играет ключевую роль в Центральной Азии, сопряжена с очень высокими рисками.

Как выглядит будущее в стране, опирающейся спиной на горы Гиндукуш? Буря неопределенности затуманивает перспективу. Конфликт между «Талибаном» и группой «Хорасан», связанной с «ИГИЛ» (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.), за контроль над Кабулом, недавние взрывы в афганской столице и последующие события показывают, что в Афганистане начнется новая борьба за власть.

Атаки и пропаганда «ИГИЛ-Х» могут заставить «Талибан» занять более радикальную позицию. «ИГИЛ-Х», появившаяся в Афганистане в 2014 году и за короткое время прославившаяся своей жестокостью, нацелена на создание «халифата» на территории Афганистана, а также Ирана, Туркмении, Узбекистана, Киргизии и значительной части граничащего с Китаем во главе с Си Цзиньпином Таджикистана.

А объединяет «ИГИЛ» и «Талибан» то, что оба проекта зародились от джихадистских идей Абдуллы Аззама (Abdullah Azzam, 1941-1989). С точки зрения Аззама — ученого палестинского происхождения, убитого в Пешаваре в 1989 году и считающегося наставником Усамы бен Ладена (Usame bin Ladin), этот регион является центром глобального джихада. Борьба за власть между двумя группами кажется неизбежной.

Афганистан может снова стать домом для террористических группировок. В таком случае возникает вопрос: приближается новая буря террора? Хотя этот вопрос следует задавать, исходя из ситуации в Афганистане, при расчете источника, направления и последствий бури необходимо учитывать, что она охватит многие страны.

John Dou